издательская группа
Восточно-Сибирская правда

И все-таки она вертится!

И все-таки она
вертится!

Валерий
КИРЮНИН, специалист по театрам
Иркутского областного Центра
народного творчества и досуга

Сердце
просит разговора о театральной
деревне

Да полно,
существует ли такая? Не
мистификация ли это? Не плод ли
воспаленной фантазии? Да и откуда
ей взяться, театральной деревне,
когда многие города на глазах
теряют былую славу театральных
центров, когда исчезает понятие
"театральная публика", когда
совсем другие художественные
приоритеты входят в жизнь. Все
меняется на грани веков! Словно
грядущий век не хочет принимать в
свои объятия былые человеческие
привязанности и увлечения.

А все же, поверьте,
существует она, неистребимая,
сердечно теплая, притягательная,
наполненная искренней стихией
игры, ее величество театральная
деревня! Снуют над ней ветры
времени, вторгаются в сельские
клубы разгульные дискотеки, а то и
казино со своими сумасшедшими
страстями. Казалось бы, и поля для
сельского театра не остается — все
вроде бы затмили новомодные
развлечения и увлечения. Ан нет,
извечно жив на селе театр — как
способ разговора души с душой, как
яркое отражение и художественное
преображение сельских будней, как
нечто глубинное, драгоценное, без
чего жизнь обнищала бы неимоверно.

Есть в
Баяндаевском районе Иркутской
области (который входит в
Усть-Ордынский Бурятский
автономный округ) село Хогот. И есть
в этом селе знатная на весь район
женщина Ольга Иванова. От нее
исходит творческий огонь,
освещающий и согревающий сельскую
ниву. Она тут — как министр
культуры. Но, в отличие от министра,
она не только командует, но и своими
руками творит зримое добро.
Песенные и поэтические праздники,
народные гуляния, размашистые,
колоритные, с национальной
изюминкой, всевозможные
"огоньки", интересные встречи
— все это ее рук дело. А в центре
всего — созданный ею в маленьком
селе Хогот сельский театр, имя
которому "Дети Мельпомены".
Тут и ребятишки разных возрастов, и
молодежь, и представители старших
поколений. Идут спектакли и на
русском, и на бурятском языках. И
складывается студийная атмосфера
на репетициях, и создается свой
внутритеатральный уклад жизни, и
бушуют театральные страсти. Хогот —
воистину театральная деревня!

А кто не знает в
старинном селе Голуметь
Черемховского района Иннокентия
Пшеничникова! Поэт и фантазер,
автор стихов, эпиграмм, афоризмов, а
главное — человек, до мозга костей
влюбленный в театр. Вокруг него
охотно объединяется сельская
интеллигенция, льнут к театру
Пшеничникова и юные души. "Кто
сказал, что театр умирает? — в
полный голос восклицает
"Станиславский" из Голумети. —
Мы живы!" Когда-то у Пшеничникова
в спектакле "По соседству"
играла 80-летняя жительница села.
Уникальный случай, но не для
Пшеничникова. Он всех своей
любящей, магической рукой легко
вовлекает в театральную орбиту и
заражает любовью к сцене,
поднимающей человека над буднями.

На фестиваль
"Театральная деревня", что
прошел с всероссийским размахом в
Алтайском крае, театр из Голумети
привез спектакль "Полтинник".
На этом фестивале чуть смутило то,
что под крышей с вывеской
"Театр" было собрано все на
свете: и эстрадные программы, и
агитбригадные выплески, и
частушечное раздолье — все, видно,
что под рукой было. И мы, признаться,
рады, что Иркутская область в
алтайской "Театральной
деревне" была представлена
деревенским театром и настоящим
спектаклем "Полтинник",
который, как к нему ни относись, не
спутаешь с другими жанрами.

А какой
театральный праздник выдался в
селе Большая Елань Усольского
района, когда заведующая местным
клубом Галина Щербакова,
заканчивая Восточно-Сибирскую
академию культуры и искусств,
поставила с односельчанами свою
дипломную работу "Маленький
спектакль на лоне природы"
Степана Лобозерова. В
многонаселенном спектакле были
заняты разные люди — и стар, и млад,
но едва ли не все — ближние или
дальние родственники, что так
характерно для деревни. Зрителей с
залом сближали три бабки, которые
между картинами угощали зал
задушевными песнями, а
одновременно переставляли
декорации и комментировали
происходящие по сюжету события (это
была озорная и впечатляющая
режиссерская находка). Спектакль
пленяет своей достоверностью. Его
конфликт — столкновение городских
амбиций и сельской чести,
незамутненности, искренности —
близок селянам, и воплотили они его
со знанием дела, с душевным
сопричастием. Они оказались
верными союзниками сибирского
драматурга Лобозерова,
воспевающего сельскую тему.

Во время одной из
репетиций у режиссера начала
телиться корова. Пришлось всем
оставить сцену — кинулись в
коровник и помогли вытащить
теленка из материнского чрева. И
назвали телку Грипка (Агриппина) —
по имени героини "Маленького
спектакля". Жизнь и сцена — нечто
единое для селян. И то, и другое —
это полет их души. Они хранят свои
традиции, уважение к своей малой
родине, любовь к своему сельскому
многотрудному делу. И помогает им в
этом театр.

В селе Хареты
Нукутского района порадовали своих
земляков ярким праздником
бабушки-татарки. Это театр,
рожденный традициями народных
гуляний. Разыгрывались жанровые
сценки на татарском языке — с
большим юмором, с добрыми усмешками
и с ядовитыми насмешками. Театр!
Право, театр!

Сельские театралы
выигрывают на родных, близких
темах. Александр Федосеев поставил
в Шиткино Тайшетского района
Шукшина. Тут нет особых изысков
режиссуры, нет достижений в
сценографии, да и маститые актеры
еще не выросли. Но понятный, родной
материал помогает деревенским
комедиантам быть свежими,
естественными, увлеченными,
заражать зрительный зал. Когда, по
сюжету, имеющую меркантильные
наклонности тещу заколачивают в
туалете, зал прямо-таки ревет от
восторга. Это надо видеть. Здесь же
живо, увлекающе поставили другой
знаменитый рассказ Шукшина
"Срезал".

А по соседству, в
Квитке того же Тайшетского района,
замечательно играли женщины (можно
сказать, самих себя играли) в
комедии Ф. Булякова "Выходили
бабки замуж". После спектакля
селяне не хотели расходиться.
Начался диспут (забытое, кажись,
слово?), импровизированный разговор
о женской доле, о деревенском
житье-бытье. Запомнилась пожилая
женщина, которая поднялась с места
и обратилась к собравшимся: "Вот
теперь, бабы, вы понимаете, почему я
сошлась с Гаврилычем?!"

Или такая
насущная тема: пьянство. Что
говорить, пьет деревня. И театр эту
тему, ясное дело, не обходит. В той
же Голумети любительский театр
"Радуга" выдал спектакль
"Приговор" — откровенный,
запальчивый разговор о пьющих.
Спектакль получил живейший отклик.

А та же
баяндаевская кудесница Ольга
Иванова создала представление по
стихам Есенина — о судьбе пьющего,
но живого, искреннего человека.

Другой богатейший
источник театрального творчества
на деревне — фольклор, родники
народного творчества. Режиссер
Александра Сушко (Мишелевка
Усольского района) берет за основу
своего спектакля "Приди,
лето-летечко, лето красное"
пословицы, загадки, побасенки…
Благотворное соприкосновение с
истоками.

А в районном Доме
культуры Усть-Орды — центра
Бурятского автономного округа —
Надежда Сафонова поставила
совершенно необычный спектакль
"Урбан". Урбан — это народный
герой бурятского фольклора,
вариант русского Иванушки. Автор —
Хоца Намсараев, бурятский классик.
Необычность этого театрального
зрелища в том, что его основой стали
маски. Замечательные сатирические
маски, корни которых уходят в
бурятский фольклор. Маски помогли с
экспрессией, в сочных тонах
рассказать историю о том, как
простой деревенский человек
помогает преодолеть
сверхъестественные силы. Маски для
спектакля созданы усилиями
талантливой художницы Даримы
Батуевой.

Со спектаклем
"Урбан" Усть-Ордынский театр
побывал в Кракове, на фестивале
ритуальных масок, и нашел там
признание, был показан по
Краковскому телевидению.
Большинство участников этого
международного фестиваля
демонстрировали связанные с
масками народные обряды. Сибиряки
же приятно удивили всех тем, что
привезли спектакль с сюжетом, с
образами, со всеми причиндалами
театрального действа. Нелишне
заметить, что этот спектакль
исполнялся, естественно, на
бурятском языке.

В селе Каменка
Нижнеудинского района в маленьком,
старом сельском клубе я увидел
когда-то не что иное, как
театрализованные библейские
заповеди — разговор о вечном
(руководитель коллектива Людмила
Дегтярева). Театр продолжает эту
линию. В 1997 году здесь же поставили
"Смерть Ирода".

Но, представьте,
не только фольклором, не только
близкими, родными темами жив
сельский театр (что вообще-то для
него наиболее органично). Налицо
прецеденты совсем иного рода. В
Сосновке Усольского района
режиссер Алла Ковтоногова
поставила "Синюю птицу" Мориса
Метерлинка. До эстетики символизма,
прямо скажем, этому зрелищу далеко.
И все же в спектакле выстроен
метерлинковский образный ряд, да
есть и погляд в философские глубины
человеческого бытия, что так было
свойственно бельгийскому
драматургу. Театр в Сосновке
держится на том, что его
фундаментом стало единение клуба,
школы и непосредственно театра. Это
триединство, удесятеряющее
взаимные силы, позволяет
сосновским театралам ставить такие
вещи, как "Синяя птица". Что ж,
счастливого полета!

А на традиционный
фестиваль "Театральная осень на
Байкале" из Большой Речки
Иркутского сельского района
прилетели, всех удивив,.. лебеди:
сельский театр при школе соорудил
свою версию балета "Лебединое
озеро" — ни больше ни меньше! У
этих же ребят, вдохновляемых
режиссерами-педагогами Верой и
Владимиром Багрейчуками, был
спектакль "Мой Моцарт".

Так что прорывы на
сельском театральном фронте велики
и разнообразны. Есть чему
подивиться, есть что посмотреть
друг у друга. И совершенно реальна
необходимость поучиться
театральному ремеслу. Вот почему мы
уже два раза провели в нашей
Иркутской области фестиваль
"Театральная деревня". Он
плодоносен, насыщен событиями,
неожиданностями. Это и создает
праздник. Конечно, на огромной
территории Иркутской области (три
Франции!) театрально-деревенские
выплески — это крупицы. Но от этих
крупиц исходит тепло и свет. Стоит
их поберечь, поддержать, не дать им
уйти в песок.

Эти необычные
фестивали выявили и типичные черты
театра на деревне, некоторые мы уже
подчеркнули. Это родной, близкий,
"свой" репертуар, опора на
фольклорные традиции,
воссоединение с религиозными
мотивами… Как и везде, велика,
неоценима роль лидеров сельских
театров. Эти подвижники, получающие
малюсенькую зарплату, кладут на
театральный алтарь свои сердца. Это
Ольга Иванова, Иннокентий
Пшеничников, Вера и Владимир
Багрейчуки, Алла Ковтоногова,
Александра Сушко… Несть им числа.

Мечтаем провести
и третью "Театральную
деревню". С фестивалями теперь
сложно, но этот проведем
обязательно, хотя бы по регионам.
Надо искать всевозможные пути и
тропочки, чтобы помочь коллективам
выжить, сохранить силу духа.

Дыхание
театральной деревни надо сберечь
всеми силами — оно добротворно.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector