издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Снимки столетней выдержки

В Музее истории города Иркутска открылся старинный фотосалон

Вы когда-нибудь фотографировались на фоне декорации, которой больше 100 лет? Не напечатанной на современных принтерах, а той, что фотограф бережно крепил на стену своего фотосалона сотню лет назад? Вы ощущали себя дамой, которая не просто «щёлкнулась» на «Айфон» или Xiaomi, а долго готовила выходное платье и торжественно отправилась в фотографическое ателье, волнуясь, как совершится это волшебство? В Музее истории города Иркутска имени А.М. Сибирякова на несколько месяцев запущена эта «машина времени». Выставка, посвящённая Дню семьи, любви и верности, открылась 8 июля. Фотографические снимки иркутских семей конца 19 – начала 20 веков, старинные фотоаппараты всевозможных систем, ломберные столики, стулья и настоящее дамское платье начала 20 века… А главное – возможность запечатлеть себя на фоне декораций столетней давности. Как прадед и прабабушка.

Загадка Фёдора Сенженко

Фотографическая коллекция Музея истории Иркутска – одна из богатейших в городе. Фотофонд насчитывает несколько десятков тысяч экземпляров. Когда-то именно этот фонд послужил началом коллекции Музея истории города. «В 1990-х годах иркутяне, коллекционеры, решили открыть музей сибирской фотографии, – рассказывает старший научный сотрудник Музея истории Иркутска Ксения Никонова. – И одновременно возникла идея создания в Иркутске муниципального музея. Было принято решение о передаче уникальной фотоколлекции Музею истории города Иркутска. Она стала для музея прочной основой, поскольку фотофонд – это тщательно отобранные экспонаты, в основном подлинные, дореволюционные. Ещё и в хорошей сохранности. В дальнейшем коллекцию музея уже собирали из даров иркутян».

Отдельные снимки из музейного фотофонда использовались в самых разных выставках. Но впервые ко Дню семьи, любви и верности музей решил собрать на одной выставке семейные фотопортреты жителей города конца 19 – начала 20 века. В зале музея открыли импровизированный фотопавильон начала 20 века. Декорации фотографического павильона, развёрнутые на выставке, – это историческое полотно, которое использовалось в начале 20 века в одном из фотосалонов Иркутска. «Когда эту павильонную декорацию дарители принесли нам в 2017 году, мы были в полном восторге, – говорит Ксения Никонова. – Это настоящий холст, пейзаж на нём написан маслом, декорация использовалась в подлинном салоне. На этом фоне фотографировались семьями, в полный рост. У нас есть и ещё одна павильонная декорация, она немного меньше и предназначалась для фотографий, где человек сидит на стуле».

В начале 20 века фотографов в Иркутске было очень много. Павильонные декорации, попавшие в музей, принадлежали одному из них – Фёдору Севастьяновичу Сенженко. Подарила их музею внучка фотомастера Лидия Петрова Сенженко. Фёдор Сенженко родился в 1878 году в Москве. По словам внучки, в 1907 году он приехал работать в Иркутск, уже владея ремеслом фотографа. В апреле 1908 года во Владимирской церкви он обвенчался с Клавдией Сергеевной Зайцевой. Лидия Сенженко – дочь младшего из их сыновей, Петра. «Лидия Петровна не может с точностью утверждать, имел ли её дедушка фотоателье или был просто фотолюбителем, – указано в сборнике «Музейный чуланчик. Каталог подарков музею 2017 года». – Она изучила его документы. В паспортной книжке, выданной в Иркутске в 1908 году, сказано, что он числится цеховым живописного цеха города Москвы… В документах нет сведений о занятиях Ф.С. Сенженко в период с 1908-го до 1920-х годов. Можно предположить, что в этот период времени он предпринимал попытки открыть своё фотоателье, ведь подаренные музею павильонные декорации относятся как раз к этому времени».

Поиск в базе данных «Хроники Приангарья» позволил частично понять, чем занимался Фёдор Сенженко в Иркутске до революции. В газете «Сибирь» за 1914 год есть объявление, подписанное иркутским купцом Густавом Нецелем: «Настоящим имею честь довести до сведения, что мой фотографический и художественный магазин в Иркутске я продал моему долголетнему сотруднику и управляющему этим же магазином г. Фёдору Севастьяновичу Сенженко… Продажа состоялась только потому, что агентурное дело моё расширилось настолько, что уделять иркутскому магазину должного внимания я не имел физической возможности… Г. Фёдор Севастьянович Сенженко остаётся и впредь моим доверенным по агентурному делу с правом принимать заказы и учинять расчёты».

Густав Нецель, как известно, имел собственный фотомагазин на лице Большой, который считался одним из крупнейших в Иркутске. Сначала он располагался по адресу: ул. Большая, 63/2 (в 1905–1909 годах). Затем по адресу: ул. Большая, 20 (в 1914-1915 годах). Судя по газете «Сибирь» за 1910 год, фотомагазин зазывал посетителей в дом на Большой «против улицы Саломатовской», ныне Карла Либкнехта. Торговал Нецель фотоаппаратами и всеми принадлежностями к ним, желая, как отмечал сам в рекламном объявлении, «сделать этот приятный и всё развивающийся спорт» – фотографирование – доступным как можно большему количеству населения. В его ассортименте были плёнка «Кодак», все принадлежности для фотодела, волшебные фонари, граммофоны и многое другое.

Существует серия видов Иркутска 1905-1906 годов, подписанная как «Издание фотографического магазина Густава Нецеля». А поскольку Нецель упоминает о том, что Фёдор Сенженко был «долголетним сотрудником», можно предположить, что, прибыв в Иркутск в 1907 году, Фёдор Севастьянович через непродолжительное время устроился в фотомагазин Нецеля на Большой, а позже так проявил себя, что стал управляющим и сумел выкупить бизнес. Стоит упомянуть, что в газете «Иркутские губернские ведомости» за 1897 год упоминается некий Василий Севастьянович Сенженко, ссыльнопоселенец. По-видимому, это брат фотографа Сенженко. Вероятно, ссылка Василия Сенженко в Иркутск могла повлиять на решение брата приехать работать в отдалённый сибирский город. Фёдор Сенженко, по-видимому, продолжил работать фотомастером и после революции. Лидия Петровна вспоминает, что декорации деда, хранившиеся в их семье, иногда выносили на улицу, вешали на стену дома, фотографировались. èèè

Однако в октябре 1937 года Фёдор Сенженко был арестован по доносу вместе с зятьями Конрадом Нейбауэром и Густавом Эбелем, немцами. Видимо, ещё со времён работы у Густава Нецеля Фёдор Сенженко сохранил доверие и привязанность к представителям этой национальности, потому и отдал за немцев дочерей. Это и стало роковым моментом в его судьбе. Фотомастеру вменили работу на германскую разведку, статья 58-1«а», и расстреляли его в декабре 1937 года. Сейчас сотрудники Музея истории Иркутска ищут старинные фотографии, на которых были бы запечатлены те самые декорации, что передала музею его внучка Лидия Сенженко. Или фото, на которых стояла бы отметка или печать мастера Фёдора Сенженко. Но с уверенностью можно утверждать, что часть фотографий, на которых есть знак фотомагазина Густава Нецеля, могли быть сделаны Фёдором Сенженко. А у посетителей выставки есть уникальный шанс запечатлеть себя на фоне декораций фотомастера, работавшего до революции в фотомагазине купца Густава Нецеля. Но это далеко не всё, чем удивляет выставка.

Александр Юган с семьёй

– Поскольку в музейном деле сейчас используются копии, то и на стендах у нас размещены копии старинных фотографий, – рассказывает Ксения Никонова. – Но в витринах выставлены подлинные фотографии вековой давности. Например, вы увидите фото родителей одного из известнейших иркутских фотографов – Дмитрия Николаевича Мамонова, фото семейства бабушки и дедушки Почётного гражданина Иркутска Лидии Ивановны Тамм. На этой фотографии – польский ссыльный Иван Иннокентьевич Готовский, дедушка Лидии Ивановны. Он был сослан в Сибирь за активное участие в Варшавском восстании в 1863 году. Здесь он с супругой и маленькой мамой Лидии Ивановны. У нас в музее хранится целая коллекция фотографий Лидии Тамм. А для выставки выбрали вот эту – тёплую, семейную. Мы старались показать и необычные фото. Например, на одной фотографии запечатлены женщины в зимней одежде, антураж съёмок тоже зимний. Это не характерно, обычно попадаются фото людей в летнем антураже. Редки и фотографии, снятые в домашней обстановке, то есть не люди пришли в павильон, а фотограф работал прямо у них дома. Не так много сохранилось фотографий, на которых видно внутреннее убранство домов наших прабабушек и прадедов. А вот павильонных фото очень много, и они весьма и весьма разнообразны. Не так часто, как в павильонах, но любили люди фотографироваться на фоне своих домов, в усадьбе, на крылечке, в саду. Дом – это малая родина, которую люди стремились запечатлеть».

Иркутск – город многонациональный, потому большой интерес представляют фотографии бурят, татар, еврейских семей. Все снимавшиеся или их часть были в национальных костюмах. Вот, например, фото бурятских предпринимателей. Мужчины одеты в европейские костюмы, а женщины – в традиционные. Один из бурят – рыбопромышленник Ханхасаев, второй – купец 1 гильдии Родионов.

«Когда ты перебираешь много фотографий, начинаешь видеть и понимать людей той эпохи лучше, – говорит Ксения Никонова. – Люди на фото в основном не улыбаются. Это было серьёзное мероприятие: нужно было собраться семьёй, надеть всё самое лучшее, отправиться к фотографу в павильон. Долго стоять неподвижно, чтобы фотограф запечатлел тебя. На фото очень много красивых и нарядно одетых людей. Даже гордость за иркутян возникает. Смотришь на подпись к фото – это работники какой-нибудь фабрики. Но они одеты с иголочки». На выставке представлены фото Густава Энне, Ивана Булатова, Петра Милевского, Дмитрия Мамонова.

Есть на выставке и уникальная групповая фотография, в центре которой Александр Николаевич Юган, последний иркутский губернатор – он занимал этот пост с 1914-го по 1917 год, действительный статский советник. Иркутск Юган покинул после революции, и дальнейшая его судьба неизвестна. Это фото поступило в фонды одним из первых из музея Сибфото – в 1996 году. Губернатор запечатлён с семьёй, на фото есть ещё одна семья – Черных. Историю фото ещё предстоит изучать, поскольку не все фотографии, поступившие из музея Сибфото, имели легенды.

Платье прабабушки

«Изначально фотография в Иркутске появилась именно в фотопавильонах, – говорит Ксения Никонова. – А потом фотографы начали брать с собой декорации на улицы, вешали их прямо на бревенчатые стены домов. И на некоторых фото до сих пор видно, что под декорациями обычная стена дома». На одной из групповых фотографий заметно, что голова девушки была приклеена за спинами её родных позже, отдельно. Это один из первых примеров фотомонтажа. В каждом салоне работали ретушёры, это была целая фотоиндустрия. Иногда в объявлениях говорилось: «Вы можете принести с собой предмет – свой стул, любимую вазу – и сфотографироваться с ним». Поначалу фотография была очень недешёвым делом. Цена одного фото размером 6 на 4 см – 5 рублей. Для примера: пуд мяса стоил 1,2 рубля. Но такие цены были в ту пору, когда в основном снимали на даггеротипы, потом цена на фото постепенно снижалась.

– Ещё один предмет нашей гордости – подлинное женское платье начала 20 века, – продолжает Ксения Никонова. – К нам оно пришло тогда же, когда поступили декорации из фотосалона. И мы были в полном восторге, потому что подлинные платья вековой давности, да ещё и в такой сохранности – для Иркутска это удача. Их очень мало. Если пройтись по всем музеям, то найдётся десяток в лучшем случае. Каждой такой вещи мы очень радуемся. Прекрасный образец: шитьё, детали вышивки, застёжки – всё практически в идеальном состоянии. Сохранились все косточки, даже в воротнике, практически все кнопочки. Это именно наше, иркутское платье, не привезённое из других городов. Именно в таких платьях в начале 20 века дамы в Иркутске приходили в фотопавильоны на съёмки.

На выставке можно рассмотреть в деталях павильонные фотоаппараты начала 20 века. Все они разных фирм, разных производителей. «У нас достаточно большая коллекция не только фотографий, но и фототехники, – говорит Ксения Никонова. – И, конечно, это мебель – обязательные стулья, на которых усаживали фотографирующихся, высокие столики, рядом с которыми было модно сниматься стоя. Весь зал в духе старинного фотосалона».

– Для людей той эпохи фотография была способом коммуникации с родными, друзьями, которые жили очень далеко, – рассказывают сотрудники музея. – Люди стремились сфотографироваться, чтобы оставить фото себе и отправить родным. Постепенно от 1-2 фото в семье люди приходят к культуре фотоальбомов. В коллекции музея есть различные фотоальбомы, представляющие разные эпохи. Например, альбомы времён Первой мировой войны, конца 19 – начала 20 века. Такие альбомы собирали, конечно, годами. Потому в начале часто мы видим фотографии конца 19 века, а завершается альбом уже первыми годами советской власти. По альбому можно проследить историю семьи: вот жених и невеста, а вот они несколько лет спустя уже с маленьким ребёнком. На фотографиях того времени очень много детей, иногда на фото по 10 малышей. Семьи были огромными.

Фотографии – это ещё и энциклопедия моды. Ты видишь, как были одеты мужчины и женщины, какие у них были причёски, какие украшения они носили. И очень жаль, что сейчас уходит альбомная культура. Ещё в нашем детстве мы постоянно рассматривали альбомы, рассказывали друг другу о каждой фотографии, были семейные фотолегенды… Да, сегодня можно сделать мгновенные фото и разместить в соцсетях, получив сотню лайков. Но напечатанная карточка в альбоме – это иначе. В Сети обычно запечатлевается момент «сейчас». Мы его обсудили, и он ушёл. А эти вещи были на века, передавались из поколения в поколение, хранились в семьях. Мы рады людям, которые знают, что фотографии им уже по какой-то причине не нужны, и несут их в музей, а не на мусорку. Очень жаль, когда уникальные фотоальбомы попадают в мусорный бак. У нас на выставке есть фотоальбомы первого рентгенолога Иркутска Николая Ивановича Миролюбова, и они попали к нам благодаря иркутянину Альфреду Асанову, который нашел свёрток с инструментами и бумагами врача… у помойки. Если у вас в доме есть старинные фотографии и они оказались не нужны – приносите их в музей. Так вы поможете сохранить историю Иркутска!

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер