издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Борис ГОВОРИН: "Мы достаточно богаты, чтобы жить достойно"

Борис ГОВОРИН:
"Мы достаточно богаты, чтобы жить
достойно"

Губернатор
области отвечает на вопросы газеты
"Восточно-Сибирская правда"


Общественность весьма пристально
следит за формированием команды
губернатора. По какому принципу Вы
подбираете людей? Вам важны
единомышленники, которые думают,
как Вы, или профессионалы, про
которых Вы знаете, что они будут
отстаивать свою точку зрения? Как
Вы относитесь к высказыванию
"Честный профан лучше
квалифицированного жулика"?

Б.Г. И то, и другое
плохо. Я предпочитаю честного
профессионала. А вообще команда в
принципе уже сформирована. И об
основных назначениях пресса уже
сообщила. А принцип следующий.
Главное — чистоплотность. Второе —
профессионализм. Третья, не менее
важная составляющая, — это наличие
опыта, жизненного и
производственного. Именно это я
имел в виду, когда пригласил на
работу Валентина Ефимовича
Межевича, Алексея Ивановича Соболя,
Александра Константиновича
Петрунько, Сергея Фаддеевича
Брилко, Николая Владимировича
Ерощенко, Юрия Александровича
Гуртового.

Пожалуй, остался
вопрос по сельскохозяйственному
сектору экономики. Мы сейчас так
определились: Василий Алексеевич
Бердников доведет до завершения
уборочную кампанию. Я, со своей
стороны, предпринял меры, чтобы
снять остроту проблемы с
обеспечения горюче-смазочными
материалами для уборки урожая —
издано распоряжение о выделении 43
миллиардов рублей. Василий
Алексеевич обещал на уровне 1996 года
обеспечить заготовку картофеля,
зерновых и овощей. А потом будем
решать вопрос с кандидатурой на это
направление, тем более что
Бердников сам ставит вопрос о своей
отставке. Да и структуру управления
нужно менять — это вчерашний день.

Сегодня не все мои
новые заместители имеют опыт
работы во власти, но зато это
молодые люди — от 40 до 50 лет,
квалифицированные управленцы с
высоким уровнем образования.
Сейчас мы обкатаем структуру и
тогда начнем распределение
обязанностей по соответствующим
направлениям.

— Значит,
структура администрации не
останется прежней? А каковы будут
полномочия первого зама? Как Вы
относитесь к идее областного
правительства?

— Структура
администрации не останется
прежней, хотя и не будет
кардинально пересмотрена.
Структура администрации
создавалась на сегодняшний день с
учетом вновь сформированной
структуры правительства
Российской Федерации, чтобы каждый
заместитель выходил на своего
вице-премьера, не было перекрестных
отношений.

Что касается идеи
областного правительства, она для
сегодняшнего времени неприемлема.
Почему? Как бы ни называли человека,
которого избирает все население —
губернатор, бог, царь, он не уйдет от
острых сегодняшних проблем:
выплата заработной платы, пенсий,
пособий, подача тепла. Разве он
вправе сказать: "Знаете, у меня
есть правительство, вы с него и
спрашивайте". Идея областного
правительства, может быть, и будет
востребована, но в иной, стабильной
социально-экономической ситуации.

И еще один момент:
губернатор является членом Совета
Федерации, который занимается
вопросами законотворчества.
Человек, который не владеет
социально-экономической ситуацией
на своей территории (правительство
есть, а губернатор занимается
только политическими вопросами), не
сможет квалифицированно вести себя
на Совете Федерации, отстаивая те
или иные законы. Ведь он должен
работать с этими законами не просто
с подачи своих советников, а с точки
зрения того, будут ли они помогать
или мешать исполнению
обязанностей.

По поводу
полномочий первого зама. Он будет
заниматься вопросами общей
компетенции, то есть, во-первых,
исполнять обязанности губернатора,
управлять исполнительной властью
области. Второе — за ним не будут
закреплены какие-то конкретные
функции непосредственно, т.е. он
будет обладать теми же правами, что
и губернатор.

Губернатор берет
на себя вопросы, связанные со
стратегическим планированием, с
организацией работы администрации,
вопросы формирования политики в
федеральном центре и так далее.

— Назначение
Ножикова советником — это дань
уважения своему предшественнику?
Или Вы в чем-то делаете на него
ставку?

— Очень
интересный вопрос. Знаете почему?
История событий современной
России, СССР изобилует фактами,
когда приход нового лидера в стране
обязательнейшим образом означал
уничижение предыдущего
руководителя. Причем дело
заканчивалось не только ущемлением
прав и свобод человека, но и сменой
Конституции, флага, гимна. Меня это
всегда как человека, гражданина
возмущало. Я всегда считал это
очень страшным явлением нашей
общественной жизни. Я носитель
такой философии, при которой бы
легитимная смена власти
сопровождалась, в первую очередь,
данью уважения тем, кто был до тебя
и, самое главное, созданием условий,
при которых бы эти люди
пользовались уважением не только
со стороны тех, кто пришел к власти,
но и со стороны всего населения.
Юрий Абрамович Ножиков за период
своей работы председателем
облисполкома, затем главой
администрации и губернатором
Иркутской области сделал очень
много, но у него, как и у любого
руководителя, были не только
победы, но и ошибки. Я не хочу быть
судьей и в любом человеке
предпочитаю видеть позитивное. Так
что это действительно дань
уважения.

С другой стороны,
было бы большой роскошью
пренебречь опытом этого человека —
жизненным, хозяйственным, опытом
работы на губернаторском посту.
Поэтому мы будем использовать его
знания в выборе правильных шагов, в
решении наиболее важных вопросов,
которые стоят перед
администрацией.

— Чем будет
заниматься впервые созданный
комитет по Северу?

— Сегодня понятие
северная территория тождественно
понятию "кризисная
территория". Потому и создан
комитет по проблемам северных
территорий, к руководству которым
приступает с понедельника Николай
Иванович Паленный. Он возьмет на
себя разработку всех болевых
проблем и своевременного
реагирования на ситуацию в этих
регионах. Одна из злободневных
задач — восстановить нормальные
отношения с Саха-Якутией, которая
поставляет грузы через нашу
область.

— Как Вы
собираетесь строить свои отношения
с Законодательным собранием,
мэрами городов и районов?

— Поскольку мы
находимся сейчас далеко не в
блестящей ситуации, я бы хотел
строить эти взаимоотношения на
уважении прав, которые
предоставлены Уставом
Законодательному собранию и на
возможно большей координации
действий и администрации при
решении злободневных проблем.
Поэтому постараюсь лично принимать
участие в работе Законодательного
собрания, а с его руководством
строить работу на позитивной
основе. Нам делить, кроме проблем,
нечего.

Что касается
взаимоотношений с мэрами городов и
районов, это мои коллеги, с которыми
я работал достаточно долгое время.
Я убежден, что нужно повышать
эффективность созданной
ассоциации мэров Иркутской
области. Надеюсь, что эта
ассоциация будет оказывать помощь
губернатору и новой администрации.
Мы уже как бы начали по-новому
строить отношения — договорились о
том, что новая администрация
предоставит мэрам больше
экономической и финансовой
самостоятельности, чтобы они могли
решать свои проблемы на месте, а не
толкаться в приемных в ожидании
встречи с тем или иным чиновником. Я
глубоко убежден, что именно через
местную власть мы можем достигнуть
наиболее эффективного решения
социально-экономических проблем.
Надо только больше помогать главам
местных администраций, всячески
содействовать их работе. Начиная с
сентября, я ввожу в практику
обязательную поездку как
губернатора, так и его замов по
территории области, чтобы на месте
вникать в проблемы и помогать
местным руководителям в их решении.

— Вы в свое
время, будучи мэром, при
формировании бюджета отстаивали
приоритеты городов и районов.
Какова сейчас Ваша позиция?

— Да, я высказывал
критику по вопросу бюджетного
строительства, которое
администрация области считала
правильным. Она потом, эта
правильность в кавычках,
обернулась акциями протеста,
которые проводились уже
неоднократно у стен областной
администрации. Поэтому я твердый
сторонник следующего положения дел
в области бюджетного
строительства. Все предприятия,
учреждения, организации,
независимо от форм собственности и
расположенные на территории города
или района, обязательнейшим
образом обязаны платить в казну
этой территории. Когда люди будут
знать источники своего бюджета, они
будут заинтересованы в том, чтобы
все предприятия работали и платили
налоги. И мы будем именно такую
политику проводить. Мэры городов и
районов поддерживают этот мой
подход. Я высказывал эти позиции на
предвыборных встречах и сейчас
могу повторить. Вот я, к примеру,
железнодорожник города Тайшета.
Если железная дорога платит все
налоги в областную казну, то
получается, что я как гражданин
живу только половиной жизни. Я
пришел на работу, я выполняю ее, и
мне платят заработную плату. Если
бы я работал 24 часа, никуда за
территорию предприятия не выходил,
то тогда и никаких проблем нет. Но
кончается работа, я выхожу за
проходную депо и становлюсь
жителем города Тайшета. А значит, я
должен иметь детские дошкольные
учреждения, больницы, школы, мне
должны гарантировать общественный
порядок, освещение улиц, санитарную
культуру и так далее. Кто и за счет
чего должен обеспечить
удовлетворение вот этих моих
потребностей, если предприятие не
платит в казну Тайшета никаких
отчислений? Здесь явный диссонанс.
Мы должны закончить эту
половинчатую жизнь и создать такой
порядок, при котором предприятия,
используя рабочую силу,
инфраструктуру, воду,
электроэнергию, дороги и т.д.,
платили этому городу, чтобы человек
мог удовлетворять свои потребности
за пределами производственной
территории.

— Как
складываются взаимоотношения с
Москвой, с правительством? Было ли в
разговоре с Ельциным что-то
интереснее официального сообщения
об этом?

— Никак пока не
складываются. Если не считать
получения каждый день огромного
количества разного рода
постановлений, распоряжений,
ответов на официальные письма и т.д.
Они, видимо, будут формироваться
несколько позднее. Разговор с
Ельциным носил больше
поздравительный характер, он дал
оценку итогам выборов на
территории Иркутской области,
пожелал мне успехов в работе и
заявил, что намерен встретиться со
мной, чтобы ближе познакомиться.

— А во время
вашей поездки в Москву, на
празднование 850-летия, были ли
какие-то деловые, официальные
встречи?

— Наша делегация
провела встречу с депутатами
Государственной Думы от Иркутской
области. Присутствовали все, кроме
Тена. Мы обсуждали положение,
сложившееся в области, и пути
выхода из кризиса. Говорили о
совершенствовании работы
губернатора, Законодательного
собрания и администрации области с
депутатами Госдумы. Разговор был
откровенным. Определили
приоритетные вопросы. Это,
во-первых, формирование бюджета на
1998 год. В проекте бюджета, который
сейчас вынесен на обсуждение
Госдумы, сумма трансферта,
предусмотренная для Иркутской
области, сокращается очень
значительно. То есть никто этим не
занимался, и возможно ли сейчас
что-то поправить — сказать трудно.
Мы договорились о нормальных
рабочих контактах, которые бы
позволяли полнее использовать
потенциал депутатов Госдумы, их
влияние на формирование проектов
законов с учетом интересов нашей
области. Все они высказали горячее
желание помогать области, тем более
что положение, мягко говоря, в
регионе сложилось не блестящее —
предыдущая администрация оставила
область в разваленном состоянии.

Было и еще
несколько деловых встреч, в
частности, связанных с судьбой
Усть-Илимского и Братского
лесопромышленных комплексов.

— Мы знаем,
что у Ножикова были достаточно
сложные отношения с Москвой, и
конфликты были, и взаимные
недовольства, что было одной из
причин подачи в отставку. Не
сформировалось ли там, в верхах,
соответствующее отношение к
Иркутской области? Вы не боитесь,
что это перенесется на Вас?

— Я достаточно
долго работал мэром города
Иркутска. Конечно, и у меня
складывались определенные
отношения с теми или иными
работниками, формировалось мнение
о тех, кто, на мой взгляд, не
соответствует тем принципам,
которые я исповедую. Я надеюсь, что
президент и премьер выше каких-то
амбиций — ведь речь идет о судьбе
огромного региона, и поэтому
переносить прежние отношения на
новую администрацию вряд ли
разумно. И вряд ли уместно
подозревать в этом президента и
премьера.

— Вы
достаточно жестко оценили
доставшееся Вам наследство. Что Вам
хочется изменить в первую очередь?
За какое слабое звено потянуть?

— Да, наследство
трудно назвать завидным.

Вот несколько
фактов. Сегодня продолжается
падение промышленного
производства, ни о какой
стабилизации в сфере экономики
речи быть не может. Второе —
задолженность в бюджетной сфере по
заработной плате составляет около
600 млрд. рублей, задолженность по
детским компенсациям, которые
выплачивают органы социальной
защиты, почти 150 млрд. руб. Не
прекратились забастовки, не
прекратились голодовки на
территории области. Многие
территории находятся в кризисном
состоянии. Возьмем, в частности
проблемы Усть-Кута. Полностью
разорваны отношения с якутами. И
порт Осетрово и сам Усть-Кут по
существу находятся на стадии
вымирания. То же самое можно
сказать и о Бодайбо, и о других
территориях — Усолье, Черемхове,
Саянске, перечень можно продолжить.

Что хочется
изменить в первую очередь? В первую
очередь все работники бюджетной
сферы на всей территории Иркутской
области должны получать зарплату.
Начиная с сентября заработная
плата за август будет выплачена
всем. Итак, сентябрь, октябрь,
ноябрь, декабрь люди будут
ежемесячно получать за свой труд.
Мы добьемся, чтобы больше
задолженность по зарплате не росла.
Это главная задача, которую я
ставлю. Она как бы в
интегрированном виде являет собой
стабилизацию
социально-экономической
обстановки. Чрезвычайно важен
морально-психологический климат,
чтобы люди почувствовали, что их
труд оплачивается, чтобы учителя
занялись в школе обучением детей, а
не голодовками и акциями протеста,
а врачи — лечением больных, а не
выставлением требований. Чтобы
началась нормальная жизнь.

Так что слабых
звеньев — море. Об одном я сказал —
это сфера материального
производства. Это вопрос, связанный
с налоговым строительством. У нас
сегодня бюджет области исполняется
неудовлетворительно. Проверка,
которую провели контрольно-счетная
палата Законодательного собрания и
администрации, показала, что
бюджет-97 находится в кризисе, в
провале. И мы пока исправить
положение не можем.

— А из чего же
тогда зарплату платить?

— Зарплату мы
будем платить из следующих
источников. В первую очередь, та
ссуда, которая начала поступать.

Это более 400 млрд.
рублей. И ими нужно по-хозяйски
распорядиться. Это текущие платежи,
это отпускные, которые многие
территории не получили. И если
деньги останутся — мы это
проанализируем, — это ликвидация
задолженности за 1996 год. Второй
момент — у нас очень много денег
ушло на сторону. Провели зачеты,
проводим анализ по этим зачетам —
это миллиарды рублей. Третий
источник — возвращение кредитов. Я
собираюсь возбудить в связи с этим
уголовное дело против Финпрома. Мы
сделаем соответствующие
аналитические оценки и выработаем
позицию по исполнению бюджета на 97
год, а также сформируем процедуру
бюджетного строительства на 98-й,
чтобы она была более реалистичной.
И самое главное — чтобы учитывала
интересы территорий, которые
решают важные проблемы
жизнедеятельности жителей области.

— Вы
грозились пересмотреть некоторые
итоги приватизации. Вы не оставили
этих намерений?

— Нет, не оставил,
я буду это делать. И здесь все очень
просто. Очень просто. Речь идет не о
национализации предприятий. Есть
долги этих предприятий в местный
региональный бюджет, в счет долгов
мы можем изъять пакет акций,
усилить государственное
управление, влиять на руководство
этого акционерного общества,
наконец, как крайний путь — система
банкротства.

— А какой Вы
будете придерживаться позиции по
"Иркутскэнерго"?

— Я готов
высказать свое понимание ситуации.
Первое: нельзя сидеть и ждать. Нужно
самому действовать. То есть у нас
есть "Иркутскэнерго" и есть
интересы в организации
жизнедеятельности этого
акционерного общества. Но есть и
интересы государства в лице
президента и правительства. Значит,
наверное, нужно договариваться и
строить взаимоотношения
гармонично, а не в стиле
конфронтации. Сегодня существует
договор о разграничении полномочий
между Российской Федерацией и
Иркутской областью, который
подписан руководителями области и
президентом и председателем
правительства, где записано, что 40%
акций "Иркутскэнерго"
распределяется в дальнейшем по
специальному соглашению, которое
регулируется Законом РФ. Мы как бы
оставили эту проблему
неразрешенной, в неопределенном
состоянии. Но коль скоро нам
небезразлично, как разрешится
судьба предприятия, то нужно
проявлять серьезную инициативу, в
том числе с подготовкой
соответствующих актов,
регулирующих эти отношения. Почему
мы так болезненно реагируем на
действия собственника в лице
государства? Раз оно — собственник,
оно имеет право тоже на какие-то
действия.

Раз есть
совместные, обоюдные интересы, их
нужно своевременно урегулировать,
а не тогда поднимать шум и
вспоминать о своих правах, когда
собственник принял решение о
передаче в доверительное
управление своего пакета акций, как
это случилось с АО
"Русиа-Петролеум".

Позиция моя
такова. "Иркутскэнерго" как
топливно-энергетический комплекс
имеет первостепенное значение в
экономике Иркутской области,
поэтому судьба его нам
небезразлична. Мы сегодня с замами
обсуждали этот вопрос, и наши
предложения сформулируем так,
чтобы учесть и интересы
государства и федерального центра,
и интересы "Иркутскэнерго" и
населения области.

— Какова
будет система отношений с новыми
собственниками "Востсибугля",
АНХК и другими?

— Да, такой
системы отношений с новыми
собственниками, к сожалению, не
наработано. А если кто-то будет
утверждать, что наработано, то
тогда я скажу: значит, она
неэффективна, потому что не имела
конечного продукта — налоги,
рабочие места и стабильная
ситуация на предприятиях. Поэтому
отлаживание этой системы
отношений, формирование ее считаю
главной задачей. Здесь, как
говорится, свободы действий у нас
большой нет. Есть законодательство.
Поэтому, опираясь на правовую
основу, пытаюсь устанавливать
личные отношения с руководителями
предприятий собственности, чтобы
выработать совместные решения по
выходу предприятий из кризиса. В
частности, уже были контакты с
вице-президентом ОНЭКСИМбанка
Антоновым. Когда мы рассматривали
положение дел на АНХК, я говорил о
том, что в принципе система
ценностей, которыми мы обладаем,
выше системы ценностей, которой
обладает собственник контрольного
пакета акций. Мы ведь можем завтра
людей вывести за пределы АНХК,
остановить производство —
продемонстрировать, что ценности у
нас. Поэтому собственник должен
считаться с интересами территорий
и людей, которые запускают эти
основные оборотные средства и
производят необходимый продукт для
реализации.

— Вы обещали
наказать директоров предприятий,
которые не платят зарплату. Как Вы
собираетесь это сделать?

— Вы знаете,
сейчас государство — и абсолютно
правильно — стало очень серьезно
отстраивать систему норм и законов,
по которым ужесточаются требования
к управляющим предприятиями по
вопросам выплаты зарплаты. Есть
государственные институты
контроля за соблюдением
законодательства о труде. Я твердо
убежден, что многие трудовые
коллективы не смогли
воспользоваться существующими
юридическими нормами по охране
своих прав. Я считаю очень важным
один момент. Это коллективный
договор. Колдоговор в новых
условиях приобретает очень важную
роль в защите интересов трудящихся
всех уровней, в том числе и служащих
и инженеров. Ведь у нас иногда
собственник находится далеко за
пределами Иркутской области, и
поэтому формирование колдоговора,
в котором бы оговаривались вопросы,
связанные с сохранением рабочих
мест, соответствующей выплатой
заработной платы, позволило бы эти
проблемы решать. Мои поездки по
Иркутской области показали, что на
многих предприятиях никаких
коллективных договоров не
заключено, нет такой формы
взаимоотношений между коллективом
и работодателем …

— Журналистов
волнует судьба комитета по
средствам массовой информации. Как
будут строиться отношения со
средствами массовой информации?

— Сейчас
подбирается кандидатура на
должность председателя комитета.
Он будет связан не только со
средствами массовой информации, но
и с общественными организациями,
политическими партиями, поэтому
тут функции более многообразны.

Отношения со
средствами массовой информации
будут строиться таким образом,
чтобы население области могло
своевременно получать информацию о
деятельности областной
администрации, ее намерениях, о
решении тех или иных проблем.
Поэтому будут в этой системе и
пресс-конференции, и встречи
губернатора с журналистами. Эту
работу будем строить в тесном
сотрудничестве с руководством
Законодательного собрания, с
депутатами и так далее.

— Вам,
конечно, не безразличны выборы мэра
Иркутска. Ваша позиция?

— Как вы знаете,
выборы назначены на 23 ноября. Город
Иркутск, я еще раз хочу напомнить
читателям, является одним из 35
крупнейших городов Российской
Федерации, это объект управления
очень сложный. Я знаю, что заявили о
своем желании выдвинуться на
должность мэра многие, в том числе
зам. губернатора Матиенко Владимир
Александрович. Ничего не имею
против подобного заявления. Но хочу
сказать, что человеку на этом посту
придется заниматься не только
политическими вопросами,
социальными проблемами, кадровой
политикой. Нужно быть еще
хозяйственником. Велик комплекс
проблем, связанных со сложным
городским хозяйством, и наскоками
эти проблемы не решить.

Вот поэтому я
предпочел бы видеть на этом месте
Владимира Викторовича Якубовского,
вице-мэра города, который вместе со
мной прошел большую школу
управления городом, имеет
производственный опыт, опыт
управления сложными системами.

— Борис
Александрович, когда начинается,
когда заканчивается Ваш рабочий
день?

— Рабочий день
предельно насыщен, заканчиваю
достаточно поздно, начинаю
достаточно рано. С 8 часов утра до 20,
22, 23-х и до бесконечности, включая
субботы и воскресенья. Сейчас
решение проблем, которые
навалились, требуют больших
физических и моральных сил. Поэтому
день напряженный.

— Что
изменилось в кабинете губернатора
с Вашим приходом?

— Ничего не
изменилось.

— А какие
изменения произошли в семье?

— Семья до сих пор
в дискомфорте. Радоваться нечему.
Мои родные трудно пережили период
моих выборов. А так перемен никаких
не произошло. Дочери закончили
лингвистический университет,
подыскивают работу. Супруга в
отпуске, потом собирается выйти на
работу, как обычно. Поэтому
кардинальных изменений в нашей
семье не произошло. Кроме того,
пожалуй, что по-прежнему звонят
жители города Иркутска по каким-то
проблемам, а жена и дети объясняют,
что папа уже не занимается городом.
Но к нам по-прежнему звонят.

— Какие
перспективные проекты находятся в
поле зрения губернатора?

— Во-первых,
Ковыкта. Я дал поручения, и мы
сейчас проводим необходимый анализ
и рассмотрим вопрос на отдельном
заседании
экспертно-консультативного
комитета. Во второй декаде сентября
вылетим непосредственно на
месторождение, посмотрим положение
дел на месте, пролетим по трассе
газопровода, чтобы разобраться,
увидеть своими глазами, услышать
своими ушами, глубже окунуться в
эту тему.

Теперь уже
понятно, что внутренний газовый
проект никого не интересует, никого
абсолютно. Все, кто говорит сегодня,
что готов принимать участие в
газовом проекте, ведет речь об
экспорте газа за пределы области,
Поэтому мы должны оценить
стоимость регионального проекта в
300 млн. долларов. Мы оцениваем
экономический эффект этого
предприятия с точки зрения
экологического аспекта, с точки
зрения экономики области, а значит,
влияния на жизнедеятельность наших
предприятий. По всей видимости, мы
будем решать проблему
регионального проекта
самостоятельно. Что касается
вопросов, связанных с внешним
проектом, здесь мы намерены очень
жестко отстаивать наши
региональные интересы, интересы
жителей Иркутской области — а не
так, чтобы деньги куда-то уходили, а
нас использовали.

По Сухому Логу мы
тоже вникли в проблему. Убеждены,
что в "Лензолото" абсолютно
бездарно был включен Сухой Лог.
Поэтому у нас есть предложения в
Министерство природных ресурсов по
поводу изъятия лицензий у
горнорудной компании "Сухой
Лог" в государственный фонд с
тем, чтобы дать возможность
объявить конкурс на право
пользования Сухоложским
месторождением.

Сейчас создана
рабочая группа, я обратился в
Законодательное собрание, чтобы и
депутаты приняли участие в решении
этой проблемы. Я твердый сторонник
того, чтобы мы включали в дело свой
национальный капитал, а не бегали
за иностранным. Я убежден, что такой
капитал имеется, нужно только
показать престижность этого
проекта, возбудить у инвесторов
интерес к освоению месторождения.

Но вообще все эти
вопросы — стратегического
значения. И я хочу установить такой
порядок вещей, при котором было бы
невозможно, чтобы решения, жизненно
важные для 2,8 миллиона населения
области, принимались одним
человеком, как это было до сих пор.
Ведь они влекут за собой
последствия, и на долгие годы,
которые порой просто невозможно
исправить.

Мы создаем сейчас
экспертный совет, который будет
вырабатывать стратегию развития
области. Будет создан институт
стратегического планирования,
информационно-аналитический центр.
Я намерен привлечь к работе в
качестве заместителя главы
администрации Иркутского научного
центра академика Гелия
Александровича Жеребцова. Это
позволит нам использовать огромный
потенциал наших академических
институтов и наших вузов. В
обсуждении стратегических задач
будут участвовать также
представители производств,
финансисты, которые могут оказать
содействие губернатору в выработке
правильных решений.

Словом, я бы хотел,
чтобы областная администрация
строила свою политику, исходя из
того, какой должна быть область в 2050
году.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector