издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Встреча с будущим

Настоящее - это все, что с нами сегодня происходит, и те люди, с которыми мы повседневно общаемся. Прошлое - тоже понятная категория, то, чего изменить уже никак невозможно. А вот у будущего есть ли какие-то признаки, формы, особенности? Порой о человеке говорят: он живет вчерашним днем, он человек прошлого. И это объяснимо. Но если сказать, что некто явился к нам из будущего, собеседник усомнится. Нужны веские доказательства, и прежде всего определение, какого именно будущего.

Прости, дорогой читатель, что заморочила тебе голову. У
моего «будущего» очень юное и милое лицо и самый
замечательный возраст — 20 лет. Социальный статус —
студентка Санкт-Петербургского университета, семейное
положение — дочь своих родителей, жителей города
Черемхова. Елена Шаталина прилетела на каникулы, и тут-
то мы с ней встретились, на черемховской квартире, где
живут специалисты связи Сергей Петрович и Елена
Анатольевна Шаталины и с ними сын-школьник Сережа.

Изящная темноглазая смуглянка Леночка — личность
удивительная. Из тех «пришельцев из будущего», о которых
пишут фантасты: внешность обычная, держится очень
скромно, выступать не любит. А познакомишься ближе с ее
произведениями, разговоришься — и открывается такая
глубина врожденного таланта, что душа замирает от
восторга. И это юное создание еще учится, еще овладевает
все новыми сферами искусства и творчества!

Но пора представить девушку читателям
«Восточно-Сибирской правды». Елена Шаталина —
выпускница Иркутского художественного училища, класс
художника Владимира Александровича Кузьмина. Как с
улыбкой она себя назвала, «внучка Вычугжанина»,
поскольку Заслуженный художник России Кузьмин с
гордостью называл своим учителем замечательного
иркутского художника. Владимир Кузьмин воспитал немало
настоящих и самобытных живописцев, и Леночка говорит о
нем тепло и трогательно. Он вывел ее на городские
выставки — сначала общую, а потом и персональную выставку
в доме Рогаля.

Как рождается художник? Мама Елены
рассказала мне, что девочка начала рисовать раньше, чем
говорить, в самом младенческом возрасте. А родилась она в
знойном южном городе Чарджоу, где растут самые лучшие
дыни, воспетые в годы эвакуации моим любимым русским
поэтом Анной Ахматовой: «Когда лежит луна ломтем
чарджуйской дыни:» Родители к коренному населению,
туркменам, отношения не имеют, ведь русские специалисты,
это не секрет, трудились во всех азиатских республиках.
Корни родословной семьи
Шаталиных уходят в польские земли да в кубанские казачьи
станицы. Девочке Леночке было девять лет, когда папа
получил (точнее, выбрал из предложенного по степени
обеспеченности квартирой) назначение в Черемхово.
Наверное, глазастая девочка в самые первые годы своей
жизни вобрала столько жаркого солнца, буйного разноцветья
и живых витаминов южных фруктов, что черемховская
монохромность не поглотила ее внутреннего
мироощущения. К тому времени она успела один год
позаниматься в художественной школе, так что в
черемховскую «художку» пришла сразу во второй класс. И
в училище поступила без проблем. И учителя своего
понимала и обожала, как, впрочем, и все другие учащиеся. В
Леночкиных натюрмортах, уличных пейзажах, в сильных
мазках кисти, в работах только маслом — рука опытного
мастера, положительное влияние учителя.

Владимир Кузьмин сделал для Елены, помимо
наставничества в живописи, нечто необычное,
провиденческое. Исповедуя единство творчества, он
приглашает в студию на уроки знакомых поэтов, писателей.
Однажды это был друг Владимира Евгений Суворов. И
Кузьмин попросил Лену Шаталину прочитать свои стихи
(девочка показывала их учителю). Темпераментный Евгений
унес с собой рукопись, показал в Союзе писателей,
опубликовал в газете «Родная земля» и пригласил Елену для
участия в конференции «Молодость. Творчество.
Современность.», где она успешно выступила в трех
номинациях как художник, поэт и прозаик. Пишет Шаталина
своеобразно, не только стихи, но и лирическую прозу,
миниатюры. Ее стихи были опубликованы в журналах
«Первоцвет» при поддержке поэтессы Татьяны Суровцевой, в
журнале «Сибирь» ее представил поэт и писатель Владимир
Максимов. Поэт Андрей Румянцев дал ей рекомендацию в
Московский литературный институт. Девушка поступила на
заочное отделение, учится в двух вузах. Вот строфы из ее
последних «северных» стихов:

* * *

Желтый треугольник на Неве.

Облако разлитое уныло.

Я сказала: «Никому не верь!»

И оно безропотно уплыло.

Я сказала: «Не свети в глаза!»

И Луна надменно улыбнулась,

И вернулось облако назад:

* * *

Пугливою тайной застыла вода.

Как самое важное миру отдать?

Не спеша?

…И милые взмахи карандаша

О деревянных высоких мыслях,

Которые мягкая знала душа,

Во влажном безликом небе повисли…

* * *

И все для меня, кроме радости?

И что вместо юности?

Привилегия старости —

То есть — грусть?

Страсть старости неизбежна

И так безбожна,

Что любить ее невозможно

По-прежнему.

Ни строками, ни улыбками,

Ни юностью — милостью липкою.

Я в дерзости, я в сладкой зависти,

Я праведно правлю радостью.

И что для меня?

* * *

За мною весна наблюдает.

Тоской шелестят облака,

Сбежав из зеленого мая

В лазурь, где густела река.

Надеюсь бездумно и верно,

Что в разуме или в бреду

Я в осень, бездомна и нервна,

Как беглые листья, уйду.

Внимательный читатель, пожалуй, уже скептически
посматривает на заголовок и вопрошает: а где же будущее?
Все уже в настоящем, признание художника и поэта,
благословение на продолжение избранного пути. Почему
автор увидел «гостя из будущего» в одаренной девушке,
каких в нашем крае немало? Состоялась еще одна творческая
судьба, вот и все!

И тут я восклицаю: нет, не все! Где у других закончилось
становление и начинается использование полученных знаний
и природных способностей, у Елены, как в компьютерных
играх, произошел переход на более высокий уровень. И
опять поиск пути, совершенствование, выход на другие
сферы искусства. В девочке оказалась заложена — от мамы с
папой или от господа Бога — программа расширенного
освоения современного культурного пространства. При
выборе высшего учебного заведения девушке хотелось чего-
то большего, чем академическое профессиональное
образование. Искали вместе с мамой, всегда первой
помощницей и самым чутким, самым близким человеком.
Где они нашли этот факультет, я не допытывалась,
возможно, во всезнающем Интернете. Но обе сразу поняли:
это то, что нужно Елене. Вот оно, будущее — самой выбирать
и создавать собственную школу или «Фабрику талантов»,
или свой театр, в котором она будет и постановщиком, и
режиссером, и художником-декоратором. Елена Шаталина
выдержала грандиозный конкурс и учится в уникальном
учебном заведении, созданном на волне прогресса во
взаимных культурных связях с США. Это совместный
факультет искусств по американскому проекту, созданный
несколько лет назад при Санкт-Петербургском
Государственном университете. Здесь совершенно иные не
только программы обучения, но и принципы. Студентам
предлагается выбирать самостоятельно курсы (помимо
обязательных предметов, которых не так много). Есть шкала
баллов за каждый курс, чтобы не расслаблялись юноши и
девушки. Елена выбрала несколько разных направлений, в
том числе театр, и с радостью погрузилась в новую для себя
стихию. Курс ведет опытный режиссер, театровед и
писательница Татьяна Боборыкина. Ее группа сразу
погрузилась в практические занятия и готовит спектакль по
пьесе М.Булгакова «Жизнь господина де Мольера». Лена
рисует эскизы декораций, надеется также получить роль.
Педагог Боборыкина намерена выехать с группой во
Францию, чтобы студенты могли вдохнуть воздух Парижа и
услышать язык Мольера. И, конечно же, увидеть дворцы
королей и великолепие музеев и храмов.

Северная столица — это для поэта и художника край
обетованный. Город-музей, каменная музыка улиц, мостов,
зданий. Жизнь, до краев наполненная впечатлениями,
интересные встречи, лекции известных деятелей культуры и
искусства. Она посещает, например, лекции по
телеискусству, предстоит практика на телестудии.

Моя собеседница немногословна, больше говорила ее
мама. Но самые серьезные ответы я записала.

— Лена, а рисовать ты не бросила? Такая нагрузка!

— Не рисовать я не могу. Включила живопись в
программу занятий на следующий семестр. В
Черемхове на выставке были мои петербургские
работы.

— И все-таки, хоть и рановато говорить об этом, каким
ты видишь свое будущее?

— Предстоит нажать на иностранные языки. Если будет
хорошо с языком, то, может быть, займусь
психолингвистикой, когнитивный метод изучу. Может
быть, открою собственную школу. Педагогику мы в
училище изучали и практику проходили. Тогда я
поняла, что мне легче новое начинать, что-то
придумывать и создавать, чем продолжать чьи-то
методики. Думаю, что смогу осуществлять творческие
проекты, как это делает наша замечательная Татьяна
Александровна Боборыкина, профессиональная актриса,
сценарист, лингвист и педагог европейского уровня.

— Ну что же, пожелаем тебе продолжать выбранный
путь и совершенствоваться во всех доступных
сферах искусств. Может быть, ты воплотишь мечту
Александра Пушкина:

По прихоти своей скитаться здесь и там,

Дивясь божественным природы красотам

И пред созданьями трудов и вдохновенья

Трепеща радостно в восторгах упоенья.

Вот счастье, вот права.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector