издательская группа
Восточно-Сибирская правда

На пределе актёрских возможностей

  • Автор: Арнольд Беркович

Театр всегда испытывает сложности в поисках актрис на роль героини. И это потому, что к актрисам, претендующим на это амплуа, предъявляются повышенные требования.

Во-первых, это наличие голоса, красивого тембра, преимущественно – сопрано, желательно – оперного масштаба, да чтобы отличался ровным звучанием во всех регистрах и воспроизводился с ясно ощущаемой лёгкостью для самого требовательного зрителя.

Во-вторых, это актёрские способности, позволяющие любые драматические коллизии музыкального спектакля реализовывать как свои собственные переживания, осуществлять ярко, логически и драматически обосновывая, с особым ощущением женственности, обольстительной привлекательности, сразу и на весь спектакль захватывая зрительный зал.

И, исходя из последнего, в-третьих: актриса на роль героини (особенно в венской и неовенской опереттах) должна обладать особой, я бы сказал, царственной статью, которая при наличии вышеперечисленных качеств в идеале завершает желаемый портрет.

Такими в истории Иркутского музыкального театра нам помнятся удивительные Августа Воробьёва, Ирина Рогозинская и Тамара Логунова. В них было то, что сегодняшний зритель, особенно мужского пола, награждает особым термином – «сконцентрированная сексуальность».

И каждый театр, особенно музыкальный, всегда находится в постоянном и неустанном поиске своей героини.

Так было в 1989 году, когда в государственном институте искусств города Красноярска члены художественного совета Иркутского театра музыкальной комедии узрели выпускницу, отвечающую всем требованиям музыкального театра. Естественно,​ последовало приглашение, и с того памятного года Любовь Ивановна Полякова – актриса и солистка Иркутского театра музыкальной комедии (ныне – Иркутского музыкального театра имени Н.М. Загурского).

Она начала свою профессиональную деятельность в театре необычно: за первый же театральный сезон Любовь Полякова сыграла шесть главных ролей – и каких! Микаэлла в опере Бизе «Кармен», в опереттах Кальмана: Одетта в «Баядере», Марица в «Графине Марице», в оперетте Штрауса «Ночь в Венеции» – Анина. В музыкальных комедиях: Филумена в произведении «Чао, мадонна» композитора Томина, Татьяна Андреевна в «Дачном романе» Колкера.

Конечно, это было следствие её упорного и настойчивого обучения: сначала в музыкальном училище в Усть-Каменогорске (красный диплом), а затем в классе профессора Иоффель в Красноярском институте искусств – курс академического пения. И тоже с красным дипломом. Надо отдать должное, в Красноярске оперетта и музыкальная комедия не считались опальными жанрами, потому Иркутский театр музыкальной комедии и его специфический репертуар Любовь Полякова восприняла как «подарок судьбы», а вышеперечисленные роли первого театрального сезона полностью подтвердили правильность выбора молодой певицы.

Её сразу признали и иркутские зрители, и зрители городов, куда театр приезжал на гастроли, и театральная критика. Вот как характеризует выступление Поляковой в комической опере Доницетти «Колокольчик» критик Валерий Владимиров: «Это было крайне редко слышимое у нас пение бельканто – без всяких скидок виртуознейшее проведение «головокружительных» колоратур в партии Серафимы, взлёты к высоким тонам, «бисерные» россыпи…»

Она быстро и легко входила в коллектив, потому что в силу своего характера всегда была справедлива и корректна в суждениях, искренна в отношениях, трудолюбива и с необходимой в театре творческой фантазией.

Всё это располагало к Любови Поляковой, и актёры с удовольствием составляли с ней творческие дуэты во многих спектаклях, а режиссёры непременно выбирали актрису в свои постановки. Это были и В. Цюпа из Новосибирска, поставивший в Иркутском​ музыкальном театре оперетту «Сильва» Кальмана с Любовью Поляковой в главной роли. Это Лагода из города Иваново, осуществивший в театре оперетту Кальмана «Мистер Икс» с Поляковой в роли Теодоры Вердье и в роли Пенелопы в музыкальной комедии Журбина «Пенелопа». Это М. Поляков (Израиль) со спектаклями Кальмана «Баядера» и «Фиалка Монмартра», где актриса исполняла центральные роли.

С годами естественен переход актёров в другое амплуа. Для актрис героического плана это, как правило, характерные образы, соответствующие возрасту, но сохраняющие масштаб накопленного творческого потенциала, умение позиционировать возрастные особенности роли с потенциальными возможностями зрелого человеческого и актёрского мастерства.

Так, в репертуаре Любови Поляковой появились роли начальницы пансиона Мисс Петиктон в музыкальной комедии Ильина и Лукашова «Как удержать мужа», жены князя Леопольда Изабеллы в оперетте Кальмана «Сильва», Сильвианы в оперетте Легара «Весёлая вдова», Изабеллы в оперетте Штрауса «Венские встречи», леди Хартлей в мюзикле Светличного «Две королевы». Одна из последних работ заслуженной артистки России Любови Поляковой – мадам Каролина в оперетте Кальмана «Принцесса цирка».

Любовь к оперетте никогда не исключала её пристрастие к серьёзным вокальным жанрам. Это были и русские народные песни, и романсы русских и зарубежных музыкальных классиков. Особой любовью и вниманием всегда пользовались у Любови Ивановны Поляковой произведения религиозного характера. Она с особым чувством взволнованности поёт церковные песнопения композитора Павла Чеснокова и православные произведения композиторов Дмитрия Бортнянского и Иоганна Себастьяна Баха, Генри Персела и Петра Чайковского.​ ​ ​Эти произведения требуют особого чувственного решения, вокальной трепетности и драматического воплощения. И это без внешней экзальтации, предельно использовав нюансы голосового аппарата, где честность, взволнованность и несомненное актёрское мастерство позволяли волновать и заставить сопереживать человеческие души. И если она видела слёзы прихожан как результат исполняемых песнопений, то счастливо ощущала своё осязаемое и благостное присоединение к божественному.

Это, безусловно, в характере Любови Поляковой – делать всё на пределе своих человеческих и актёрских возможностей, базируясь на историческом и литературном материалах и решая любую сценическую или концертную задачу с ощущением «как в последний раз». И это позволяет находить и открывать в её творчестве всегда что-то новое, откровенно индивидуальное и характерно поляковское.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер