издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Русской смекалкой -- по японскому "чуду", или Абсолютно правдивая история, случившаяся в славном городе на Ангаре

Русской
смекалкой — по японскому
"чуду", или Абсолютно
правдивая история, случившаяся в
славном городе на Ангаре

— Инженер! — дуй к
начальнику и скажи ему, что мы с
этой японской техникой работать не
будем. Заработка, зараза, нас лишает
начисто.

— Это как так?
— удивился инженер по внедрению
Иван Иваныч, — все вроде отлажено…
Лично проверял.

— Да ты
посмотри, что оно отмачивает, чудо
твое япономатерное, —
заволновались мужики — оно же
бутылки бракует, — почитай, каждую
вторую, гидра азиатская!

Иван Иваныч
всмотрелся в линию, недавно
приобретенную за хорошие
"бабки" в Японии. Вот
изготовленные бригадой бутылки,
слегка покачиваясь, идут по
конвейеру. Бегут, бойко позванивая
зелеными боками. В конце пути их
принимает японский
робот-контролер. Он свою железную
лапочку аккуратно накладывает
сверху на бутылочное горлышко.
Что-то там у него внутри тихонько
бенькает и — бац! — железная лапа
сбрасывает бутылку с конвейера. И
летит она, бедная, в ящик для битой
посуды: брак!

А вместе с
ней, конечно, летит и зарплата у
работяг — вот в чем дело! Не каждую
вторую, но третью-четвертую бутылку
неподкупный япошка вниз кидает.
М-да…

— Но — с
другой стороны! — подумал Иван
Иваныч. — Он, японец то есть,
молодец! И что ничего не поделаешь —
уж так линия устроена. Убрать
робота — конвейер просто
остановится. Японцы-то за качество
боролись, а нам оно, значит, не по
карману. Ну да ничего не попишешь —
придется привыкать.

Так он и
сказал рабочим с конвейера:
дескать, работать надо, ребята,
потщательней. Брак не гнать, рубли
не сшибать. Тут дело деликатное
робот — не ОТК, его на родственные
чувства не возьмешь.

С тем и ушел
Иван Ваныч, усмехаясь в свои
инженерные усы и, похоже, довольный
собой.

Чего о
бригаде бутылкоотливщиков не
сказать. Совсем наоборот — с каждой
"убойной" бутылки не только
навару не было, а, напротив, один
расход — вычитали из зарплаты
кровные, хоть и деревянные.

— Да не-е-ет,
так дело не пойдет, — задумались
мужики. Стали искать подходы.
Пытались и так и эдак отключить
японского гада. Ни в какую! Ежели он
сверху свою железную длань на
бутылку не положит — конвейер
останавливается. А когда кладет и
обнаруживает некую косину в
горлышке — в брак кидает продукцию,
мерзавец, в брызги разбивает.

Но — вот она,
русская смекалка на японские
чудеса — дотумкались-таки!

Усмотрели,
что роботу все равно, на сколько
градусов поворачиваться, он может
на несколько градусов конвейерной
бутылки и не доходить — ему главное
на горлышко, соответствующее
параметрам, опуститься. И тогда
линию не отключает. Допетрил,
читатель, что ребята смараковали?!
Ну, конечно, допетрил: парни из
бригады сказали железному японцу:
на тебе, гад, бутылку, стучи по ней
своими клешнями. Но только стоять
она будет чуть-чуть в стороне, рядом
с конвейером. И поставили на это
место хорошую кондиционную
бутылку. Вот робот по ней своими
клешнями и клацает. А мимо него, по
конвейеру, всякие разные другие
плывут себе, плывут. Ребятам на
радость. Правда, пришлось малость
повозиться, чтобы тулово японца
паршивого чуть-чуть с оси свернуть.
Ну да тут уж наши мужики не
сплоховали: против лома нет приема.

И дело пошло.
А то вишь ты — бутылки ему
кондиционные подавай! Да что ей
сделается, некондиционной-то?
Главную свою функцию она выполняет
и с кривой шеей, так ведь?

А там — хоть
неразлей вода. Или водка…

Об
случае этом узнал и записал не
совсем ровной ручкой

А. Борисо-Глебский.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector