издательская группа
Восточно-Сибирская правда

В жизни -- как на сцене

В жизни — как на
сцене

Деньги жгли
карман

Леонид
ЯРМОЛЬНИК, актер

Однажды я был на
гастролях в Пензе. Заработал там
невероятные по тем временам деньги,
рублей, кажется, триста шестьдесят.
А обратно ехал в одном купе с Сашей
Збруевым, Роланом Быковым и нашим
администратором. Ну понятно, что
такие деньжищи жгли карман, и, чтобы
скоротать время, мы втроем уселись
играть в карты, в "очко". Вот мы
начали игру, а Быков лежал на
верхней полке, чего-то читал и все
приговаривал сверху: "Леня, в
карты играть не надо. Не надо играть
в очко!" И рассказал нам, как
однажды проиграл весь свой аванс.

Не знаю уж, что
"помогло", но через пару часов
и я спустил все, что заработал.
Буквально какие-то копейки на метро
остались. И когда это вот все
случилось, Ролан Антонович
вздохнул, слез с полки и проворчал:
"Ну ладно, в последний раз
показываю…" Сел и через четверть
часа отыграл все мои деньги. "На,
— говорит, — Леня, возьми и не играй
больше никогда".

Жили у бабуси…

Алексей
ЛЕОНОВ, летчик-космонавт

Юрий Гагарин был
страстным охотником. Поехали мы с
компанией как-то в Ярославскую
область на утку, но ничего не
подстрелили. Едем назад, глядим:
стоит на лужке бабка, гусей пасет.
Серые такие гуси, ну, не отличишь от
диких, настоящих. Ага… Подходим:

— Бабка! Сколько
гусь-то стоит?

— А хто ж его
знает…

— Ну, давай мы
сейчас у тебя парочку стрельнем и
по десяточке тебе заплатим.

А это был 63 год,
гусь готовый на рынке пять рублей
стоил. Она говорит:

— Это давайте.

Бах! Бах! Бах! Трех
завалили. Она деньги получила, в
азарт вошла:

— Штреляй вшех,
шволочей!

Мы еще двух убили,
чтоб каждому по гусю. Говорим:

— Бабк, а ты-то как
без гусей? Еще-то есть у тебя? Много?

— Да у меня их
вообще нету!

— Как?! А эти чьи?

— А я почем шнаю.

Ой! Мы как
представили, что первый в мире
космонавт попадется с этими гусями
— скорее в машину и драть оттуда.
Она там, эта бабка, случайно
подвернулась, стояла с палкой.

Боржомчик

А.Василевский,
журналист

Лев Борисович
Миров называл боржом — боржопом, да
и другие воды он называл по-своему:
есентухес 17, ижопская вода, верзни.

В буфете Театра
эстрады водку артистам подавали в
бутылках из-под боржоми. Когда
водка была налита в стаканы, в буфет
вошел Аркадий Исаакович Райкин, и
Миров предложил ему
"боржомчику". Тот взял стакан,
пригубил и, чтобы не терять марку и
не разоблачать других (там была
водка), допил до конца и сказал:

— Ничего, хороший
боржомчик!

Это несмотря на
то, что он совсем не пил спиртного…

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector