издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"За морем жилье-то худо"

"За
морем жилье-то худо"

Уважаемая
редакция! Мы живем на полуострове,
как бы за Братским морем, живем
среди таежной красоты. Нас более
десяти тысяч человек, но радость
давно ушла из наших домов. Главное
сегодня — нет связи с "большой
землей". Ни самолеты к нам теперь
не летают, ни пароходы не плывут.
Все — в прошлом, когда мы
чувствовали себя полезными
обществу людьми: поставляли на БЛПК
более 2,5 миллиона кубов леса. Тогда
строились планы: не только как сами
будем жить, но как будут жить наши
внуки и правнуки.

В свое время
было разработано
технико-экономическое обоснование
подачи электроэнергии через
Большеокинскую переправу в наши
"заморские" поселки. Сегодня
затея эта рухнула. В стране
началось разгосударствление, то
есть разделение собственности на
собственность предприятия,
муниципальную и личную. Проблема
обеспечения нас электричеством
осталась нерешенной. А тут еще
Братский ЛПК, который является
главным потребителем нашей
древесины, попал в долги, затем
оказался выкупленным фирмой
"Илим-Палм". Кому-то казалось,
может быть, что это выход, но только
не для нас, живущих в отрыве от всей
области, от всего Братского района.
Для тысяч сибиряков — коренных
жителей Братского района — сделка
оказалась невыгодной, обернулась
трагедией.

Раньше
государство закупало у нас лес по 120
рублей за куб. Сейчас — за половину
цены. Нам на зарплату остаются
совсем крохи.

Как теперь
называть наши богатые лесом места?
Сырьевым придатком заморских
компаний?

Жители
поселка Карахун обратились к
будущему мэру Братского района
через местную газету "Знамя" в
феврале текущего года. В частности,
они писали о том, что свет подается
в поселок всего на несколько часов;
в школе очень холодно, но не только
из-за морозов, а еще и потому, что
здание насквозь прогнившее.
Самолет для нас, живущих в глубинке,
стал просто недосягаем из-за цены
на билеты; санитарную авиацию
вызываем лишь в том случае, если
жизнь человека висит на волоске, и
волосок вот-вот оборвется.

Сегодня на
пост мэра Братского района
претендуют шесть человек. Среди них
и отработавший на этом посту 13 лет
С.И. Степанов. Человек он хороший,
но, чтобы занимать столь высокий
пост, нужно еще и хозяйственником
быть талантливым. Еще совсем
недавно у него был государственный
пакет акций леспромхозов,
исчисляющийся сорока процентами,
но он их отдал в
"Братсклесхолдинг". И сегодня
никак на ценовую политику при
продаже леса не влияет. А ведь
именно здесь деньги и для учителей,
и для медиков, и на детские пособия.

Село "за
морем" бедствует неимоверно!
Связи с городом никакой, связи с
лесозаготовителями — тоже. Если
раньше в леспромхозах поголовье
скота в личных подсобных
хозяйствах было достаточным, то
теперь скот режут, потому что жить
нужно. На рынке в Братске можно
увидеть и Тулунский район, и
Чунский, и шут его знает какой —
только не сам Братский. Раньше
существовали заготконторы, которые
закупали дары сибирской тайги по
леспромхозам. Теперь эти дары
природы тоже оказались никому не
нужными. В поселках просят —
организуйте нам сбыт, глядишь,
меньше будет безработных. Ответ все
тот же: денег нет! Но ведь деньги
сами не появляются! Что же сидеть и
у моря ждать погоды?

Братский
район превратился в дотационный, и
люди это тут же почувствовали на
себе. Исчезли в наших поселках
пекарни, медпункты, разваливаются
школы. Теперь вот, говорят, поведут
ЛЭП прямо от Братской ГЭС до самого
Китая, это, значит, чтобы в Китае
лучше жилось. Как живется нам —
никого уже не интересует.

От
имени живущих в Карахуне: И.
Иосифова, Б. Вовчанский, А. Парилов,
всего двадцать подписей.

Братский
р-н.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector