издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Имени Твоего ради...

Знакомьтесь :
Наталья АКСАМЕНТОВА

Имени Твоего
ради…

Как мы
сочувствовали ее маме, работнику
нашей газеты, ошеломившей нас
новостью: "Наташа уходит в
монастырь". Вместе с ней мы
испытали нечто вроде шока.
Двадцатилетняя девочка,
единственная дочка, красавица и
умница, уехала поступать в
Ленинградский университет, и вдруг
— монашеская ряса, уход от жизни —
от счастья любви, материнства,
наконец, от просто мирских
удовольствий, которыми так богата
молодость.

Мы,
воспитанные в духе атеизма, ушедшие
с головой в политические страсти и
светскую суету, дружно решили
тогда: загубила Наташа свою жизнь.

Должно было
пройти время, должно было многое
измениться вокруг нас, чтобы мы,
взрослые и, казалось бы, более
мудрые, признали ее право на этот
выбор.

А она, между
тем, писала домой сначала из
Пюхтицкого монастыря в Эстонии, а
потом из Московской патриархии
ясные, светлые письма — искренне
радовалась, что нашла здесь себя. Не
от отчаяния, не от горя спасалась
Наташа в святой обители. Она
избрала служение Богу по зову
сердца, внутреннему своему
стремлению к свету и чистоте. Такой
она и появилась у нас в редакции,
приехав погостить в родительский
дом. Ни доли ханжества или
аскетической суровости, как мы
представляем себе монашек.
Улыбчивый, добрый свет исходит от
девушки. И еще спокойная
уверенность в верности пути, по
которому она идет.

А недавно
Наташа вдруг начала писать. А может
быть, и не вдруг. Она очень любит и
хорошо знает русскую классическую
литературу, боготворит своего
земляка Валентина Распутина,
серьезно изучает русскую историю.

Стихи ее,
чистые, искренние, понравились нам.
И показалось, что этот первый опыт
многое обещает. Впрочем, судите
сами.

Наталья
АКСАМЕНТОВА

  Имени
Твоего ради — Родилась.

Как могла — жила.

Имени Твоего
ради

Нахлебалась
слез,

горечи
испила…

Имени Твоего
ради —

Обрела свой
тернистый путь,

Имени Твоего
ради

Жаждую —

не свернуть!

Имени Твоего
ради —

Одинока

средь этих
стен…

Имени Твоего
ради —

Воля к жизни

упругих вен.

Хлестким
ударом сзади,

Стиснувши
удила,

Имени Твоего
ради —

Пересилила,
превозмогла…

10.10.97.

* * *

Минули дни…
Теперь — благодарю.

Отрезок
пройден. Лишнее изъято.

Я стражду —
потому я и пою,

И славословлю
оттого,

что я
распята…

03.10.97.

* * *

Памяти отца

И это все со
мной, должно быть, было:

И сказочно
огромная луна,

И дым
табачный, вяло и уныло

Тянущийся в
расщелину окна.

И недопитый
растворимый кофе

На столике
неубранном… Отец…

Его точеный
философский профиль

И умных глаз
пронзительный свинец.

Мы оба
бодрствуем. Уже второй час
ночи,

Но как-то
жалко времени для сна.

Я, жадно
вглядываясь в шрифт знакомых
строчек,

Читаю
"Поединок" Куприна…

Но декламация
мешать мне не умеет

Следить
пытливо за реакцией отца —

Я вижу, как
отчетливо бледнеет

Холодный
мрамор нервного лица.

Избитый
Хлебников, тупоголовый Слива

И этот вечно
лишний Ромашов…

И грезы —
сказкой призрачно-счастливой,

И скорби — как
насмешка для глупцов!

Штрихом
последним — рапорт о дуэли,

Ненужной
жизни той бессмысленный
конец…

Остывший кофе
тянет еле-еле

Усталый и
задумчивый отец.

И это был
последний общий вечер

И общая в
беседе тихой ночь…

Мой рейс на
двадцать пятое намечен,

И дом
покинула взрослеющая дочь.

Нам было
многое тогда уже понятно,

Но главного
не вверено познать —

Я уезжала к
жизни безоглядно,

Ты оставался
молча умирать.

И будущее в
пустоте тлетворной

Той чашкой
кофе, выпитой до дна,

Тебя клеймило
жертвою позорной,

Почти как в
"Поединке" Куприна…

………………………………….

Лет через
десять я на холм могильный

Приду почтить
твой горестный конец,

Мечтатель
пылкий, дерзкий и бессильный,

Мой добрый
бедный спившийся отец…

* * *

Благодарение

Поклоном — за
падение,

Поклоном — за
восстание.

Поклоном — за
избрание,

Поклоном — за
изгнание,

Поклоном — за
особенность,

Поклоном — за
обыденность.

Поклоном — за
возлюбленность,

Поклоном — за
униженность.

Поклоном — за
величие

Стихов…

За их
измаянность…

Поклоном — за
наличие

Грехов…

И их
раскаянность.

Поклоном к
Тебе —

ХРИСТЕ…

* * *

Я просила
Господа:

— Подари мне
силы!

Чтобы в жизни
временной

Быть в себе
уверенной,

Ну, и быть
счастливой!

Я просила
Господа:

— Подари мне
веру!

Чтоб, когда не
по сердцу,

Не метаться
попусту

И не портить
нервы.

Я просила
Господа:

— Подари мне
чудо!

Чтобы,
подкрепленною,

Быть
непобежденною,

Когда станет
трудно.

Я просила
Господа:

— Дай мне
дерзновенья!

Чтобы им, как
денежкой,

Расплатиться
вежливо

С бездной
согрешенья.

Я просила
Господа:

— Подари мне
мудрость!

Чтоб страдать
невидимо,

Когда будут
бить меня

За мою за
худость!

Я просила
Господа:

— Даруй мне
смиренья!

Чтоб врагам
бессовестным

Не вменять и
помысла

И дарить
прощенье!

Я просила
Господа,

проходя над
пропастью

через все
страданья:

— Не нужны мне
подвиги, чудеса и почести…

Только
покаянье!

* * *

Прошу
прощенья и молитв —

Кто знает,
сколько нам осталось?

Среди
житейских смут и битв

Уметь
простить — совсем не малость!

Уметь из
памяти стирать

Следы
невольных огорчений

И вовремя не
выставлять

Своих
"разумных" обличений.

От
оскорбительных речей,

Не огрызаясь,
удаляться.

И капищ
пагубных затей

С благой
решимость чуждаться!

Не тыкать
пальцем в подлеца,

И, шествуя
дорогой средней,

Всю жизнь
отсчитывать с конца —

Да будет
каждый день последним!

7.09.97.

* * *

Усталые люди

усталой
земли…

Тяжелые
судьбы,

тягучие дни…

И муки
рожденья…

И ропот на
Суд…

И зов к
примиренью,

и внутренний
труд.

И шелест
сознанья

глубокой
вины…

И жажда
познанья

Высокой Цены.

 
Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector