издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Новый мэр: первые шаги

Новый мэр:
первые шаги

Выборы мэра
областного центра, о которых так
много говорилось в СМИ и которыми
так мало (судя по явке)
заинтересовались иркутяне,
свершились. Позади предвыборные
волнения и поствыборные торжества,
впереди — нелегкий, длиной в 4 года,
путь нового мэра. Сегодня есть
повод приостановиться, осмыслить
вчерашние события и заглянуть в
завтрашние. Об этом — первое в новом
качестве интервью Владимира
ЯКУБОВСКОГО нашей газете. С ним
беседует журналист Анатолий
ВЫБОРОВ.

— Владимир
Викторович, конечно, всем
небезынтересно было бы узнать,
какие первые шаги предпримет
новоиспеченный мэр. Но вначале все
же о самих выборах. Что вы
почувствовали, когда узнали, что
победили?

— Может, это
прозвучит неожиданно, но в тот
момент я ничего не почувствовал. Ни
радости, ни волнения, ни даже
элементарного удовлетворения от
сделанной работы. Все это пришло
чуть позже. Накануне были даже
какие-то апатия и безразличие:
изберут — не изберут… Потом, когда
узнал, дикая усталость: наконец-то
все кончилось. Видимо, сказались
напряженный предвыборный марафон,
сотни встреч с избирателями, три
последних суматошных дня, две
бессонные ночи…

— Вы-то, может
быть, и бодрствовали, а вот город
спал спокойно. И не только ночами,
но и в день выборов. Чем лично вы
можете объяснить низкую
избирательную активность иркутян?
Не было обидно?

— Может, и было
вначале, пока не понял, что все это
объяснимо. Это в характере нашего
народа: всем миром у нас могут
подняться только против большой
беды да грядущих нежелательных
изменений в жизни, могущих задеть
каждого. А здесь что? Действительно,
все спокойно. На улице ветер,
пробрасывает снежок. Приятно было
сидеть у телевизоров в уютной
квартире, при воде, тепле, свете,
запасе продуктов и реальной
надежде на завтрашнюю зарплату. Вот
если бы ситуация была иной —
транспорт бы не ходил, свет
отключили или отопление не
работало, зарплаты по полгода не
было или в магазинах шаром покати, —
уверяю вас, избирательная
активность была бы другой. У нас же
эта вот относительная стабильность
в городе и привела к низкой
активности избирателей. Ведь, когда
во второй половине дня, как мне
потом рассказывали, на некоторых
избирательных участках стали
обзванивать по телефону квартиры,
жители говорили: "Ну, а что
ходить-то? У нас и так все нормально,
город живет, все хорошо. Есть же
Якубовский — его и изберут, это же
ясно любому здравомыслящему
человеку".

— Это, должно
быть, приятно, что большинство в
городе у нас все же
"здравомыслящих", но город
из-за них чуть не лишился на энный
срок мэра…

— Да не в мэре
только дело… Город мог лишиться и
большего.

— Например?

— Например, почти
двух миллиардов рублей,
потраченных впустую на выборы,
четырех месяцев стабильной жизни,
реального наполненного бюджета на
98-й год…

— И все-таки
что бы вы делали, если бы вас не
избрали? Или избрали бы депутатом
Законодательного собрания, а мэром
— нет? Получилась бы юридическая
неувязка: быть одновременно
депутатом и вице-мэром по закону не
положено.

— Не получилось
бы. К тому времени я для себя уже
принял решение: если выборы не
состоятся, я в этом кабинете
(вице-мэра. — Авт.) в любом случае не
остаюсь. Либо нахожу другую работу
и остаюсь депутатом (думаю, опыт и
знания, что имею, пригодились бы мне
и там для защиты интересов иркутян),
либо вообще ухожу из политики. Ведь
со мной всегда остается моя
основная профессия — строитель.

— Сразу внесу
поправочку: мэром я только еще
избран. Состоялся, не состоялся —
покажут время и дела в нашем городе.
Что же касается страха, его у меня
никогда в этих делах не было — ни
раньше, ни теперь. Если
присутствует страх, зачем
выдвигать себя? Жизнь
многотысячного города — не полигон
для экспериментов типа "смогу —
не смогу". Тут нужна твердая
уверенность, что справишься. Она у
меня была. И вообще, все эти эмоции,
мне кажется, вторичны. Сейчас
некогда копаться в себе, в своих
чувствах. Я и заговорил-то о них
только потому, что вы спрашиваете. У
меня о другом сейчас голова болит…


Догадываюсь, о чем, и перехожу к
этой теме. В понедельник, после
выборов, еще не зная результатов
голосования и находясь в отпуске,
вы, тем не менее, были в областной
администрации на обсуждении
бюджета города. Что, с ним так плохо?

— Не плохо —
тяжело. Вот если не сумеем отстоять
свой вариант бюджета, будет плохо.
От того, какие цифры заложат на
Законодательном собрании в
бюджет-98 города, напрямую зависит,
как мы будем жить в следующем году —
относительно стабильно, хотя бы на
уровне этого года, или с затянутыми
на 2—3 дырочки поясами. Тот вариант
бюджета, который сейчас
рассматривается на согласительной
комиссии Законодательного
собрания и областной
администрации, ущербен для города.
За вычетом средств, которые уходят
в федеральный бюджет, Иркутск имеет
сегодня в доходах 1,5 триллиона
рублей. Нам оставляют для наших
нужд 1 триллион. Это даже на 200 с
лишним миллиардов рублей меньше,
чем в 97-м году. Этих денег нам,
конечно же, не хватит. И это при том,
что городу не передают средства на
исполнение федеральных законов — о
ветеранах, соцзащите инвалидов, о
погребении и т.д. Поэтому самая
главная задача сейчас и депутатов
Законодательного собрания, и
администрации города, и моя как
мэра, — отстоять наш проект бюджета
или хотя бы удержать его на уровне
97-го.

— Не отстояли.
Не удержали. Приняли тот, что
рассматривается сейчас. Что мы
поимеем?

— Да, скорее не
поимеем. Этого триллиона хватит
лишь на зарплату бюджетникам.
Придется забыть не только о
каком-то маломальском развитии
города, но и о поддержании в нем
нормальной жизни — о работе
коммунального хозяйства,
транспорта, о социальной поддержке
населения, культуре… Для города
это крах.

— Но это же,
как выражается один известный в
области политолог, "за здравым
смыслом"? Неужели этого не
понимают в области, депутаты
Законодательного собрания,
извините, губернатор, который еще
вчера сам бился за областной центр,
за его выживание? Они понимают,
слышат вас?

— Пока слушают.
Видите ли, не все так просто. Их тоже
можно понять. Они, как депутаты с
мест, радеют каждый за свою
территорию или как губернатор — за
весь регион. Пытаются достигнуть
разумного баланса — чтобы и Иркутск
не положить, и территории области
окончательно не угробить. Потому-то
и продолжается обсуждение бюджета,
будут первые и, возможно,
вторые—третьи слушания, пока
совместными усилиями не достигнем
устраивающего всех решения.

— Но ведь
Иркутск заработает эти деньги!
Отнять и поделить — это проще всего.
Надо же искать какие-то иные пути.
Учиться зарабатывать, а не отнимать
и делить…

— Тут я с вами
полностью согласен. Районам,
промышленным центрам области надо
работать, искать неординарные
решения. Смог же Иркутск поднять
пищевую, перерабатывающую
промышленность, организовать
развитие торговли, в свое время
помочь, а потом что-то и взять для
города от авиазавода, наладить на
базе иркутских заводов ремонт
троллейбусов, автобусов. Кто мешает
что-то подобное организовать на
местах и самим зарабатывать для
своих территорий деньги?

— Допустим, с
бюджетом разобрались. Решение
какой следующей задачи ставите
перед собой?

— Реорганизацию
структуры городской администрации,
кадровые расстановки. Это не менее
важный вопрос. Кадры, действительно
решают все. Если от бюджета зависит
жизнь города в будущем году, то от
правильного подбора кадров, от
того, какие люди придут (или
останутся) работать, зависит
работоспособность городской
администрации, а значит, и
нормальная жизнь в Иркутске в
предстоящие четыре года.

— Какие
наиболее острые проблемы
высветились для вас на встречах с
избирателями?

— Для меня они и
раньше были высвечены. Встречи с
людьми лишь подтвердили это. В
первую очередь это недетские
проблемы с детьми: наркомания и
беспризорность среди них. Также
занятость населения и связанное с
этим налаживание стабильной работы
предприятий города. Это самые
первоочередные. Сумеем сберечь
детей, сумеем обеспечить работой их
родителей — с остальным, даст Бог,
как-нибудь справимся.

— Но ведь и
жилищная, и транспортная проблемы
стоят в городе очень остро. Рабочий
человек почти перестал справлять в
Иркутске новоселья, город
задыхается от транспортных пробок,
выхлопных газов. Нужны новые дома,
объездные дороги, мосты, широкие
улицы. Если ли у вас здесь какие-то
задумки?

— Под любые
задумки надо иметь финансовую базу.
А о ней мы уже поговорили выше. Так
что я пока воздержусь от
высказываний.

Не все , что есть в
голове, может быть озвучено, а если
уж прозвучало — должно быть решено.
Я, по крайней мере, придерживаюсь
такого правила. Как говаривал один
известный литературный персонаж:
"Утром деньги, вечером —
стулья". Добъемся стабильной
работы предприятия, поднимем
доходность города, возьмемся за
решение и этих проблем.

— Ну, и в
заключение чисто журналистский
прием — вопрос "на засыпку". У
Шукшина, помните, есть роман о
Пугачеве. Смысл романа заключается
в его названии: "Я пришел дать вам
волю". Что пришел дать нам новый
мэр?

— С волей у нас,
по-моему, даже через край. Некоторым
дано столько, что им ее уже и девать
некуда. Получается воля,
переходящая в беспредел. Мне
кажется, сейчас нам, как никогда,
нужна стабильность. В Иркутске мы
ее почти достигли. Надо закрепить
это и, не суетясь, двигаться дальше.
Только упаси нас Бог от резких
движений и прыжков. Теорию
"больших скачков" мы уже все
испробовали на своей шкуре — раз за
разом, как это уже неоднократно
бывало даже в новейшей истории
нашего государства, оказываясь в
пропасти. Поэтому, если уж вопрос
поставлен таким образом, ответил бы
так: я пришел дать стабильность.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector