издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Джаммапада" Кима Балкова

"Джаммапада"
Кима Балкова


60-летию известного иркутского
романиста)

Павел
ЗАБЕЛИН

Он
вышел из "иркутской стенки"

К.Н. Балков
родился 15 сентября 1937 года в городе
Кяхте, что на границе Бурятии с
Монголией. У его родителей —
учителей была богатая библиотека, и
будущий прозаик с ранних лет
пристрастился к чтению.

Безудержная
любовь к книгам и привела в конце
концов Кима Николаевича в
Иркутский госуниверситет, где
судьба свела его с Александром
Вампиловым, Валентином Распутиным,
Станиславом Китайским. Вместе и
входили потом в литературу, образуя
ставшую позже знаменитой иркутскую
писательскую стенку.

Начинал,
как многие в юности, как тот же
сокурсник Александр Вампилов, со
стихов, опубликованных в
рукописном студенческом альманахе.
Но позже перешел на прозу, которой
не изменял все последующие года. Он
— автор почти двадцати книг,
выходивших в Иркутске, Улан-Удэ и
Москве. Особую известность нашему
земляку принесли изданные
столичным издательством романы
"Рубеж" и "Байкал — море
священное", повести
"Ожидание" и "Струны
памяти".

Сейчас
писатель работает в основном в
жанре исторической, философской
прозы. К таковым относятся его
последние романы "Идущие во
тьму", "Будда" (его планирует
напечатать на своих страницах в
следующем году "Роман-газета"),
"Час смертный" и "От руки
брата своего", только что
увидевший свет в издательстве
"Письмена".

60-летний
юбилей — прекрасный повод пожелать
К.Н. Балкову новых творческих
успехов, что мы и делаем, публикуя
рецензию литературоведа и критика
П.В. Забелина на роман "Будда".

Этот добродушный,
внешне медлительный человек с
университетских лет преисполнился
отваги стать мастером
повествовательного жанра. И он стал
им не в результате осуществления
самоцели, а по природе своей
человеческой, жаждущей общинности,
людского взаиморазумения,
постижения смысла жизни, счастья,
любви, смерти.

Интерес к
философским основам бытия через
целый ряд повестей, романов —
"Байкал — море священное",
"Час смертный", "Идущие во
тьму" и др. — привел Кима Балкова
к созданию удивительного эпоса —
"Будда" ("Письмена",
Иркутск, 1995). Это именно постижение
вершинности, заданной своею стезею,
ежечасным напряжением умственных,
душевных сил, необходимых для
преодоления своих слабостей,
неизбежного отставания читателя,
включая порою и коллег по
профессии. Если явился на свет
божий, будь целителем, где бы ты ни
был, в каком звании ни пребывал —
это линия жизни, стезя
магистральная.

В начале нынешних
90-х исполнилось 250 лет буддизму в
России. Откуда и почему явились
столь давние соприкосновения двух
мировых религий?

За пять веков до
пришествия Христа с проповедью
любви к ближнему с теми же началами,
но с другим ликом божества явился
великий пророк земной — предтеча.

Иисус сказал ему:
"Я есть путь и истина и жизнь:
никто не приходит к Отцу, как только
через меня". (Евангелие от Иоанна,
14:6).

"Тот, в ком и
истина, и джамма, ненасилие,
самоограничение, смирение, кто
безупречен и мудр, того называют
старшим". ("Джаммапада —
по-палийски стезя добродетелей,
моральный долг).

В аннотации к
книге Балкова утверждается с
полным основанием: "Будда" —
это первый в России роман о
выдающемся сыне Земли, философе и
основателе одной из трех великих
религий мира".

Сюжетная канва
этого живописного, проникновенного
сочинения следует через описания,
пейзажи, уличные, дворцовые,
сельские, городские сцены в Древней
Индии по хронологии исторического
очерка-предисловия (Т.Чернышева) к
упомянутой "Джаммападе". Будда
(просветленный, по-индусски), как и
Христос, был человеком, ходил по
нашей земле, подобно всем людям.
Появление его в качестве Спасителя
было предсказано свыше — как
впоследствии Иисуса. Читатель,
знакомый с Евангелием, может сам
отмечать параллели, вносимые
создателями Ветхого Завета (5—11 вв.
до н.э.). Будда был сыном царя
Суддходаны, царицы по имени Майя
Дева — дивная мечта. К колыбели
младенца является отшельник,
знающий от Духов, что родился
Спаситель. Другие предсказатели,
пророки заверили отца, что сын его
возвестит миру новые истины. Один
из них заявил, что царевич покинет
дворец после того, как увидит
старика, больного и покойника. Так
оно и случилось.

Будда, носивший в
юности имя Сидхарта (выполнивший
свое назначение), постепенно
знакомится с горькими истинами: вся
жизнь на земле — цепь рождений и
смертей, суть одно страдание,
неизбежное приближение к смерти.
Все земные стремления, все желания
приносят боль переживаний,
сомнений. Царевича потрясает
лицезрение тяжкого труда пахаря,
лебедя, раненного на охоте братом
Девадаттой, которому суждено стать
Иудою при Будде. Потом, спустя много
лет после ухода из царского дворца,
от жены и сына, после скитаний по
миру, он скажет так: "Трудно стать
человеком. Трудна жизнь смертных,
трудно слушать истинную дхамму;
трудно рождение просветленного".
Еще царевичем он понял, что истина в
нахождении каждым своей нирваны, то
есть освобождении от страдания
новых рождений, новых жизней.
Однако постижение нирваны
посредством аскетизма, монашеского
умерщвления плоти, скитаний,
отшельничества оказалось тщетным.
И только однажды, размышляя под
священным деревом бодхи о
бренности жизни, бывший царевич
Сидхарта почувствовал себя
просветленным. Он открыл "четыре
благородные истины: в жизни много
зла и страданий; страдание —
следствие людского невежества;
страдание можно прекратить,
преобразив свое сознание, ведущее к
разрыву цепи земных воплощений;
этому служит восьмеричный путь к
прекращению страдания, нирване".
Это путь из восьми ступеней:
правильное распознавание причин
явлений, правильное мышление,
правильная речь, правильные
действия, правильная жизнь,
правильный труд, правильная
бдительность, правильное
сосредоточение. В этом
просветлении все начала земные, а
не потусторонние. Нирвана — не
блаженство в угасании. Нет, это
найденное сверхземное ощущение
своего просветленного Духа в самом
себе и мировом пространстве, это
приобщение к нитям, энергиям
Космоса. Будда, умерший в возрасте 82
лет, оставил много учеников, создал
общины Мира, Труда.

Буддизм и
христово учение имеют точки
соприкосновения, однако
растворение двух религий друг в
друге невозможно. Буддизм
предполагает чисто индивидуальное
познание пути в царство праведных.
Земная активность верующего
относительна. Важен, однако,
общинный дух, который в православии
является высшим принципом: слияние
общего и личного блага,
смиренномудрие, милосердие и есть
путь спасения, постижение Бога.

Будда с самого
начала отверг кастовость браминов,
упангишад, взаиморазделение. Он
освободил от рабства крестьян.
Среди них оказался Белый Гунн,
который становится его учеником,
благославляется в дальный путь на
Север. Автору дорога идея
взаимопонимания, просветления
народов Юга и Севера.

Роман
многоцветен, поэтичен по дыханию
древней племенной речи, авторскому
слогу, картинам народного быта,
джунглей, обладает самобытным
колоритом. Незабываемы эпизоды с
усмирением Буддой разъяренных
слонов, тигра на глазах у людей.
Величава в своей простоте сцена
смерти Будды.

Роман исполнен
словом рапсода, в котором сливаются
напевность, живописность русской
речи со строем, душою индийской. Его
можно назвать эпической поэмой.
Некоторыми своими страницами
"Будда" проецируется в наши
переломные годы… Это одно из самых
талантливых произведений
иркутской прозы последних
десятилетий.

"Но знал не
только он, а и все в природе живое и
трепетное почувствовало грядущее
освобождение от тревог и волнений,
от того, что рождается жизнью, но
служит не во благо ей…"

От первой повести
"На пятачке", написанной в 1969
году, до последней подготовленной
рукописи романа о Древней Руси Ким
Балков, автор полутора десятков
книг, изданных в столице, в родной
Сибири, не изменяет своей стезе,
народности, правдивости,
проникновенности персонажа,
всечеловечности.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector