издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Генадий Хорошилов:"Мэр не должен сам себя контролировать"

Генадий
Хорошилов:"Мэр не должен сам себя
контролировать"

Система местного
самоуправления, существующая в
Иркутске, долгое время
признавалась совершенной и
эффективной. Власти считали, что
совмещение мэром двух должностей —
главы администрации и председателя
городской Думы — позволяет сделать
работу местного самоуправления
более мобильной. Кстати, таким
образом еще и решался конфликт
между исполнительной и
законодательной ветвями власти.
Однако так ли хороша эта система на
самом деле? Геннадий Хорошилов,
кандидат на пост мэра Иркутска,
видит ее иначе:

— Начну с истории
вопроса. В 1991 году я был избран
Депутатом Иркутского горсовета. С
1992 года — председателем Городского
Совета народных депутатов. В 1993
году в Советах работали люди,
которые за два года стали
профессионалами: не хуже, чем
специалисты администрации,
разбирались в отдельных вопросах
управления (уровень контроля
работы местной администрации резко
возрос) и разработали большой пакет
законопроектов и социальных
программ, в том числе программу
развития Иркутска. Уровень
разработанных нами документов был
настолько высок, что в 1993 году около
50 городов заключили с нами договоры
о поставке им нормативных
документов Иркутска.

К сожалению, от
того времени у меня осталось
чувство неудовлетворенности,
нереализованности. В 1993 году мы
подошли к тому этапу, когда можно
было эффективно реализовывать все
наши планы, задумки. В этот момент
Советы начали мешать
исполнительной власти. Помните
начало экономических реформ: этап
коммерциализации (ноябрь-декабрь
1991 года), денежная реформа (обмен
денег), либерализация (январь 1992
года) и, наконец, самое сложное —
приватизация, точнее —
ваучеризация (приватизации в
истинном значении этого слова у нас
не было)? Первый этап приватизации
шел под контролем Советов, и
поэтому в какой-то мере тормозился
(с позиции тех, кто был
заинтересован в быстрой смене форм
собственности). Советы мешали. Их
надо было убрать и всю власть
передать в одни руки —
администрации, чтобы приватизация
прошла как можно быстрее.

Вторая причина
роспуска Советов в том, что через
них к процессу распределения
собственности приобщалось очень
много людей, а властям требовалось
сформировать класс собственников.
Что такое Октябрьская революция?
Смена форм собственности — у
меньшинства отобрали, большинству
раздали. Теперь это у нас считается
преступлением. Что такое нынешние
реформы? У большинства отобрали —
отдали меньшинству. Это называется
"приватизацией". В Америке, к
опыту которой любят обращаться
наши московские рыночные идеологи,
к человеку, у которого появляются
большие деньги, тут же обращается
пристальное внимание служб,
призванных контролировать
незаконные доходы. У нас почему-то
считалось нормальным, что человек
покупает завод. Никто не
интересовался, откуда такие деньги.
Я уже не говорю о колоссальном
вывозе денег и сырьевых ресурсов за
рубеж.

Советы должны
были контролировать процесс
приватизации, но их упразднили.
Взамен мы получили городскую Думу.
Однако контролировать
исполнительную власть она не может:
главой Думы является мэр, он же —
глава исполнительной власти. Дума
подчинена исполнительной власти.
Получается, мэр, глава
исполнительной власти, будет как
глава законодательной власти себя
контролировать? Велика ли
эффективность такого контроля?

Законодательная
власть должна быть реально
отделена от исполнительной.
Конечно, существует много
вариантов местного самоуправления.
Может быть, в стабильных условиях и
такая система, как у нас в городе,
приемлема, но сейчас не то время —
экономика еще не устоялась,
продолжает идти перераспределение
собственности. Нужен жесткий,
эффективный контроль.

Что касается
работников исполнительной власти,
то на замещение ключевых
должностей (включая руководителей
административных округов) надо
объявлять конкурс. Во власти должны
быть и женщины, поскольку неразумно
общество, в котором только мужчинам
доверяется вся полнота власти.
Кроме того, женщины менее корыстны,
меньше склонны к карьеризму и
взяточничеству, более эмоциональны
и чутки к чужому горю.

Остается открытым
вопрос контроля над исполнительной
властью, которым должна заниматься
не только городская Дума. Один из
лучших способов контроля —
открытый прием представителями
администрации граждан города. В
Туле, например, раз в месяц глава
администрации города вместе с
руководителями районов перед
телекамерой принимает граждан.
Представители власти отвечают на
вопросы жителей города. В Москве
введена практика, когда заявления
граждан не снимаются с контроля до
тех пор, пока заявитель сам не
напишет о полном удовлетворении
своих претензий. Такая система
должна быть и у нас. Пока же мы
наблюдаем закрытость властей от
тех, в чьих интересах они должны
работать. В случае своего избрания
мэром Иркутска я намерен изменить
эту ситуацию.

Галина
СОЛОНИНА.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector