издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Честный труд всегда в моде"

Николай
НАУМОВ:

"Честный
труд всегда в моде"

Личность
лидера проявляется в делах и
судьбах связанных с ним людей. Что
нас больше всего привлекает в
человеке? Оптимизм, уверенность,
надежность. Эти качества и
разглядели казачинцы в Николае
Павловиче Наумове, прошедшем путь
от школьного учителя до
предпринимателя, а затем и главы
районной администрации.

Николай
Павлович — человек новой формации.
Из тех, кому и прежние, советские
одежды были не чужды, но, скажем так,
тесноваты. Избранный с солидным
отрывом от конкурентов, он с первых
дней принялся за дела с яростным
честолюбием первопроходца и успел
кое в чем преуспеть. И, может быть,
самое главное — восстановить
утраченное в период безвластия в
районе доверие к власти, веру в
справедливость, в то, что жили и
живем не напрасно. Что оставим
детям и внукам этот прекрасный край
таким, каким приняли его из рук
дедов и отцов, первопроходцев —
строителей Байкало-Амурской
магистрали.


Николай Павлович, Казачинский
район ассоциируется с нехожеными
тропами, БАМом, героизмом молодежи
70-х… Вы ведь и сами из когорты
первопроходцев?

— Можно
считать и так. После окончания в 1975
году истфака Иркутского
пединститута я вернулся в родные
места и был направлен в
Магистральнинскую школу, которая
росла и мужала под аккомпанемент
строительства магистрали. С 81-го — в
районном комитете партии, в 90-м
избран председателем райсовета и
работал вплоть до разгона Советов в
93-м. Потом создал малое предприятие
"РП-Лес" (подрядчик
"Русиа-Петролеум"), заочно
окончил юрфак. Ну а когда пошла
катавасия в руководстве (главу
администрации отстранили,
обязанности его исполнял вначале
один зам, потом второй), ряд
руководителей ведущих предприятий
предложил мне (чуть ли не в
ультимативной форме)
баллотироваться в мэры. За три дня
до выборов собрал подписи и, как
видите, прошел.

— Бюджет
расстроен, команды нет, люди без
денег, без работы…

— Именно так
все и было. Задолженность по
зарплате в бюджетной сфере
превышала семь месяцев. Прежние
руководители раздавали кредиты без
всяких договоров, так что
возвращать все это приходилось
через суды, с помощью зачетов,
бартера, продажи имущества. Словом,
расхлебываем по сей день.

Ну а команду
подбираю уже в процессе работы. Ищу
профессионалов, толковых людей и
единомышленников, которые бы
понимали друг друга с полуслова.
Кажется, удается.


Николай Павлович, давайте о
сегодняшнем. Чем примечательным
был для вас ушедший 1998?

— Прежде
всего сдачей в эксплуатацию
автодорожного моста через Киренгу.
В области, да, пожалуй, и во всей
России, ничего подобного за
последние годы не построено. Новый
мост — наша краса и гордость. С его
вводом открывается выход к северу
Байкала, на соседнюю Бурятию. Он
соединил наш район с Бодайбо, Сухим
Логом, явился очередной ступенькой
для развития северного края. Я уже
не говорю о том, что с вводом моста
мы пустили рейсовый автобус до
Улькана, облегчив жизнь сотен
проживающих в окрестных поселках и
деревнях людей.

Силами
унитарного дорожного предприятия
сдан прекрасный участок дороги в
сторону Звездного и Усть-Кута,
завершаем строительство
60-квартирного дома в Магистральном.

С помощью
областной администрации удалось
передать все брошенные
леспромхозами электролинии
госпредприятию "Усть-Кутские
электросети". Поэтому
энергообеспечение стало надежным о
более дешевым. То же с
теплообеспечением. Большую работу
провели в пос. Магистральном по
реконструкции котельной, сетей. В
конце года организовали
транспортное обеспечение
отдаленных сел по зимникам, что
дало возможность наладить их
постоянное общение с райцентром.
Хотя, конечно, жизнь на севере уже
не та, что прежде.

Люди
выезжают из района за счет
программы переселения. Нынче
выехало около 20 семей. Правда, хочу
заметить, что некоторые уже хотят
возвратиться обратно. Просятся к
нам из Саянска, бывших
среднеазиатских союзных республик.

— Вроде
ничего привлекательного в районе
не осталось, что же их влечет сюда?

— Не скажите.
Казачинско-Ленский район — это 33,5
тыс. кв. километров, чуть меньше
Израиля. Для жизни здесь есть все:
электроснабжение, связь, дорога… А
леса какие! На заготовках черемши,
ореха, ягоды можно весьма неплохо
зарабатывать, при этом не платя
никаких налогов. Добавьте
минеральный источник "Талая" в
районе Улькана. Подобных в мире
всего три — в Трускавце, Южной
Африке и у нас. Причем наш, по
оценкам специалистов, значительно
посильнее, поэффективнее. В ноябре
было принято постановление
губернатора о первоначальном этапе
развития "Талой".

На
казачинской земле прекрасно растут
овощи, картофель. Кто не ленится,
снимает весьма приличные урожаи.
Достаточно сказать, что наш фермер
Борис Оксененко один обеспечивает
свежей капустой школы и садики
района.

Правда, если
брать в общем, то сельское
хозяйство у нас слабенькое. Но не
потому, что люди плохо работают. Я
бы сказал, наоборот — поголовье
коров, свиней у населения
увеличилось, а колхозы перешли на
производство и продажу кормов
частным лицам и предприятиям,
которые имеют подсобные хозяйства.
Однако со сбытом продукции
проблема. Тормозит развитие
хозяйств бездорожье. Поэтому
потихоньку "тащим" дороги на
Карам, Нижне-Мартыново, Ермаки.
Будут дороги — будут жить
хозяйства, район.


Когда-то Казачинско-Ленский был в
числе передовых по заготовке и
вывозке древесины. А как сейчас
живет эта отрасль?

— Да, были
времена, когда район заготавливал
до 2,5 млн. кубометров леса, сегодня —
в пределах 600 тысяч. Федеральный
лесной кодекс настолько нелеп, что
нет нам резона заниматься этой
отраслью. Если в 97-м мы принимали
участие в аукционах по продаже,
знали, сколько получим в таком-то
месяце средств, рассчитывали на
них, то сегодня вся аукционная
продажа (все, что сверх попенной
оплаты) уходит в казну государства.
Не случайно появились арендаторы,
которые, не платя налоги в бюджеты,
преспокойно пользуются лесными
ресурсами для личного обогащения.

Лес, недры —
достояние Москвы. Но кто ответит,
зачем государству заниматься
лесхозами, леспромхозами? Это наша
функция. Считаю, что должен быть
восстановлен закон ренты и рентные
платежи следует распределять между
живущими на данной территории
людьми.

В надежде на
это стремимся наладить контакты с
инофирмами. Есть интересные
наработки и проекты у
лесокомбината, Кунерминского ЛПХ.
Сейчас они изучаются
потенциальными зарубежными
партнерами из США, Германии. Кстати,
исследовав наши леса, немцы были
поражены их уникальными
свойствами. Особенно это касается
сосны, которая на разных участках и
расстояниях совершенно разная. А на
участках вечной мерзлоты вообще
уникальная по плотности.

Думаю, пришло
время восстанавливать связи и с
нашими прежними партнерами из
среднеазиатских республик, Алтая,
Белгородчины. Вспомните, как тогда
дружно работали, да и жили не чета
сегодняшнему.

— Мне
кажется, вы переоцениваете,
идеализируете прошлое?

— Видеть
изъяны в настоящем — не значит
идеализировать прошлое. Но
отказываться от того, что было в той
жизни хорошего, позитивного, тоже
глупо. Ценность коллективизма,
работа в радость, или, как говорили
тогда, "всласть", внимание
общества к человеку труда — это
устарело?

Посмотрите
на экран телевизора, откройте любую
газету. Банкиры, предприниматели,
политики… Кто спорит — нужные люди.
Но основу жизни составляет человек
труда. Тот, кто добывает и
производит. О людях, создающих
материальные ценности, не пишут и
не рассказывают в прессе, на
телевидении. Разве только когда они
стучат касками или перекрывают
магистрали…

Можно
смеяться над прежними Досками
почета, красными уголками,
чествованиями передовиков, но ведь
не станете же вы спорить, что это
относилось к создателям всех наших
богатств. И молодежь завидовала,
мечтала быть похожей на этих
уважаемых людей, своих отцов,
братьев, матерей. Вспомните имена
Леонида Казакова, Александра
Бондаря, Ивана Варшавского… О
рядовых бригадирах БАМа знала вся
страна. Сотни, тысячи юношей
мечтали быть похожими на них,
"делать жизнь с них". А с кого
берет пример нынешнее подрастающее
поколение? Боевики, наркотики,
порнуха… С таким багажом куда
уедем?

— Одно
время упорно дебатировался вопрос
о переносе административного
центра в Магистральный. Чем это
закончилось?

— А какой
смысл, если по существующей сегодня
дороге весь путь от Казачинска до
Магистрального занимает 15 минут
езды? Исторически так сложилось,
что выбор райцентра пал на
Казачинск, пусть все так и
останется! Здесь базируется
аэропорт, прекрасная
взлетно-посадочная полоса, которая
может принять чуть ли не все виды
существующих самолетов… Правда,
билет до Иркутска сегодня стоит
дороже, чем от Москвы до Сочи. Но это
уже издержки нового курса реформ,
грабительской приватизации и
развала отрасли. Уверен, долго так
продолжаться не может.

— А что
ждете от наступившего года? Какие
планы, надежды?

— Прежде
всего, продолжим работы по
сокращению бюджетных затрат,
особенно это касается
коммунального хозяйства. Программа
такая есть, контуры и цифры
обозначены, так что с приходом
весны займемся коммуналкой
основательно.

Имеются
хорошие наработки по открытию
линии переработки древесины на
базе леспромкомбината. Надеемся
запустить хотя бы первую очередь на
20 тыс. кубометров пиломатериалов.

Будем решать
вопрос по реорганизации убыточных
сельхозпредприятий — колхозов
"Магистральный" и "Искра".
Земли там пустуют, зарастают
бурьяном. Определим хозяев, нарежем
доли и передадим в вечное
пользование.

Есть надежды
и возможность достроить больничный
комплекс в Магистральном. Там уже
возведена коробка, подведены сети,
остались отделочные работы. Да и
откладывать ввод дальше некуда —
здание старой казачинской больницы
держится уже на честном слове.

Думаю, что
нынче откроем также дорогу на
Карам. Осталось отсыпать 15 км, для
"ЗапБАМстроймеханизации" это
не объемы.

Словом,
надежд и планов громадье, скучать
некогда будет, особенно если
учесть, что 99-й — год выборов в
Госдуму.

— Эти
надежды связываете с
правительством Евгения Примакова?

— Возможно.
Во всяком случае, появилась хоть
какая-то уверенность, что будет
положен конец политике удушения
отечественного
товаропроизводителя.
Правительство хотя бы не валит все
на предшественников, на азиатский
или японский кризис, Международный
валютный фонд, нерешительность
западных инвесторов…

Чего жду?
Сейчас нечего ждать, не на кого
надеяться. Каждый обязан положить
свой кирпич, а не прикидывать, в
какую сторону крыша едет. Если
каждый свой кирпич положит на
совесть, дом стоять будет прочно.
Созерцателей и мыслителей без нас
хватает.


Насколько я знаю, вы когда-то
увлекались походами, рыбалкой.
Сейчас для этого находится время?

— Редко, но
нахожу. Люблю бывать с семьей на
природе, ходить в походы. Люблю
гольцовые озера, места, где
гнездятся и зимуют редкие птицы,
летом — сплавляться по Киренге.
Мечтаю добраться до Карама, а потом
вниз по течению — лучшего отдыха
нельзя придумать. Насчет охоты —
нет, хотя дед, отец были
охотниками-профессионалами.

Словом,
отдохнуть у нас есть где. И я уверен,
что не за горами тот день, когда мы
будем встречать на казачинской
земле не только своих, но и
иностранных туристов, отдыхающих.

Беседу
вел Александр АНТОНЕНКО.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector