издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Радость узнавания

Радость
узнавания
К гастролям
Бурятского театра оперы и балета

Арнольд
БЕРКОВИЧ, критик

В последние
годы мы как-то привыкли, что в
Иркутск, как правило, приезжают
два-три актера со всероссийским
именем, привозят какую-либо
незатейливую комедию и тем самым
восполняют гастрольный голод
иркутских зрителей. Правда,
случалось, приезжали действительно
звезды масштаба Зыкиной или
Казарновской, но стоимость их
концертов начисто лишала широкие
народные массы возможности их
лицезреть.

И вот,
наконец, спустя десять лет в
Иркутске вновь Бурятской
академический театр оперы и балета.
Практически — вся труппа.
Практически — со всем основным
репертуаром. Мы ждали этот театр,
потому как высок авторитет его в
этом жанре, потому как в недрах его
сверкала блистательная плеяда
актеров всесоюзного и мирового
масштаба. И сегодня, как и десять
лет назад, в строю Ким Базарсадаев,
Дугаржап Дашиев, Вячеслав
Бальжинимаев, потрясает своими
феноменальными вокальными
возможностями бурятская Монсерат
Кабалье — Галина Шойдагбаева.

Репертуарная
афиша нынешних гастролей весьма
насыщена: это семь оперных
спектаклей и пять балетных. Мы
остановимся в этих заметках на трех
из них, обо они несомненно отражают
художественный уровень театра, да и
сами названия этих произведений
беспроигрышно обеспечивают театру
зрительскую аудиторию.

Петр Ильич
Чайковский — "Иоланта". Это
единственная лирическая опера
великого композитора, в которой
счастливый финал. Петр Ильич даже
полагал, что сказочный характер
фабулы этой оперы позволял бы
театру ставить ее в один вечер со
"Щелкунчиком", подчеркивая их
единение в художественном,
эстетическом и нравственном плане.
Однако подобного в театральной
истории не случилось.

Нежнейший
образ Иоланты в спектакле создает
актриса Лариса Соковикова. Ее
красивое чистейшее сопрано
прекрасно передает все тончайшие
нюансы сложных переживаний ее
героини и, дополненные весьма
ощутимым драматическим дарованием,
позволяют воспринимать образ как
несомненно логически завершенный и
безусловно центральный в этой
очаровательной опере. Трогательный
в своей искренности возникшего
чувства предстает пред нами и
Водемон в исполнении засл. арт.
Республики Бурятии Д. Занданова. У
артиста красивый, ровно звучащий
голос, он им безукоризненно владеет
и потому этот образ можно отнести к
несомненной удаче спектакля.

Глубокий
драматизм постигшего горя,
стремление найти выход в исцелении
дочери очень убедительно звучит в
мастерской вокальной
интерпретации нар. арт. СССР Кима
Базарсадаева, который поет партию
короля Рене.

Однако при
всей взволнованности главных
действующих лиц от спектакля веет
холодом. Это возникает от
бесстрастности и вокальной, и
сценической многих артистов в этом
спектакле, и абсолютно
бездейственного хора.

Опера Ш. Гуно
"Фауст" — мировая классика.
Автор этой оперы один из ярчайших
представителей лирической оперы,
он написал 12 опер, но славу и
бессмертие Гуно принес именно
"Фауст". Спектакль наших
гостей начинается с
иррационального суперзанавеса,
который символизирует огромную
воронку — вход в подземное царство
Мефистофеля и тем самым спектакль
как-бы изначально определяет, кто в
нынешней постановке является
главным действующим лицом.
Неизменный исполнитель партии
Мефистофеля — нар. арт. СССР Ким
Базарсадаев. Мы знаем этого
талантливого артиста практически с
момента его первого появления в
этой роли. В те годы Базарсадаев был
чрезвычайно подвижен на сцене, он
многого достигал яркой
театрализацией образа, в его
исполнении было много иронии,
откровенной насмешки. Сегодня Ким
Базарсадаев стал более статуарен,
его Мефистофель предстает
своеобразной глыбой, бессмертным
монументом зла, да и душу Фауста он
приобретает не из-за безудержного
столкновения с божьим промыслом, а
для того, чтобы еще раз
продемонстрировать свое
могущество. Сегодня Мефистофель у
Базарсадаева скорее философ,
знающий человеческие слабости и
ловко ими манипулирующий. Голос
Базарсадаева стал с годами гуще,
приобрел новые выразительные
обертоны, звучит мощно и сочно.

Роли старого
и молодого Фауста обычно в оперных
театрах исполняет один артист, в
спектакле Бурятского театра образ
поделен между двумя исполнителями.
Дугаржап Дашиев, нар. арт. СССР
создает законченный по
выразительности образ старого
Фауста, уставшего от своего
возраста, по сути презирающего все
достижения науки, искусства и
готового отдать душу дьяволу
взамен на молодость. Эгоизм натуры
Фауста подчеркивает и нар. арт. Б.
Будаев в роли Фауста молодого. Его
герой лишь раз чувствует легкое
угрызение совести — в его
отношениях с Магаритой и хотел ли
того артист или так выглядит
внешне, но искренности в его любви к
Маргарите нет и все воспринимается
как интрижка, как флирт. Собственно
так, как того хотел Мефистофель. И
смелое введение сексуальной сцены
Фауста и Маргариты еще в большей
степени подчеркивает это. И лишь
финал, который Будаев проводит с
большим волнением и искренностью,
позволяет судить о прозрении
Фауста.

В вокальном
отношении партия Фауста у Батора
Будаева исполнена не всегда ровно,
в верхних регистрах артист часто
форсирует звук и невольно
испытываешь волнение за артиста,
его возможность взятия высоких нот.

Драматизм
партии Маргариты целостно
раскрывается практически в
заключительной сцене оперы, нар.
арт. Бурятии Виктория Базарова
именно здесь как бы обретает
заинтересованность
воспроизведения трагедии героини,
в сценах же с Фаустом нет-нет и
проглядывает некая отрешенность.
Вообще должен заметить, что
подавляющее большинство артистов
как бы отрабатывает давно
наскучившую повинность и оттого в
действиях опер появляются
неоправданные пустоты. Такие
моменты есть и в "Иоланте",
есть они и в "Фаусте". Это
снижает целостность восприятия.

Прекрасное
сочетание актерского и вокального
мастерства в образе Валентина у
засл. арт. Бурятии Тогмита Танхаева,
очаровательный Зибель у Оксаны
Хингеевой.

Художник-постановщик
В. Окунев создал интересное
оформление, одинаково приемлемое и
для городской площади, и сада
Маргариты, и темницы. Оно
многомерно, и в этом плане, мне
кажется, могло быть использовано
режиссером-постановщиком И.
Габитовым более разнообразно. В
спектакле использованы
спецэффекты, но их необходимо более
четко отработать, иначе они
воспринимаются не серьезно.

И, наконец,
третий спектакль, избранный нами
для рецензии — бессмертное
творение Петра Ильича Чайковского
— балет "Лебединое озеро".
Балетная труппа Бурятского театра
всегда вызывала неподдельный
интерес, ибо в ней работали
талантливые танцовщицы и
танцовщики. Мы до сих пор с
восторгом вспоминаем
неподражаемую Ларису Сахьянову и
Петра Абашеева, О. Короткову, Е.
Самбуеву и А. Павленко. У театра
всегда был квалифицированный
кордебалет, что создавало
непреходящую поэтику балетного
спектакля.

Сегодня
произошла смена поколений, и я с
удовольствием увидел
замечательных молодых
исполнителей центральных партий в
балете. Л. Балдаева в партии Одетты
взволнованно трепетная, по-девичьи
чиста и непосредственна. Ее
движения классически красивы и
выполняются в большинстве
достаточно чисто, легко и
грациозно. Она несет характер, и
хотя сегодняшняя Одетта у Л.
Балдаевой лишь начало пути к
совершенству, я не сомневаюсь в ее
балетном будущем. Балерине нужно
помочь в умении резко изменить
балетный почерк при воплощении
Одиллии: сегодня ощутимой грани
между Одеттой и Одиллией
практически нет.

Прекрасные
балетные данные и у ее партнера
солиста балета С. Никшина (Зигфрид).
Артист наделен великолепной
внешностью, строен, легок в прыжках,
в нем ощутима благородная манера
дуэтного танца, строгое изящество
солирующих эпизодов.

Сегодня эта
пара уязвима в техническом
исполнении поддержек, есть
некоторая ощутимая несвобода в
танце, но это болезни роста, которые
с опытом несомненно исчезнут.

Очень четко
исполнено па-де-труа, выразительны
и полны извечного обаяния
маленькие лебеди, поэтичны
классические перестроения
кордебалета.

Положительно
в целом оценивая балетный
спектакль, я должен, к великому
сожалению, отметить огромный минус
и этого спектакля в частности, и
Бурятского театра в целом — это
оркестр театра. В "Лебедином
озере" музыка Чайковского
является основным действующим
лицом, она развивает драматизм
действия, определяет смысловую
характеристику персонажей. Каждый
номер балета — это своеобразно
разработанные симфонические
крупные музыкальные формы. Я думаю,
что уважаемый маэстро М. Балдаев
знает это не хуже меня, однако
оркестр, им ведомый, постоянно
расходился с балетным действием на
сцене, пожалуй лишь струнные в
какой-то мере донесли истинное
очарование музыки композитора. В
"Фаусте" постоянно
диссонировали духовые инструменты
и оркестр играл настолько громко,
что чаще не слышно было солистов,
впрочем, подобное было и в
"Иоланте" (в обеих операх
дирижер засл. деятель искусств В.
Галсанов). Иными словами, создание
полноценного высококачественного
симфонического оркестра в театре —
проблема номер один. Мы видим и
другие, о них речь впереди.

Сегодня же,
подводя итог заметкам, подчеркнем
еще раз нашу радость встречи, театр
— всегда явление молодое,
развивающееся и Бурятской театр
оперы и балета — не исключение. С
одной лишь оговоркой. Мы к нему
подходим с другой меркой, но ведь к
тому нас обязывает его высокое
звание — Академический.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector