издательская группа
Восточно-Сибирская правда

В живом пространстве песни

В живом
пространстве песни

Юрий
СОЛОВЬЕВ, "Восточно-Сибирская
правда"

Иркутский вокзал.
Шесть часов утра. Ранние пассажиры,
позевывая, коротают время в
ожидании своего поезда. Но вот в
дверях пригородного павильона
появляется группа немолодых уже
людей, и вскоре от скуки не
останется следа. Дружная кампания
обосновывается в уголке и вдруг
начинает… петь. Седокудрый
весельник Геннадий Иванович Митин
расчехляет гармонь — по залу
разносятся задорные и озорные
куплеты. Невольные зрители
улыбаются, глядя на
импровизированный концерт. Хорошо,
коли день начинается с песни!

А "концерт"
продолжается и в поезде — едва ли не
до самой Зимы. Уж такие они,
участники саянского фольклорного
ансамбля "Лучинушка". За
десять лет совместного творчества
объездили, считай, всю область, и
где бы ни были — на гастролях,
смотрах, фестивалях — всюду с их
появлением воцаряется стихия
праздничной веселости. После,
казалось бы, утомительного,
выступления на областном
телевизионном конкурсе "Золотой
ларец" они могут прямо в
вестибюле гостиницы устроить
"вечорку" с песнями. В
райцентровской столовой, куда
после многочасовой автобусной
поездки первым делом завезли
самодеятельных артистов,
"Лучинушка" вдруг
демонстрирует свой зажигательный
репертуар перед работниками
общественного питания. Поют просто
так — от полноты душевной, от
радости бытия.

Сейчас в составе
ансамбля 32 человека. Каждый пришел
в коллектив своим путем. Геннадий
Тимофеевич Кузнецов, например, еще
с 1987 года пел в хоре ветеранов, а
потом все же выбрал
"Лучинушку". Почему? "В хоре
атмосфера степенная, стариковская,
а это не по мне". Но в ансамбль
просто так не попадешь. Отдел
культуры устроил машинисту
компрессора Кузнецову строгий
экзамен — на что он способен. Пел
Геннадий Тимофеевич неплохо, а
30-летний "стаж" гармониста сам
за себя говорит. Зачислили.

Тут-то и устроили
дебютанту генеральную проверочку.
Определили в песне "Ой, ехал
Егор" сразу заглавную роль. Как и
многие из вещей "Лучинушки",
она не только поется, а и
разыгрывается в сценках. Со словами
"Взял бы я Галину…"
кузнецовский Егор должен затем
выбрать невесту и исполнить то, о
чем поется в следующей строфе:
"Подойду, потихоньку разбужу,
поцелую, обойму…" Невесту же
играла статная, высокая Галя
Курчевенко, а Кузнецов весьма
низковат против нее. Застеснялся
солист, не вытанцовывается у него
решающая сценка — и баста.
Художественны руководитель
"Лучинушки" Мария Масалова
была неумолима. Как Станиславский с
его знаменитым "не верю!"
заставляла бедного "Егорушку"
вновь и вновь повторять
кульминационные моменты и
добилась-таки непосредственности и
легкости в исполнении композиции.

Зато после, на
фольклорном фестивале с участием
лучших коллективов области
Кузнецов прослыл героем дня.
Танцевальный ансамбль из
Нижнеудинска оказался без мужского
исполнителя. Надо было выручать
коллег, и Геннадий Тимофеевич лихо
пошел вприсядку. Да так живо и
умело, что хореографы с берегов Уды
удивились: "Завидуем, что у вас
такие артисты. Переходите, Геннадий
Тимофеевич лучше к нам".

— Мы своих мужчин
строго охраняем, — отшутилась
Масалова.

Став областным
лауреатом, "Лучинушка" в 94-м
получила право представлять
Приангарье на Международном
фестивале фольклора славянских
народов. Жаль, что съездить не
удалось. Приглашали саянцев и в
Китай, Голландию, а в последний раз
— в Польшу. Опять же пришлось в
последний момент отказываться от
заманчивых гастролей — нет у
ансамбля состоятельных спонсоров,
могущих оплатить поездки.

Другим богата
"Лучинушка" — сокровищнице
песенной поэзии Руси. Репертуар
построен на игровых и хоровых
песнях, частушках, вечорках.
Большое место занимают фрагменты
свадебных обрядов, посиделок. Все
это сдобрено шутками да
прибаутками и подается в мажорном
духе и даже с элементами
скоморошества. Порой в свое
песенно-игровое действо
"Лучинушка" вовлекает публику
— не просто подпевать, а напрямую
участвовать в потешных миниатюрах
и розыгрышах.

Основатель
ансамбля Мария Иннокентьевна
Масалова родом из исконно русского
села Харчев, что в Куйтунском
районе.

— Селу более
трехсот лет, — рассказывает она. — С
детства доводилось видеть и
слышать, принимать участие в
различных веселых представлениях.
В Троицу вся деревня выходила на
луга. "Чудили" — обряжались в
несуразные одежды, пели старинные
песни, частушки. Мой зять, к примеру,
из бараньей головы делал чучело,
надевал эту голову на себя и тешил
народ. Сестра щеголяла в военном
костюме, а муж ее — в девичьем
платье. Такая вот гулянка была. И
дед, и отец были хорошими
балалаечниками…

Не только в
веселье, но и в скорби чтили
харченцы старые традиции. В
похороны собиралось до 70
плакальщиц, пели "Цветы божьи",
другие обрядовые песни. Ныне обычаи
эти стремительно исчезают. Уже
позже получив музыкальное
образование, Масалова с друзьями по
ансамблю стала собирать
сохранившиеся осколки
поэтического наследия, записывать
на магнитофон.

Многое напела
подруга ее матери, Пелагея
Богданова:

— Слушай, девка,
сейчас спою тебе песню, которую
твой дед пел.

И низким, красивым
голосом начинала куплеты. Ездили по
Заларинскому, Зиминскому районам, и
каждый раз эти экспедиции
обогащали репертуар
"Лучинушка". Некоторые песни
записала от бабушек преподаватель
саянской гимназии Любовь
Белянкина, а затем передала кассету
ансамблю. Только благодаря таким
поискам и удалось сохранить,
казалось бы, пересыхающий
неумолимо фольклорный кладезь. Вот
лишь отдельные названия песен, коим
"Лучинушка" вернула жизнь —
"Со вьюном я иду" (вьюн — венок
— Ю.С.), "Лучше б взял да утопился,
чем так рано я женился", "Я не
думал хвореть", "О вы,
кумушки". Преобладают шутливые
песни, более отвечающие стилю и
духу "Лучинушки". В творческом
багаже ансамбля немало казацких
песен, страданий — "…мужских"
и "…женских".

Случаются и
нечанные находки. Участница
ансамбля Галина Степановна
Ходасевич, будучи в Иркутске,
познакомилась с одной братчанкой и
записала от нее задорную "Мой
муженька работенький…". Находка
оказалась настолько удачной, что
куплеты мигом разучили и сейчас
исполняют их на всех концертах —
столько в этих, казалось бы,
незамысловатых строчках
неподдельного народного юмора,
здорового лукавства.

"…поехал муж по
водичку

— позабыл бочку.

Схвачу бочку да

за ним
привскочку…"

Недостатка в
почитателях у ансамбля нет. Однако
наивысшего эффекта певцы
достигают, когда выступают не с
большой сцены, а непосредственно
находясь в гуще слушателей.
Карнавальный характер исполнения
снимает все барьеры в восприятии и
оказывает иногда прямо
гипнотическое воздействие.
Микрофонное пение не для них.

Может, поэтому
несколько лет подряд
"Лучинушка" ездит на июльский
праздник Ивана Купалы в Усть-Уду.
Зрелище впечатляющее. Всю ночь на
берегу Ангары горят большие костры.
Песни, музыка, веселье не стихают до
утра. Народный коллектив из Саянска
на этом торжище всегда желанный
гость.

— Фольклор лишь с
виду незатейливый жанр, — говорит
Мария Масалова. — У нас многие
пробовали и хотели петь, но так и не
нашли себя в "Лучинушке". Здесь
надо прирасти душой, войти с
творчеством, что называется, в
резонанс. И только бесконечно
влюбленные в русскую песню не
расстаются с ансамблем уже
десятилетие.

Среди
"старожилов" — гармонист
Александр Колесов, Галина
Курчевенко, супруги Тамара и Эдуард
Комяковы. Еще одну супружескую пару
составляют Австра и Геннадий
Кузнецовы. О
мужчинах-инструменталистах,
прекрасно владеющих и частушечным
жанром, умением завести публику,
надо сказать особо. Геннадий Митин,
к примеру, по части гармони давно
слывет виртуозом и не раз
становился победителем
региональных конкурсов. Есть у него
и раритетная, старинная гармошка,
сработанная еще в 20-х годах. Хотя на
сцене предпочитает другую —
белорусскую. Кузнецову уже больше
по нраву шуйская — мелодичная, с
"аккордеонным" звуком. Есть в
ансамбле также саратовские
инструменты. Дружат в
"Лучинушке" и с балалайкой. А
если заиграют мужики квартетом. то,
кажется, и мертвый не улежит —
пустится в пляс.

— Для нас
"Лучинушка" — не просто способ
времяпрепровождения, а образ жизни,
— выражает общее мнение Наталья
Жабкина, — Стоит пропустить спевку,
и самочувствие уже не то, и
настроения нет.

— Это точно, —
поддерживают Наталью подруги. — Как
споем — энергии прибавляется, а
душа, как на крыльях.

Думаю, не
преувеличивают певицы. Современные
специалисты утверждают, что во
время пения или слушания народных и
церковных песен усиливается
биополе человека, организм его
словно подзаряжается из
космического источника.

— Когда горит
лучинушка, она дает свет и тепло,
так и наш коллектив дает тепло
людским душам, — говорит Мария
Иннокентьевна Масалова.

"Лучинушка"
из саянского Дворца культуры
"Юность" — маленький сколок
мощного древа российской культуры,
которая несмотря на все новомодные
течения сильна прежде всего своими
корнями.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector