издательская группа
Восточно-Сибирская правда

...Оставляя духам свою молитву

…Оставляя духам
свою молитву

Светлана
ВЕРЕЩАГИНА, "Восточно-Сибирская
правда"

"Тысячу
лет через Байкал шли люди, оставляя
острову Ольхон своих духов,
оставляя духам свою молитву" —
эти строки лейтмотивом проходят
через весь фильм "Следы на
острове духов", который недавно
принимал участие во Всероссийском
фестивале неигрового кино в
Екатеринбурге.

Имеет смысл
заметить, что эта короткометражная
документальная лента была
единственной из Иркутска, а ее
автор и режиссер Андрей Каминский
по сути дела представлял
документальное кино нашего
региона…

Разумеется, не от
хорошей жизни он оказался в столь
гордом одиночестве.
Восточно-Сибирская студия
кинохроники, некогда занимавшая не
последнее место в российской
табели о рангах, ныне из-за
безденежья почти прекратила
существование. Профессиональные
режиссеры и операторы давно без
работы. Необходимого общения нет. А
настоящий художник всегда остается
творцом, независимо от
обстоятельств. Так и Каминский: не
имея работы по специальности,
всячески исхитряясь, все же
умудрился снять картину и захотел
услышать о ней отклик у коллег. Так
его лента и оказалась на фестивале.

Впрочем, все было,
конечно, не так просто. На фестиваль
в Екатеринбург со всех уцелевших
киностудий страны было заявлено 170
работ, и лишь пятьдесят прошли на
конкурс. Отправив бандеролью свою
кассету, Каминский почти не
надеялся получить ответ. А пришел
вызов! И Андрей, молодой режиссер,
выпускник Ленинградского
института театра, музыки и кино, без
всяких рекомендаций и при полном
отсутствии поддержки полетел на
осенний марафон в Екатеринбург, где
закрутилось символическое колесо
времени, очень напоминающее рулон
кинопленки. Картина жизни на
документальном экране —
свидетельство беспристрастное, а
потому и особенно драгоценное. И
Каминский был счастлив, что его
скромную работу включили в
программу — ведь она тоже отражала
кусочек нашего бытия.

…Представьте
себе пустынный ландшафт, сад
камней, могильники железного века,
одинокие лиственницы или
заброшенную молитвенную избушку,
оставшуюся на месте общения с
духами. Именно здесь и происходило
камлание. Природа создавала мир,
окутанный тайной, наполненный
потусторонними голосами,
пронизанный солнечными и лунными
отблесками, какими-то шорохами и
едва уловимыми звуками. Режиссер
Каминский хотел запечатлеть саму
атмосферу острова, уловить грань,
разделяющую небесное и земное. Он
ничего не придумывал для своей
картины. Он старался снимать так,
чтобы "продышать" и
прочувствовать жизнь острова,
пытаясь поймать ускользающие
ощущения. Этими ускользающими
ощущениями и были тени духов, и те
молитвы, которые оставляли после
себя люди.

Он заснял на
пленку столько материала, что можно
было смонтировать полнометражный
фильм. А отобрал всего на двадцать
минут. Но эта двухчастевка многого
стоит. Действие как бы заторможено,
и зритель понимает, что это — не по
вине оператора. Сама энергетика
острова словно мешала надавить на
трансфокатор и заставить камеру
двигаться быстрее. Режиссер лишь
подчинялся тому ритму, который ему
диктовали духи. Музыка тоже
создавала атмосферу давления,
гудящего пространства,
наполненного светлыми звуками
неба, звоном света. Буддийские
барабаны и флейта замысловато
переплетались и рождали основную
тему картины: единения двух глубоко
скрытых миров — человека и острова.

В фильме почти нет
текста, но незримо присутствует
душа автора, покоренная Ольхоном и
пытающаяся разгадать его тайну…
Жюри фестиваля (в котором были
признанные мэтры неигрового кино,
такие как критик Андрей Шемякин —
член гильдии киноведов, известный
режиссер Леонид Гуревич, в свое
время снимавший фильмы по заказам
Восточно-Сибирской студии
кинохроники, режиссер из
Новосибирска Юрий Шиллер) лестно
отозвалось о работе нашего земляка.
"Следы на острове духов" не
просто заметили. О картине говорили
как о поэтической версии
наполненного легендами края.

Каминский
вернулся в Иркутск окрыленный. Но
жизнь быстренько поставила его на
место. Что снимать дальше и для
кого? Главная загадка: на какие шиши
снимать? Эти вопросы мучают не
только его. Многие опытные
режиссеры тоже маются без работы.
Документальное кино оказалось
никому не нужным. В нем уже давно не
испытывает необходимости и власть.
Телевидение берет "под
козырек" и исполняет все срочные
заказы по официальной съемке, а
документальное кино так
существовать не может. Оно глубже,
ибо оно — подлинное искусство.
Сейчас в Иркутске четыре студии, но
ни одна из них ничего не снимает,
кроме рекламы и заказных передач. А
режиссуры-то в них нет… Достаточно
включить эфир и увидеть говорящие
головы, записанный синхрон,
снабженный незатейливой музычкой.
Есть монтажер. Зачем нам еще
режиссура?!

Андрею Каминскому
— 35 лет. Он считается самым молодым
режиссером Иркутска, а по-хорошему
его бы должны подпирать еще более
молодые и талантливые. Подпирать
некому. Неужели Восточной Сибири и
впрямь не нужно документальное
кино? Ссылки на постоянное
отсутствие денег уже никого не
впечатляют. В Перми, к примеру,
городская и областная
администрации нашли возможность
поддерживать негосударственную
студию "Новый курс". В
Екатеринбурге кинохроника на
пятьдесят процентов существует за
счет своей мэрии. Есть аналогичные
примеры и в других регионах России.
И только Иркутск остается без своей
документальной летописи. Ведь то,
что снимает телевидение, хранится
не более пяти лет. А черно-белая
пленка документалистов живет целый
век. Колесо истории крутится, не
оставляя следов для новых
поколений сибиряков.

…За показанный
специально для меня фильм я сказала
Каминскому спасибо и оставила его
наедине с прекрасной работой. Кто
еще сможет ее посмотреть и где?
Неужели и впрямь участь нынешних
режиссеров снимать картины только
для души, а не для зрителя?

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector