издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Чертенок и апельсинка

Чертенок и
апельсинка

Дети ушли.
Таинственный свет фонарей и звезд
туманился в зале. Свеженаряженная
елка тихо мерцала на столе.

Чертенок
вздохнул. Ему не нравилось
решительно все: та сторона елки, на
которой он висел, вата вместо снега,
щекочущая мишура и главное — эта
толстая алая нитка, крепко-накрепко
привязавшая его к ветке.

— Уф…, — мрачно
фыркнул чертенок. Неимоверным
усилием он вывернулся и вцепился
зубами в противную нитку. Ветки
закачались, посыпались блестки, и
прозрачные шары тронулись,
раскручиваясь все быстрей и
быстрей.

— Безобразие…
хулиганье… чертенок! — недовольно
зашептали игрушки, — Ну что такое?
Сидел бы ты спокойно!

Чертенок не
отвечал. Он все яростней вгрызался
в нить, мысли его были ясны и
отчаянны: "Никому ничего я не
должен! Сидеть на одном месте?! Да
еще привязанным?! Ни-ког-да!" На
последнем слоге нитка вдруг
поддалась, и встрепанный
революционер вверх тормашками
полетел вниз. Колючие ветки
пружинили, играя чертенком, словно
мячиком. Потревоженные игрушки
провожали его неодобрительными
замечаниями. Бух! Наконец,
ошеломленный стремительным
падением, чертенок приземлился.

— Быр!, — встряхнул
он лохматой головенкой и огляделся.
Перед глазами еще плыли
разноцветные круги и треугольники,
но уже различались величественные
фигуры Деда Мороза и Снегурочки.

— Ой, кто это? —
пискнул тоненький голосок.

Чертенок проворно
вскочил. Прямо там, куда он
свалился, лежал красивый пакет с
ленточкой. Сквозь бумагу
просвечивали красная пожарная
машинка, прекрасная кукла с
льняными волосами и та, кому
принадлежал тоненький голосок:
большая яркая крутобокая
Апельсинка.

— Добрый вечер!, —
сказала Апельсинка и выбралась из
пакета.

— Угу, — смущенно
кивнул Чертенок.

— А вы кто? —
спросила Апельсинка, с
любопытством разглядывая его.

— Дед Мороз! —
мрачно пробурчал Чертенок. —
Сама-то ты кто?

— Я подарок! — с
гордостью сказала Апельсинка.

Чертенку стало
очень обидно (не мог же он сказать: а
я просто дряная елочная игрушка) и,
проглотив комок в горле, он
поинтересовался:

— А могу я стать
подарком?

— Нет проблем!, —
улыбнулась Апельсинка. Чертенок ей
понравился. — Полезай к нам в пакет.
Они забрались в сверток и аккуратно
затянули ленточку.

"Чем это я
занимаюсь?, — напряженно думал
Чертенок: — Стоило так отчаянно
рваться с ветки, чтобы засесть в
дурацком прозрачном пакете?!

Конечно, он
волнуется, — думала Апельсинка,
слушая тяжелое сопение Чертенка. —
Ведь так непросто стать подарком.
Это радость и ответственность. Ах,
какой он смелый! Раз! И решился быть
подарком!

Так они лежали бок
о бок и думали каждый про свое.

Утро наступило
внезапно. Щелкнула дверь, босые
ножки зашлепали по полу, кто-то
торопливо раздвинул шторы.

— Мамочка! Дед
Мороз принес нам подарки! —
закричала девочка. А мальчик просто
тихо ахнул. Они торопливо открыли
пакет.

— Машинка! Кукла!
Апельсинка! А это кто?

"Ну, все… —
подумал Чертенок. — Сейчас они
разберутся, кто я такой, и выругают
меня… И выбросят…" Но девочка
радостно подхватила Чертенка и
закружилась по комнате:

— Мамочка! Смотри!
Какой хорошенький! Он мой, да? Ой,
как хорошо! Я ему домик построю. И
плащик сошью.

— А хочешь, я
вырежу для него золотые крылья из
толстой бумаги? — предложил
мальчик.

"Хочу!" — чуть
не закричал Чертенок. Он совсем не
понимал, почему, но жизнь вдруг
стала так хороша! Чертенок чмокнул
в яркую щечку Апельсинку. Как-никак,
благодаря ей он решился стать
подарком. И теперь ни чуточки ни о
чем не жалел.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector