издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пока не ушла река...

  • Автор: Марианна Гогоберидзе

1 июля иркутской "Бакалее" исполнилось 70 лет... Еще десять лет назад она являлась монополистом в снабжении населения Иркутской области, районов Крайнего Севера и Якутии продуктами питания, табаком и винно-водочной продукцией. А в феврале 1992 года коллектив получил договор купли-продажи на свое предприятие за номером один и стал первым в области акционерным обществом. Этот факт примечателен потому, что со всей очевидностью доказывает его расторопность, смекалистость и мудрость. И вся семидесятилетняя история "Бакалеи" - тому подтверждение. В ней очень много интересного и любопытного для нынешнего поколения сибиряков. Об этом беседа с генеральным директором ЗОА "Бакалея" Геннадием КОСОГОРОВЫМ.

— Геннадий Иванович, вы руководите предприятием уже двадцать лет. На ваших глазах
бывшая Восточно-Сибирская краевая контора «Союзсахарсбыт» превратилась в мощную
торговую структуру региона. Как это происходило?

— В 1932 году контору создали для снабжения Иркутской области, Забайкалья и Бурятии
сначала сахаром, а когда в Москве появились табачные, кондитерские и бакалейные
фирмы, стали заключать договоры и с ними. До той поры никто регулярно ничего в
Иркутск не привозил, и наша контора активно внедрилась в этот едва зарождающийся
оптовый рынок. Хотя была она тогда более чем скромная. У нас сохранился уникальный
фолиант с пожелтевшими хрупкими страницами — самая первая книга приказов, по
которой можно судить, как предприятие развивалось. Есть, к примеру, смешная, на
сегодняшний взгляд, запись, датированная сентябрем 33 года: «Разработать
инструкцию по эксплуатации лошади и принять возчика». Позднее появились дощатые
склады в поселке Жилкино, своя железнодорожная ветка и собственные филиалы в
Красноярске и Верхне-Удинске.

— Что в то время снабженцы привозили больше всего?

— Сначала — сахар. Он поступал вагонами и распределялся по торговым точкам. В год
«Росбакалея» продавала его более ста тысяч тонн. Любопытно, что мешки обязательно
возвращались на базу, сортировались по категориям и отправлялись на сахарные заводы.
Как, впрочем, и стеклянные банки и бутылки. Это было гораздо дешевле, чем делать
новые. Плодоовощных консервов реализовали более 165 миллионов банок. В магазинах
были десятки наименований консервированных фруктов высшего качества, разные соки
продавались на разлив, и людям это очень нравилось: всегда можно было выпить
стаканчик-другой. Байховый чай тоже уходил тоннами. Кондитерских изделий продавали
более пятидесяти тонн. Это были годы, когда прилавки не пустовали: Коллектив
постоянно выполнял план товарооборота: в ценах 1990 года он оставлял 650 миллионов
рублей. Из 76 российских контор иркутская «Росбакалея» занимала пятое место.

— Что-что, а поесть мы любим. Скажите, а какими были тогда оптовые рынки?

— Это не были «оптовки» в нынешнем понимании. Договора с поставщиками заключали на
республиканских и межреспубликанских ярмарках, причем, на тот объем товара, который
выделялся из общего фонда страны. Исчерпали свои фонды — значит, все: больше не
проси, никто не даст.

— На ваш взгляд, что было самым трудным: добыча продуктов или их распределение?

— Распределяли по районам области тоже строго по фондам. А самым трудным было
снабжение северных районов — Мамско-Чуйского, Бодайбинского, Якутии. Районы
Крайнего Севера были нашей головной болью. И вот почему: надо было успеть сплавить
продукты по воде, пока «не ушла» река. А если, не приведи Господь, опоздаешь,
приходилось грузить товар на самолет и отправлять его за счет конторы. Считай, не
сносить головы: так по партийной линии доставалось, что лучше и не вспоминать. Такая
ответственность была всегда. Хотя все знали, что обстоятельства порой складывались
против нас: реки «уходили» по своему расписанию.

— Вы стали директором «Бакалеи» 20 лет назад. Такой пласт жизни! Что успели сделать
за эти годы?

— Как пришел, сразу деревяшки сносить начал. А ресурсов-то никаких! Ни доски без
фондов не выпросишь, ни гвоздя. Не было нужного стройматериала, но строиться все
же начали — хозспособом. Он прогрессивным считался. Никто не помогал, доставай,
где хочешь. Исхитрялись, как могли. За свои деньги мы контору новую построили,
кирпичные склады и сахарно-фасовочный цех в Жилкино, в Тулуне — базу с новыми
складами и подъездными путями, склады на территории Военного городка: Большая
была стройка! Первый секретарь обкома партии Владимир Иванович Потапов
частенько к нам делегации разные привозил, хвалил и говорил при этом: вот так и надо
строить — хозспособом!.. А потом друг мой Валерий Иоффе из-за этого чуть в тюрьму
не сел: он на ЖБИ-1 в Ангарске работал заместителем директора и на свой страх и
риск помаленьку всего мне отпускал без всяких фондов — балки железобетонные,
плиты для перекрытия, блоки стеновые. Однажды кто-то «просигналил» куда надо:
что, дескать, разбазарил добро народное на сторону: Поехали объясняться к
Потапову, он и спас друга моего.

— Какое главное впечатление осталось от тех непростых лет?

— Постоянное, ежедневное чувство ответственности за дело, которое доверили, за
коллектив, за все предприятие. Два выговора получил, кажется, ни за что. Первый —
когда всего месяц проработал заведующим отделом торговли Иркутского
горисполкома. С мукой перебои были тяжкие, зерна в стране не хватало. Хлеб в
магазины поступал с перебоями. Очереди! Значит, виноват Косогоров. А второй — уже
от губернатора Ножикова: за то, что на последней республиканской ярмарке в 1989
году на сто тонн меньше закупили кондитерских изделий. А время наступило такое,
что никто ничего не продавал, все для себя придерживали. Сильно Юрий Абрамович
тогда возмущался. А мне горько: пищевая промышленность продолжала работать на
полную мощность, но что куда девалось — понять было невозможно.

— А приятные воспоминания остались?

— Разумеется. Я профессиональный работник торговли, закончил Ленинградский
институт, 45 лет трудового стажа: Губернатор области Борис Александрович
Говорин в 1998 году вручил мне знак «Заслуженный работник торговли Российской
Федерации». Конечно, приятно сознавать, что оценили твой вклад в жизнь области.

— В юбилейные дни о чем думаете больше всего?

— Чтобы никто из коллектива — ветераны, нынешние работники
— не остались без
внимания. Мы до сих пор храним старую Книгу почета, а в ней имена дорогих для
меня людей, моих товарищей: Иосифа Трубникова, Нины Ивановой, Валентины
Ушаковой, Веры Петровой, Дмитрия Шапранова, Ильи Максина, Анны Кисилевой,
Вениамина Тюрина, многих других, кто честно и добросовестно трудился десятки
лет. И поэтому для нас важно, чтобы история предприятия не прерывалась, чтобы оно
сохранялось как активная действующая структура, чтобы традиции, зародившиеся в
30-х годах прошлого века, обогащались. «Бакалея», став акционерным обществом, и
сегодня не изменила свой профиль работы, по-прежнему занимается реализацией
продовольственных товаров. Мы создали крупный оптовый рынок, где работают 338
частных предпринимателей и фирм, они держат нормальные, ниже, чем у других,
цены, так как заключают договоры с производителями продуктов. Очень хочется
верить, что новое поколение российских купцов больше будет думать не о себе, а о
людях.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector