издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Стыдно быть премудрым пескарем"

Анастасия:

"Стыдно быть
премудрым пескарем"

Откровенный
разговор с популярной певицей, не
побоявшейся в открытую пойти
против течения

— Я человек
взрывной. Лев по зодиаку. Долго
терпела. Но когда "Свет
пречистый" не взяли в "Песню
года"…

Вячеслав Добрынин
назвал Анастасию прокурором
эстрады. Она считает, что точнее
будет сказать так: адвокат
артистов.

Она выступила в
открытую против поборов с артистов
— взяток "дармоедам" на
телевидении (это те, что встали
между артистами и эфиром), против
бездарных, безголосых певиц и
певцов, "поющих" под
фонограмму, но зато щедро
оплачивающих тех, от кого зависит
"быть или не быть"…

И пошло-поехало.
"Аргументы и факты",
"Собеседник", "Московский
комсомолец",
"Экспресс-газета"… — кто
только не написал об этом. Ее
пригласили "Акулы пера" на ТВ-6,
программа М.Барщевского "ССР, или
Скандалы. Слухи. Расследования"
на НТВ…

Концерт Анастасии
в Иркутске, в драматическом театре,
был отменен. Народ уже, видимо,
"перекормлен" столичными
артистами, да и с деньгами проблемы,
похоже, становятся вечными.
Директор ангарского Дворца
культуры "Современник"
Валентин Головачев пригласил
певицу в свои пенаты. Туда же
направилась и я. Скажу, что жаль
было иркутян — поклонников
Анастасии, которые не увидели и не
услышали ее…

— Анастасия,
как вам живется сегодня, когда вы
объявили войну существующей на
телевидении системе?

— Прекрасно
живется. И это не война. Просто
кто-то же должен был первым сказать
о том, что артистов обирают на
телевидении. Дело не в том, что
страдают наши кошельки. Страдает
уровень нашей эстрады. Зрители
сетуют на то, что очень низок этот
уровень, не видно личностей,
индивидуальностей, не слышно
голосов.А все объясняется просто:
сегодня достаточно иметь спонсора,
покровителя, родственника-банкира,
который будет оплачивать эфиры, — и
все. Если раньше считалось
неприличным поступком со стороны
музыкального редактора взять даже
коробку конфет, то сегодня люди,
завладевшие музыкальным вещанием
(не все, конечно, а такие, как фирма
"АРС"), бессовестно
спекулируют эфирным временем.

Поэтому войной
назвать это слишком громко, они для
противников вряд ли серьезны.
Просто это неприятно, и об этом надо
говорить, обращать внимание
общественности, ваше внимание,
зрительское, на те факты, что ни
"Песня года", ни "Утренняя
почта" давно уже не народные
программы, составленные по вашим
письмам, а программы абсолютно
коммерческие. Можно сделать
коммерческие передачи для богатых
девочек, которые хотят показать
себя на экране в мини-юбках,
попрыгать, а потом похвастаться
перед друзьями. Но это должны быть
отдельные коммерческие программы.
А почему я, профессиональный
человек, четыре года отдавший
Щукинскому училищу, проработавший
в театре три года, должна платить
сомнительным личностям за свое
право быть актрисой? Это все равно,
что если бы я закончила
мединститут, отучившись шесть лет,
и потом должна была платить
пациенту за право его лечить. Это же
неправильно. Ни в одной стране мира
этого нет. И все эти придуманные,
высосанные из пальца "законы"
шоу-бизнеса, которыми апеллируют
такие, как Крутоголов, Дубовицкий и
иже с ними, — это все трусливо,
неправдиво. Поэтому я начала об
этом говорить, и мне просто
спокойнее стало жить. Потому что на
эстраде какая-то игра идет: я знаю,
что ты знаешь, что я знаю… Мы такие
премудрые пескари, прячемся под
коряги: как бы чего не вышло. Это
стыдно.


"Спокойнее стало жить"?! Вы так
хорошо, надежно защищены?

— Да.

— А как, можно
узнать?

— Не скажу. Это мой
секрет.

— Поддержал
ли вас кто-то из артистов?

— Поддержали
абсолютно все. За кулисами. Многие
поддержали громко. Нани Брегвадзе,
Кобзон, Серов… Правда, вскоре Серов
перепугался и отрекся, потому что
оказался премудрым пескарем…
Поддержал композитор Олег Иванов,
который извинился за то, что я,
женщина, вынуждена была все это
начинать, а мужчины наши
недостаточно отважны.

— Вы не
боитесь, что вам перекроют все
каналы?

— Это невозможно.
Я сама принципиально не принимаю
участия в каких-то передачах. Есть
порядочные люди (и на телевидении
много хороших, светлых людей, с
которыми я дружу) — Юрий Николаев,
например, Олег Марусев. Они считают
за честь пригласить в свои
программы хороших артистов. (А я
себя считаю профессиональной,
хорошей актрисой).

— Значит, вас
не удалось сломить, и вы не
вошли-таки, как это сделали почти
все наши звезды, и не только звезды,
в фирму "АРС"?

— Я не только не
вошла в фирму "АРС", я ее
бойкотирую. И если узнаю, что в
какой-то телевизионной передаче
или в каком-то регионе "пахнет"
этой фирмой, меня там рядом быть не
может.

— Но можно ли
сегодня быть известным,
"раскрученным", иметь
телеэфиры, не входя в "АРС"?

— А почему нет? Я
нормально себя чувствую. И не такая
уж зубастая и клыкастая эта фирма,
как кажется. Вспомните
улыбкой)
сказку Корнея
Чуковского "Таракан"…

Если артист —
личность, если у него есть что
сказать, если он поет не под
фонограмму… Конечно, я понимаю,
почему многие артисты той же фирмы
"АРС" молчат в тряпочку. Потому
что тот же Крутоголов вправе
сказать им: "Ты-то уж молчи, ты-то
живьем хоть одну ноту можешь спеть?
Вот и помалкивай, пока мы
прикрываем тебя, фанерщика или
фанерщицу". Есть артисты, которых
легко шантажировать их
непрофессионализмом. А мне не нужны
никакие фирмы. И я никому ничего не
должна.

Вас не было
на дне рождения Пугачевой в
"Олимпийском" среди
участников концерта "Сюрприз для
Аллы Борисовны". На
пресс-конференции Филипп Киркоров
заявил, что только две певицы
отказались от участия в концерте.
Имен он не назвал, после чего
заинтригованные журналисты стали
бурно гадать, кто же это, составлять
списки, опрашивать звезд. На первое
место "вышли" вы…

— Я отказалась,
потому что у меня были три причины.
Во-первых, я никогда не пою под
фонограмму, а этот концерт был
абсолютно весь под фонограмму —
таким было условие участия. Я не
могу обманывать людей: выходить и
открывать рот… Во-вторых, я вообще
не увлекаюсь караоке, у меня
достаточно своих песен. А в-третьих,
это было такое явное собирание
гарнира для того, чтобы показать
котлету в тарелке… Я же никогда
гарниром не была и не буду. В общем,
я не видела целесообразности
своего участия в этом концерте,
если честно. И потом "на носу"
была большая поездка по Дальнему
Востоку. Я прекрасно понимала, что у
меня не будет возможности
подготовиться к концерту…

А "Старые
песни о главном"?

— Меня туда не
приглашали. Краем уха я слышала, что
артисты платили за участие в этом
проекте. И, может быть, "папа"
проекта уже знал, что я платить не
буду. Потому что считаю, что
программа должна платить артисту (а
не наоборот — артист программе),
поскольку повышается ее рейтинг и
можно брать с рекламодателей
больше денег. И люди, любя эту
программу, параллельно смотрели бы
рекламу каких-то товаров и не
выключали бы телевизор, потому что
в программе — любимые артисты. Вот
вам пример. Рейтинг передачи
"Песня года" стремительно
падает. Неинтересно смотреть на
одинаковых длинноногих девочек или
сладких мальчиков с непонятной
ориентацией. Это уже надоело,
хочется увидеть хоть одну, но
личность. И поэтому подсознательно
мы тоскуем по тому времени, когда
были те же Кобзон, Ротару: тогда
были личности, были мелодии… А
сейчас "Песня года"
превратилась в бенефис Игоря
Крутого…

Если бы вы
пели песни Крутого, вас бы тоже,
наверное, часто показывали по
телевидению…

— А мне не
нравятся его песни. Они слизаны с
чужих… Крутой даже свою дипломную
работу в консерватории (он
заканчивал композиторский
факультет) взял у моего приятеля,
это не его дипломная работа. Я не
боюсь об этом заявить, это на моих
глазах происходило. Поэтому он
дутый композитор. И на мой взгляд —
очень посредственный.

Вы
выступаете против фонограммщиков.
Кое-кого из них задело…

— Я могу на
пальцах одной руки пересчитать тех,
кто добросовестно относится к
своей работе и поет для вас
"живьем". Я просто не буду их
подставлять.

Но ведь едва
не каждый артист, выступая у нас,
уверяет: мы не обманываем вас, мы
поем не под фонограмму…

— Косметика Mary Kay,
к примеру, тоже называется лучшей в
мире, хотя в Америке она запрещена
по причине непрохождения тестов.
Это по поводу "я пою живьем"…

Вы знаете о
том, что есть артисты и журналисты,
которые говорят, что Анастасии
просто нужен был скандал?..

— Да, слышала. И
даже знаю, сколько заплатили этим
журналистам. Но, поверьте, скандал
можно сделать гораздо более
безобидным способом и более
громким. Например, выйти замуж за
голубого и потом с ним ссориться,
мириться. Это гораздо более
"плодотворно", чем говорить о
том, о чем не принято говорить.

Ну, а
напоследок — немного о вашем
творчестве. Сколько у вас альбомов?

— Закончено шесть.
В свете, по земле российской,
"гуляет" четыре, пятый —
"Губа не дура" — вот-вот выйдет.
Шестой уже закончен.

С кем вы
сейчас сотрудничаете?

— Я много пишу
сама. А мой любимейший композитор —
Олег Иванов. Замечательный,
талантливый. Назову несколько его
песен, которые пою: — "Королева
золотого песка", "Мамин
крестик", "Губа не дура",
"Выбирай — не выбирай", "Свет
пречистый"… Еще молодой
композитор и поэт Александр
Акатов-Тверской. Думаю, его ждет
хорошее будущее. Он будет известен,
популярен еще и как исполнитель
своих песен. Сейчас на эстраде
много талантливых ребят. Если бы не
эта грязь, которая все перекрывает
— просто ее надо разгрести, — мы бы
наслаждались их талантами и они не
погибали бы в безвестности.

А вот что
интересовало зрителей (они
присылали певице записки с
вопросами во время концерта;
отвечала Анастасия с юмором, с
шуткой, непринужденно).

Какая у вас
фамилия?

— Она у меня от
первого мужа. А я уже пятый раз как
не замужем. Что уж я буду теперь
чужого человека раскручивать,
чтобы он потом свою фамилию с
гордостью произносил. Перебьется…

Кем бы вы
хотели видеть свою дочь?

— Юристом в
Америке. Это, конечно, шутка. Я
никому — даже чужому — не пожелала
бы уехать со своей родной земли.
Петь моя дочь не будет — сразу
предупреждаю. Мне бы хотелось,
чтобы она стала, например, хорошим
врачом. Сейчас ей еще 12 лет.

У вас рыжие
волосы от природы, или вы их
красите?

— Морковки много
ем.

Из какой вы
семьи?

— Родители мои —
люди кино: папа — актер, мама —
режиссер. С детства ненавижу кино,
этот "мир грез", зная его
"изнутри"…

У вас
сильный характер?

— Нет. У меня очень
слабый характер.

Ваша мечта?

— Мечтаю, чтобы
приняли закон, запрещающий работу
под фонограмму. Вот в Курганской
области вышел такой закон, который
запрещает проведение концертов под
фонограмму. А вообще-то зрители
должны защищать себя от халтуры
сами. Вы же платите деньги, приходя
на концерт, — и немалые, насколько я
знаю. Кидайтесь гнилыми помидорами!

Поклонники,
хорошо знающие репертуар
Анастасии, просили ее спеть их
любимые песни: "Пиджак", "На
посошок", "Чужой помады
след", "Уйди из снов"… Она
исполнила все просьбы. В ответ
получила цветы, записки с
лирическими признаниями, а от
одного поклонника — конфеты и
шампанское!

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector