издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Валентин МЕЖЕВИЧ: "Я пришел работать. Без всяких условий"

Валентин
МЕЖЕВИЧ: "Я пришел работать. Без
всяких условий"

Штрихи
к портрету

Валентин
МЕЖЕВИЧ — кандидат технических
наук. Женат, имеет двух дочерей.
Жена работает начальником
химической лаборатории Иркутских
тепловых сетей. Одна из дочерей —
инженер-программист, другая —
финансист. В свободное время,
которого не так много, пытается
заниматься спортом для поддержания
физической формы. Любит повозиться
и с землей на даче — считает, что
крестьянские корни дают себя знать.

По жизни —
оптимист, в чем-то романтик.
Трудоголик. Начатое дело старается
доводить до конца. Остается
пожелать ему удачи. На благо
Иркутской области.

В минувшую
среду Законодательное собрание
единогласно согласовало
назначение Валентина Ефимовича
Межевича на должность первого
заместителя главы областной
администрации. В этот же день он
ответил на вопросы корреспондента
"ВСП" Евгения БОГАЧЕВА.

— Вы в
коридорах власти человек новый.
Поэтому нам интересно знать все:
ваш жизненный путь, интересы, вкусы,
взгляды…

— Чтобы
сформировать свои ответы про
взгляды и вкусы, да еще почетче?
Признаюсь, я никогда об этом не
задумывался.

Жизненный путь,
наверное, такой же, как у
большинства руководителей, что
пришли в администрацию. Народ мы
иркутский. Здесь родились или
прожили большую часть своих лет. Я
родился в Тулуне в 1947 году. Окончил
Иркутский политех. Восемь лет
проработал в Усолье-Сибирском, на
11-й ТЭЦ. Тринадцать лет отданы
Усть-Илимску, прошел от начальника
цеха до директора тепловой
электростанции. Участвовал в ее
строительстве и пуске. Это была
очень серьезная школа.

С 91-го по
приглашению генерального
директора Иркутскэнерго работаю
его заместителем по экономике,
несмотря на то обстоятельство, что
у меня специальное образование
все-таки инженер. Последние шесть
лет, безусловно, экономических
знаний добавили. С первых дней в
Иркутскэнерго раскачиваться было
некогда. Началась приватизация.
Рыночная экономика… Свободное
плавание. Состояние, скажем так,
определенной экономической
блокады со стороны РАО "ЕЭС
России" заставило нашу компанию
работать без поддержки и надежды на
Москву. Это достаточно серьезный
опыт. Это меняет психологию…
Надежда только на себя, на
собственные ресурсы — это,
наверное, сегодня одно из основных
достоинств Иркутскэнерго.

О взглядах,
повторю, серьезно не задумывался.
Нельзя сказать, что я демократ,
рыночник. Все мы — выходцы из
прошлого, в котором нас
отштамповали, сформировали. Я
привык работать достаточно много,
спасибо за это моим учителям. В
новой должности, понятно, круг,
спектр вопросов и проблем намного
шире. Насколько удастся их
разрешить — время покажет.

— На прежней
работе вы были достаточно
независимым и… достаточно
обеспеченным человеком. На каких
условиях согласились работать
первым вице-губернатором?

— Независимых
людей, в принципе, не бывает. Даже
генеральный секретарь ЦК КПСС был
зависим…

— Я сказал
"достаточно независимым"…

— Прежде надо мной
был генеральный директор, теперь —
губернатор. Да, здесь жестче
условия, задачи. Я не перестал быть
обеспеченным человеком, у меня есть
все, что нужно для жизни.

— И все же, на
каких условиях вы пришли работать в
областную администрацию?

— Пришел работать.
Я человек любопытный! Мне
предложили попытаться реализовать
свой опыт, возможности. Две недели
думал и решил: "Хорошо. Если у
меня есть свое представление о
структуре промышленности
Иркутской области, о том, что в ней
главное, почему не попробовать?
Отдаю себе отчет в последствиях
решения. Если не будет получаться,
то держаться за место не буду. В
этом плане я остался независимой
фигурой. Тем не менее я пришел сюда
работать!

— Вы давно
знакомы с Борисом Говориным?
Говорят, еще со студенческой
скамьи?

— Нет, в годы
студенчества знакомы не были. Мы
одного возраста, примерно в одно
время учились в Иркутском
политехническом, но познакомиться
не довелось. Познакомился с мэром
Борисом Говориным, когда приехал
работать в Иркутск.

— И какие у
вас были отношения?

— Рабочие. Борис
Александрович — человек только
рабочих отношений…

— Видимо, он
вас знает очень хорошо, если
пригласил своим первым
заместителем?

— Я не знаю,
насколько хорошо губернатор меня
знает. Но если пригласил, значит,
составил мнение. Я сегодня опираюсь
на громадный опыт губернатора,
полученный при управлении
Иркутском. В остальных вопросах я
достаточно самостоятелен, могу
сформировать свое мнение, готовить
необходимые документы. Сейчас
усиленно изучаю законы Иркутской
области, их достаточно много. Я даже
не подозревал о таком количестве…

— В нашей
такой неупорядоченной жизни многое
решают личные связи, симпатии,
знакомства. Вам часто придется
бывать в Москве, отстаивать
интересы области. У вас уже имеются
какие-то наработки?

— В правительстве?
Нет, конечно. Я же с ним не работал.
Но считаю: если у человека вопрос
убедительно подготовлен, тогда
можно прошибать стену. Хотя те, кто
там бывал, говорят, что этого
недостаточно и нужно какие-то связи
нарабатывать. Ну, не знаком я пока с
Немцовым, с Чубайсом тоже. Что могу
поделать? Видимо, знакомиться
придется…

— От новых
людей всегда ждут новых мыслей,
идей. С чем пришли вы в стены
"серого дома"?

— Сейчас вся
команда набирает информацию,
выстраиваем концепцию, пытаемся
сформировать пути, которыми пойдем.
Кое-какие направления уже есть, их
прорабатывал еще в Иркутскэнерго с
финансово-промышленной группой.
Например, каким образом заниматься
внутриотраслевой кооперацией в
масштабе Иркутской области? Как
работать с предприятиями, которые
уже приобрели или еще не приобрели
собственника, находятся в тяжелом
финансовом состоянии? Есть
определенные управленческие
решения. Каким образом выходить из
кризиса? Конечно, некоторые решения
будут непопулярными, потому что
ситуация очень тяжелая. Мы ведь
загнали себя в перекрестное
финансирование в предоставление
льгот всем без разбора.

Мы живем в богатой
области. У нас достаточно много
возможностей, чтобы получать
солидные доходы. В первую очередь
надо поддержать отрасли, на которых
строятся вся работоспособность
промышленного комплекса,
жизнедеятельность населения.
Отрасли, которые являются
последним инвестиционным оплотом
Иркутской области. Конкретно — это
Иркутскэнерго. Вы можете меня
обвинить в лоббировании как
бывшего работника этой компании, но
от фактов не уйти.

Сегодня крупнее
банка, чем Иркутскэнерго, в области
нет. На 3,5 триллиона рублей
прокредитована им вся
промышленность. Такова дебиторская
задолженность. Цепочка неплатежей
поразила всю промышленность.
Поэтому Иркутскэнерго будем
поддерживать, дабы отрасль, на
которой держится вся экономика, не
рухнула. Но и "баловаться"
энергетикам тоже не дадим. Надо
осуществлять нормальный
инвестиционный процесс.

Один из основных
моментов — реструктирование
задолженности предприятий. Все
устали от гонки штрафных санкций,
пеней — круг не разорвешь. Нужно
где-то и скальпелем вмешаться,
вывести предприятия на уровень
текущих платежей, а с пенями
заниматься постепенно, чтобы
взаимно их уничтожить. В ином
случае нам никогда не вывести
предприятия на платежеспособную
схему. Нужно снять с них
колоссальный груз. Конечно, не со
всех поголовно и без разбора. Надо
сначала разобраться…

— Какие
инвестиционные программы вы
считаете главными для Иркутской
области?

— Сегодня таких
серьезных программ три. Первая —
это экспорт электроэнергии в Китай.
Вот уже четыре года Иркутскэнерго
ведет переговоры с китайской
стороной, и в конце концов дело
сдвинулось с места. Причем
экспортировать будем ту
электроэнергию, которую можем
дополнительно вырабатывать,
создавая дополнительные рабочие
места, дополнительные доходы. За
счет незагруженной
теплоэнергетической части
Иркутской области. Сегодня
тепловая энергия используется в
производстве электрической на 30%,
для остальной нужен потребитель.
Линия может быть построена в
течение трех лет. Предельный объем
продаж — 700—800 миллионов долларов.

Следующий проект
— это освоение Ковыктинского
газоконденсатного месторождения.

— Ваша
позиция по Сухому Логу?

— Эта позиция
практически стала официальной.
Областная администрация — за то,
чтобы лицензия на разработку
месторождения была
"Лензолотом" возвращена и
продана на основе открытого
тендера. Наверное, это единственно
правильный на сегодня путь.

— Много копий
сломано из-за рентных платежей
электроэнергетики. После решения
областного суда в пользу
Иркутскэнерго областная казна не
досчитается 260 млрд. рублей. Как
относится к проигрышу первый
вице-губернатор?

— Я отношусь к
этому негативно. Как
вице-губернатор. Но хочу сказать,
что эта ситуация была выстроена
предыдущей администрацией.
Иркутскэнерго знало давно, что
закон о рентных платежах не
соответствует российскому
законодательству. Но, понимая, что
деньги поступают в областной
бюджет, не предпринимало никаких
шагов. Все началось с того, что 1
января 1997 года в связи с поправками
в закон о налоге на прибыль рентные
платежи, скажем так, из
себестоимости были переведены в
прибыль. На величину рентных
платежей теперь нужно платить еще
один налог. Со второго квартала
Региональная энергетическая
комиссия эту ренту не включила в
тариф Иркутскэнерго.

Второй шаг — по
рентным платежам было арестовано
имущество Иркутскэнерго. Дважды на
комиссии по неплатежам генеральный
директор компании говорил
губернатору, что подобные аресты
носят незаконный характер…

Не будь этих шагов
со стороны администрации, мы,
наверное, в более спокойной
обстановке дождались бы ввода
Водного кодекса.

— И последний
вопрос, волнующий сегодня всех.
Когда администрация рассчитается
по зарплате с бюджетным людом?

— Бюджетная ссуда
в 465 млрд., местные сборы всей
задолженности не покрывают. Но мы
сказали, что с сентября обеспечим
регулярность выплаты зарплаты.
Чтобы люди знали: текущую зарплату
они будут получать теперь каждый
месяц.

А долги,
сложившиеся в 96-м и до сентября 97-го
года, будем возвращать из
дополнительных доходов, которые
думаем собрать. Так что основная
задача следующего года — погасить
долги и впредь попытаться работать
без них.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector