издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вирус -- не иголка...

  • Автор: Беседовала Элла КЛИМОВА

Птичий грипп пока обходит наш регион стороной Когда слухи подбираются к своей критической массе, они становятся опаснее любой беды: страшнее паники, овладевшей массами, нет ничего. Это я к тому, что птичий грипп, уже не единожды облетев планету на крыльях прессы, так туго "запеленал" в страх наше сознание, что вполне может конкурировать со СПИДОМ. Когда начинаешь на себе ощущать мертвую хватку психоза толпы, невольно думаешь о том, как недалеко ушли мы от темного средневековья.

Сейчас меня упрекнут в легкомыслии и
шапкозакидательстве, напомнив о том, что вирус H5N1,
переносящий болезнь от птичьего поголовья к
человечьему, — не вымышленная страшилка, а реально
циркулирующий в пророде враг. Не преминут вспомнить
об «испанке», в начале века скосившей миллионы
жизней. И резюмируют: не хорохориться нужно, а
готовиться к схватке с эпидемией, буде она нагрянет.

Так я разве против? И Н5N1 разгуливает по планете,
не ведая границ; и вакцину против него не создали,
потому что он, как хамелеон, меняет свой окрас,
постоянно мутируя; и эпидемии несут горе. Но я же про
другое! Про то, что быть на страже и пребывать под
гипнозом страха, — два совершенно противоположных
состояния. Если над созданием вакцины против новой
напасти ломают головы все вирусологи мира, то бациллу
страха может победить лишь здравый смысл. И, что
не менее важно, — ДОСТУПНАЯ ОБЩЕСТВУ, АБСОЛЮТНО
ОТКРЫТАЯ ИНФОРМАЦИЯ. Вот за ней-то я и пришла в главное
управление ветеринарии Иркутской области. И сейчас
представлю читателям «Восточки» своих собеседников:
начальника главного управления ветеринарии Бориса
Балыбердина, его заместителя Ивана Мельцова,
и.о. начальника Иркутской городской станции по
борьбе с болезнями животных Михаила Журавлева и
Галину Шипицину — начальника комитета по
ветеринарии Усть-Ордынского Бурятского автономного
округа.

На мой вопрос о том, есть ли птичий грипп в
Приангарье, ответ был однозначным:

Б.Балыбердин: На всей территории Иркутской области
птичьего гриппа нет.

— Если это так, то зачем приезжали к нам
сотрудники Московского НИИ вирусологии? Судя по
письмам нашей почты, их визит вызвал нервозность…

Б. Балыбердин: Вот эту нервозность вообще никакой
логикой не объяснить! Известно, что все российские
регионы, а не только те, которые задела птичья чума,
живут сегодня в напряжении. Мы ведь ни на минуту не
забываем об опасности и коварстве вируса. Что же
удивляться тому, что вирусологи авторитетнейшего
научно-исследовательского института работают сегодня
вместе с нами? Не нервничать по этому поводу нужно,
а быть им благодарными.

И. Мельцов: При плане на год «отследить», то есть
проверить на вирус, несущий опасность людям, три
с половиной тысячи пернатых, взятых произвольно, мы
на обследование берем в два раза больше. Смотрим кровь и
у домашних птиц, и у синотропных (голубей, ворон, воробьев),
и на птицефабриках. Причем норма мониторинга доведена до
каждого муниципального образования в Приангарье.
Пока, на сегодняшний день, в Иркутской области
болезнь птиц, угрожающая здоровью людей, не выявлена.

— Много пересудов идет о болотах в Ленинском
районе Иркутска. Если бы не «зеленые», их, скорее
всего, уже бы засыпали…

М. Журавлев: Это было бы варварством! Ново-Ленинские
болота — экологический резервуар. Птица на них садится не
перелетная, а наша, местная, байкальская. Но и на них,
начиная с ранней весны, все лето и всю осень
дежурили наши специалисты.

— Михаил Николаевич, раз уж вы вступили в
беседу, хочу узнать, насколько действенен контроль за
личными подворьями? В Иркутске же солидный частный
сектор, во многих дворах есть домашняя живность.

М. Журавлев: По постановлению мэра Иркутска все
частные усадьбы, где есть птичье поголовье, взяты
ветеринарной службой на учет. Где-то 8700 живых
«голов». И каждый хозяин предупрежден о запрете
выпускать свою птицу за ограду. При этом во всех
частных усадьбах птица проверена на наличие вируса в
крови. Но мне сейчас хочется выйти за рамки вашего
вопроса и сказать о том, что Центральная
ветеринарная лаборатория — учреждение федеральное;
она оснащена диагностическим оборудованием не хуже, чем,
к примеру, центр СПИД. Диагностика компьютерная,
высокоточная, исключающая «человеческий фактор» и
гарантирующая достоверность анализов. А они
проводятся у нас ежедневно. Ну и, конечно,
совместные с работниками администрации форпосты
ветеринаров на всех девяти иркутских рынках.

— Близится Новый год, скоро на рыночных
прилавках появятся традиционные гуси, утки… В
чем я, к примеру, должна быть уверена, доставая
свой кошелек?

Б. Балыбердин: Прежде всего, в том, что никакая
мясная продукция, с частного ли она подворья или из
крупного птицеводческого хозяйства, ветеринарный
контроль на рынках миновать не может. Это просто
исключено! Что касается наших крупных птицеводческих
хозяйств, они все без исключения сегодня работают в
закрытом режиме. Там контроль за продукцией
многократный: наш, ветеринарный, плюс ведомственный (самого
предприятия), плюс Роспотребнадзора. Строжайшие меры
профилактики соблюдаются неукоснительно. Ну а
контроль, я бы сказал, безжалостен: малейшее
отклонение от нормы тут же засекается. Слишком
велик риск, чтобы не обращать внимание на «мелочи»!

— Пользуясь случаем, хочу спросить всех вас о
ящуре. Тоже ведь актуальная проблема сегодня?

Б. Балыбердин: Иркутская область вошла в число так
называемых буферных, граничащих с проблемными
зарубежными территориями. В отношении ящура прежде
всего — с Китаем.

— Мы ипортируем оттуда мясо?

Б. Балыбердин: Из Китая — нет. Но меры профилактики
приняты: весь скот в северных и южных районах
области вакцинируем.

И. Мельцов: Мы вакцину против ящура, очень дорогую,
получили столько, сколько нам необходимо. Нам федеральный
бюджет выделил на ее закупку 3,5 миллиона рублей.

— И в округе тоже вакцинируете скот?

Г. Шипицина: Округ непосредственно на
государственные границы не выходит, он весь внутри
области. Поэтому необходимости в вакцинации по
поводу ящура нет. А что касается мер профилактики
птичьего гриппа, то они выдерживаются так же
строго, как и по всему Приангарью.

— Пожалуйста, несколько чисто житейских советов
нашим читателям — как вообще уберечься от
несчастья, даже если речь и не идет о птичьем
гриппе?

Б. Балыбердин: Совет только один: не покупать мясо,
в том числе и птицы, с рук. Только на рынках или в
магазинах, где мы несем ответственность за его
доброкачественность.

— Последний, самый «деликатный» вопрос.
Понятно, что не только Россия, но и весь мир сегодня
живет на «пороховой бочке» — такова реальность, от
которой никуда не деться. Есть ли у нас гарантия
того, что любая, даже самая тревожная, информация не будет
скрыта от общества, как это случилось с чернобыльской
трагедией? Люди ведь паникуют еще и потому, что не
очень-то верят официальным бодрым отчетам…

Б. Балыбердин: На предупреждение эпидемии сегодня
«завязаны» все санитарные и государственные службы:
милиция, МЧС и, конечно, ветеринарный надзор. К
счастью, Иркутская область оказалась в стороне от
миграционных маршрутов перелетных птиц, поэтому
несчастье пока прошло мимо нас. Сегодня в Приангарье
обстановка абсолютно стабильна. Поручиться за
завтрашний день не может никто. Что до открытости
информации, то могу сказать лишь одно: птичий
грипп — не иголка в стоге сена, его не утаить…

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector