издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Одинокий странник поэзии

Одинокий
странник поэзии

Светлана ЖАРТУН

В
издательстве АО "Ангарская
городская типография" недавно
вышел сборник рассказов Александра
Обухова "Звездный вальс".

Автор живет в
поселке Мишелевка и называет себя
частным предпринимателем. В
санатории "Таежный" он
организовал художественный музей и
придумал несколько туристических
маршрутов по заповедным
окрестностям. Александр Обухов
любит общение и на экскурсиях,
кроме тематического материала,
рассказывает свои "придумки" и
читает стихи. В дорогу берет
портативный магнитофон, и звуки
музыки великого Чайковского или
Рахманинова наполняют таежную
тишину.

Родился он
еще до войны в поселке Николаевский
Красноярского края. Именно в этих
местах в семидесятые годы была
обнаружена семья староверов
Лыковых, которая жила уединенно,
затерянная в глухомани таежного
тупика. Маленький Саша помнит, как
взрослые уходили на промысел
золота и приносили тяжелый
драгоценный металл.

Память
восстанавливает рассказы
деревенских старушек, таинственные
истории, навеянные шепотом
деревьев и трав, а воображение,
дополняя пробелы, создает легенды.
Одна из них — "Любовь
Тайнионы", опубликованная в
новом сборнике, здесь автор
предлагает вниманию читателей свою
версию происхождения Тунгусского
метеорита.

Закончив в
деревенской школе десять классов,
Александр уехал в Иркутск, поступил
на физико-математический факультет
государственного университета. Он
изучал законы Фарадея и
редактировал газету "Жизнь
физмата" ("без мата", как
договоривались студенты между
собой), летом ездил в
геоморфологические и
геофизические экспедиции,
занимался проблемами
спектрального анализа.

Обухов мог бы
остаться работать в Иркутске, но
этот вечно неустроенный быт —
безденежье, отсутствие жилья…
Город Ангарск дал ему все: хорошо
оплачиваемую и интересную работу,
квартиру. Занимаясь диффузионным
разделением изотопов урана на
одном из заводов огромного
комбината, скромно именуемого
"почтовый ящик", он быстро
делал карьеру — от рядового
инженера до руководителя группы,
получил высокое звание "Почетный
изобретатель СССР". Увлечения
литературой не оставлял, возглавил
"школу редактора" комбината,
на котором отдельные цеха
выпускали около тридцати стенных
газет. И втайне от всех писал стихи.

О чем? О
любви, жизни, возвышенных чувствах,
о Родине. Александр Обухов даже
обрадовался, когда его
производство было закрыто и он мог
уйти на пенсию — не по возрасту, по
выслуге лет работы на "вредном
производстве". Оставил город и
стал деревенским жителем. Теперь
его страсть к сочинительству могла
стать не просто хобби, а профессией.
Он начал писать стихи "запоем",
получив поддержку членов Союза
писателей, выпустил несколько
сборников. "Свободное
плавание" в новой для него жизни
научило многому, например,
огородничеству. В бурьяне, на
склоне овражка, растут посаженные
его руками желтые красавицы тыквы,
на грядках — арбузы, сладкие дольки
которых излучают свет. О луке,
огурцах и помидорах можно умолчать,
они у него, как у шукшинской
героини, "так и прут, так и
прут"…

— Полторы
сотки земли могут спокойно
прокормить семью из четырех
человек, — уверенно заявляет
Александр Иванович и вновь
увлеченно рассказывает: — Когда
начал организовывать
художественный музей, у меня было
не более двадцати живописных работ,
но так хотелось, чтобы не я один —
люди картинами любовались…

Сегодня в
светлой и прибранной комнате-музее
санатория "Таежный" их более
ста. Но сколько пришлось
"походить, помучиться", прежде
чем смог открыть его!

— Что вы, —
говорили ему, — у нас
государственные музеи закрываются,
а вы открываете частный…

Это правда —
доходов нет, одни расходы, зато
радость приносит маленьким и
взрослым, отдыхающим и местным
жителям.

Обухов все
время что-нибудь придумывает. Он
предложил свои услуги в качестве
преподавателя курса мировой
культуры в рядовой школе Ангарска,
а потом возглавил поэтический
факультет первой гимназии. На
областном конкурсе
детей-литераторов его ученицы
стали победительницами. Первое
место заняла Даша Даншкина,
воплощающая собой саму поэзию —
девочка дивной красоты,
унаследованной от мамы-китаянки и
папы-гурана. Сегодня Обухов увлечен
курсом "Духовная сущность
человека". Судя по рассказам
последнего сборника, эта сущность
заключается в любви — великой и
жертвенной.

"Что
отличает действительно
художественное произведение от
литературной подделки? Наверное,
помимо владения техникой письма,
еще и некоторая душевная
открытость, распахнутость перед
миром, беззащитность даже", —
пишет в предисловии к сборнику
"Звездный вальс" Ким Балков. Он
прав: автор — романтик, одинокий
странник, сознательно ушедший от
суеты повседневного бытия. В стихах
и прозе он обращается к душе
человека и часто находит
единомышленников среди своих
читателей.

* * *

Да,
возможно, тропа виновата

И волной
набегающий снег,

И гора,

то крута,
то поката,

И твой — в
рубчик —

отчетливый
след.

Нет, то
просто зима виновата:

В снег
ступить —

далеко ль
до беды…

Потому и
слились на закате

Наши тени и
наши следы.

* * *

И станет
далекое близким.

А близкое —
вдаль отойдет…

И в комнате
солнечной, низкой

Прощания
час отобьет.

И руки
сомкнутся с руками,

И губы
сольются на миг —

И все
оборвется меж нами,

И смех
обернется слезами,

И скроется
солнечный лик.

* * *

И в погоне
и в любви —

кони
вскачь!

Вешним
ветром обуян —

мчишься
пьян…

Опрокинет
седока —

жаль!

Влипнешь в
тину среди жаб —

если слаб.

* * *

И станет
далекое близким.

А близкое —
вдаль отойдет…

И в комнате
солнечной, низкой

Прощания
час отобьет.

И руки
сомкнутся с руками,

И губы
сольются на миг —

И все
оборвется меж нами,

И смех
обернется слезами,

И скроется
солнечный лик.

* * *

Да,
возможно, тропа виновата

И волной
набегающий снег,

И гора,

то крута,
то поката,

И твой — в
рубчик —

отчетливый
след.

Нет, то
просто зима виновата:

В снег
ступить —

далеко ль
до беды…

Потому и
слились на закате

Наши тени и
наши следы.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector