издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Тимофей-капиталист

Тимофей-капиталист

В первых номерах
"Вечной молодости" мы уже
проявляли интерес к "крепышам"
(студентам, крепко стоящим на ногах,
которые не только не ждут помощи,
так сказать, от природы — родителей,
но и сами в состоянии прокормить
семью). Практическое значение этих
статей в том, чтобы наши
читатели-студенты не раскисали от
безденежья, а сами на примере
других зарабатывали себе на
хорошую жизнь.

Нашему
корреспонденту Антону БАТАЛИНУ
удалось встретиться с таким
крепышом — Тимофеем Соновым,
третьекурсником экономической
академии. Пользуясь еще школьным
знакомством, журналист поговорил с
молодым бизнесменом о работе и
"за жизнь".

Работает Тимофей
коммерческим директором в ООО
"Девис", которое занимается
взаимозачетами. Что это такое? "У
одних есть бензин, а им нужна
мебель, другим нужен бензин, а
рассчитаться они могут рыбой — все
это нужно свести воедино и получить
на этом прибыль". Работа
непростая, но крайне актуальная.
Следовательно — выгодная. Что
делает Тима в фирме?

— Моя функция
какая? Приехать, договориться,
договор составить, потом съездить
подписать его…

В круговороте
взаимозачетов Тима оказался
совершенно случайно. Отец попросил
подвезти знакомого в
Университетский. По пути
разговорились. Об учете, планах,
занятиях. Выяснилось, что студент
Тимофей ничем не занимается (как
раз в то время работу искал), а
отцовский знакомый — директор той
самой фирмы. Говорит: "Иди ко мне
работать". Тима и пошел. Месяца
через два, как назло, стали
заваливать предложениями: банк
"Российский кредит",
производственная фирма
"Полимерпласт", и так далее.
Тимофей решил, что своему директору
будет предан до конца. Тот его тоже
никогда не подводил, да и платит
"неплохо". Интересуюсь:

— "Неплохо" —
это сколько? На что хватает?

— Ну, хватает
каждый день покупать два литра
"колы", матери с бабушкой
сколько-то денег отдавать, сам вот,
правда, туфли купить не могу, но это
в основном из-за нехватки времени…
Ну, тысяч триста еще остается.

— Не так уж много.

— Просто сейчас
нет крупных оборотов. Кроме того, я
не столько деньгами, сколько
бартером получаю: консервы,
техобслуживание машины, пейджер
вот ожидаю в следующем месяце, а еще
через месяц — сотовый телефон…

Сослуживцы Тимины
— взрослые мужчины с опытом, с
прожитыми десятками за плечами.
Возникает вопрос: не относятся ли к
нему, как к маленькому,
несмышленому, не говорят ли с ним
свысока? Тима объяснил. Один из
коллег — директор — закончил
Суворовское училище, военный с
15-летним стажем. Экономического
образования у него нет. У второго —
незаконченное высшее, в нархозе
проучился год-два, а потом ушел на
производство. А у Тимы "под всем
этим делом" есть теоретическая
база. И любую операцию он может
грамотно просчитать, чего не могут
сделать они. Поэтому с его мнением
считаются. А также видят они в
Тимофее перспективную выгоду.
Связи, как известно, много значат. У
нынешнего директора много знакомых
— руководителей предприятий или
просто влиятельных людей. Когда-то
они были его одноклассниками,
одногруппниками, сослуживцами. С
ними легко работать. Тима —
представитель нового поколения, и
скоро его однокашники станут
руководить фирмами, занимать
ответственные посты. И именно Тиме
будет проще найти с ними общий язык.

— Учеба и работа
мешают друг другу?

— Мешают. Причем,
больше — работа учебе. Ну вот,
например, директор на полторы
недели в командировку улетал, я
остался за него. Целыми днями
мотался по городу, исполнял его
обязанности. Тут уж не до учебы.

Тем не менее троек
в зачетке Тимофея нет, как и раньше,
в школе, потом в лицее.

— Фактически-то
получается, что я заочно учусь, а
спрашивают, как с очника. Вот и
приходится сидеть с книгами ночами
перед экзаменами.

— Кроме денег, что
тебе дает работа?

— Ну, тебе это
знакомо: или тебе родители выдают,
условно говоря, по 100 тысяч в месяц,
либо ты сам зарабатываешь. И плюс
еще сам родителям можешь помочь…
Кроме того, то, чему учат в
институте, как выяснилось, далеко
от действительности. На практике
все по-другому. Нас учат
рассчитывать какие-то поставки,
статистическую учетность вести… В
жизни все гораздо проще: приходишь,
даешь начальнику — вопрос решается.

Семья Тимы

Бабушка —
общественный работник ("около
часа наговаривает по телефону
каждый вечер"). Дед преподавал до
недавнего времени. Сейчас на
пенсии, сердце у него больное. Мать
работает в пресс-службе
горадминистрации. Отчим (Тима зовет
его отцом) работал в "Земной
коре" старшим научным
сотрудником. Потом сделал свою
фирму с "огромаднейшими
оборотами". Фирма обанкротилась.
Теперь долгов по налогам "тьма
тмущая". Устроился на работу в
какую-то фирму. Так ему ничего не
платят.

— Кто еще?
Сеструха есть, Анна, 14 лет, брат
младший, Ленька. В честь деда. Все
почему-то считают, что в честь
Брежнева, ан нет. Первоклассник.
Вот, первый класс закончит, балбес,
хоть одна пятерка будет — счастье.
Правда, троек тоже не ожидается.

Сейчас, по словам
Тимофея, ему никто не нужен. Лишняя
головная боль, лишняя забота. А он
приходит часов в семь домой, падает
и засыпает… Но в будущем семьей
обзавестись планирует. Лет эдак
после тридцати.

— Чтобы база
какая-то была под ногами, чтобы
семью тянуть. Сейчас вот стаж
стукает. Скоро стану специалистом.
Когда стаж есть у человека, к нему
уже по-другому относятся…

Получается, что
мыслит Тимофей, как настоящий
капиталист: получить образование,
работу; только к тридцати годам,
построив фундамент, можно строить и
дом — заводить семью, детей… Так
рассуждает типичный американец. Но
плохо ли это? Ведь семьи "у них"
в большинстве своем прочные,
нередко многодетные и счастливые.
Может быть, не повредит российскому
человеку немного заграничной
практичности и расчетливости?

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector