издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ты скажи, ты скажи, че те надо, че те надо...

Ты
скажи, ты скажи, че те надо, че те
надо…

О любви,
пошлости и сексе на эстраде

(монолог
критика)

Арнольд БЕРКОВИЧ

Нет, что ни
говори, дорогой читатель, а
демократия — великое народное
завоевание. Ну в самом деле: раньше
при всяких социализмах (тьфу на
них!) то этого не хватало, то за тем в
очереди стоишь. Теперь вроде всего
вдоволь, правда, денег не хватает,
но это мелочь. Деньги — явление
оскорбительное, они душу
уничтожают. А нам больше
возвышенное подавай, нам чувства
дороже денег, оказывается. Кстати, о
чувствах. Помнишь, читатель, как мы
при всяких социализмах (тьфу на
них!) гордо так всем заявляли: "У
нас секса нет!" и твердо знали,
что интимные части тела только для
воспроизводства населения
предназначены. Ну а как демократия
началась, тут все и обнажилось, тут
у нас на многое глаза-то и
открылись.

Раньше
нам внушали:

Любовь не вздохи
на скамейке

И не
прогулки при луне…

Или еще:

Любовь с
хорошей песней схожа,

А песню
нелегко сложить.

Вот как нас,
бедных, обманывали прежние
идеологи, вот как одурманивали. То
ли дело сейчас: и про любовь многое
узнали, и песни, оказывается, не так
сложно писать. Вот, к примеру:

У любви
короткие ноги,

Без любви нет
тревоги.

А любовь
заостряет вниманье,

И сулит
она нам ожиданья.

(А.
Стенин — песня "О любви")

Каково?!
Четко, ясно и никаких
"скамеек", "луны" и прочей
дребедени.

Молодцы —
ребята с эстрады, это они нас,
темных, за последние годы
просветили и по части любви, и
относительно женщин, и о сексе.
Они-то, эти ребята, толк в этом деле
понимают. Мотаются по Руси да по
зарубежьям, поклонников и
поклонниц — уйма, что ни город,
говорят, новая любовь. Вот потому
они для нас и стали пропагандистами
(прости мне, господи, это слово
социалистическое). Вот автор и
исполнитель собственных
произведений Николай Трубач
утверждает, исходя из собственного
опыта:

Женская
любовь — нет тебя короче.

Сердце ты мое
разрываешь в клочья.

Женская
любовь — не хватает ночи,

Чтобы
все понять — то, что днем не
хочешь.

("Женская
любовь")

Еще французы
утверждали много столетий назад: в
каждом зле ищи женщину. Думаете, за
столетья что-нибудь изменилось? Да
ничего подобного. Женщины, по
утверждению эстрадных авторов, еще
больше осатанели, и мужикам просто
"форменная труба":

О, белая
луна!

Мне
сегодня не до сна.

Я жду,
когда в ночи

Раздадутся
шаги моей любимой —

в истоме
бессоницы мечется по кровати
Владимир Кузьмин со своей песне
"Белая луна", а скромный Ефрем
Амирамов так тихонечко ему
подпевает:

Мне бы к
ней хотелось подойти

Из фрагмента
счастья…

… И жить
хочешь иногда,

А
грешить не хочешь.

И одно
успокаивает бедного Ефрема:

Год-два
— молодость пройдет,

Потерпи
немного.

("Дилемма")

И до чего же
мне жалко этого Амирамова, у
которого молодость столь
быстротечна! Гораздо легче
обольстительному Владу
Сташевскому:

Я знаю
(утверждает он) ты сейчас от
меня

далеко.

Неизвестно,
с кем и где пьешь

вино
"Клико".

("Берег")

"Клико"
(для непосвященных) — это
зарубежный самогон. И правда, не
пить же демократизированной
русской девушке нашу сивуху, то ли
дело — "Клико", а? Как звучит!

Нет, что ни
говори, озверели эти ба… (пардон!)
женщины, уж и посмотреть-то
по-простому на вас не могут. Бари
Алибасов, так тот прямо-таки
ультимативно им заявил:

Не надо,
не надо

Ласкать порочным
взглядом!

("Не
надо").

Порядочные
мужики из ансамбля "Ногу
свело", обращаясь к своим
потенциальным любимым,
недвусмысленно заявляют:

Я хочу
иметь детей,

Но только от тебя.

Представляешь,
читатель, что за бредовое желание у
этих мужиков на ниве всеобщей
демократизации! Впрочем, их понять
и простить можно, у них это факт
медицинский:

Однажды,
как-то раз,

Я выпал из окна…

Может у них
не только "Ногу свело"?..

А казалось
бы, много ли простому эстраднику
надо для полного счастья?

Это
красное платье,

Да бутылка мадеры

Вот
бродячее счастье

С ночи до
утра.

Видишь,
друг-читатель, ма-де-ра! Так что,
пока пьешь нашу родимую — самогон,
водку или растворитель, — счастья
тебе не видать!

И это хорошо,
если с баб…(извините, господи,
опять сорвалось!), если с женщиной
есть хоть какое-то понимание, а
если, как у Аркадия Укупника:

Сим-сим,
откройся!

Сим-сим, отдайся!

Да ты не
бойся и не стесняйся!

Я не
насильник, поверь мне, Сима,

Но жить
так дальше — невыносимо.

И
"Балаган-лимитед" тоже в
полном сексуальном растройстве:

Ты
скажи, ты скажи,

Че те надо, че те
надо?

Может,
дам, может, дам

Че ты
хошь!

А еще с
элементом коварства: оказывается,
знает, "че надо", но — ни в
какую. То ли дело у Маши Распутиной:

Ты меня
не буди,

Не целуй горячо.

Я от ночи
шальной

Не
остыла еще.

("Ты
меня не буди").

И верно, чего
лезть, надо силы, возможности
рассчитывать, не то ведь можно
черт-те до чего довести:

Она
ходила голой на лестницу,

Она ходила
голой на улицу,

Она
хотела даже повеситься,

Но —
институт, экзамены, сессия.

(группа
"Сэкит").

Да
здравствует высшее образование
времен демократии как средство
борьбы с суицидом! А можно и
значительно проще, как рекомендует
"Дюна":

Мне все
кажется, все кажется

Налью сто
грамм

И
свяжутся

Две
жизни, как две нити,

В узелок.

… Когда-то, в
пору всяких там социализмов, один
классик характеризовал подобное
творчество как "бред сивой
кобылы". Я не знаю, при чем здесь
бедная кобыла, но твердо знаю: чтобы
понять и принять сии опусы, нужно
либо забыть культуру своего народа,
либо ежедневно перед этим
принимать алкоголь, и не по сто
граммов, и не "Клико", а, прости
господи, родимую сивуху!

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector