издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Героиня «до кончиков ногтей»

Спектакль «Гарольд и Мот» в академическом драматическом театре имени Охлопкова народная артистка России Тамара Олейник играла в 1998 году в свой бенефис. Тогда не верилось, что стремительный бег времени вдруг так быстро окажется на отметке её нового юбилея...

Мот была точно такой, какой предстаёт сегодня для постороннего взгляда актриса: её дух и плоть не вступают в противоречие, она сохраняет ту привлекательность, которую принято называть загадочной. Репетиция для Олейник – праздник, на который она приходит чуть утомлённой, но стоит ей взять в руки роль, как происходит чудо превращения! Она мгновенно становится похожей на свою героиню, будь это старуха или дама, приятная во всех отношениях. Куда девалась сама Тамара Викторовна? Она испарилась, как запах её тончайших духов.

По аналогии с Гамлетом, который говорил об отце: «король до кончиков ногтей», героиней «до кончиков ногтей» Олейник была всегда, с момента, когда поступила в студию при драматическом театре и, не ведая, куда попала, начала парить, соединяя воображение с реальностью. Учёба для неё было невероятным счастьем, снизошедшим на неё. В одной из школ города со сказочным названием Зима Тамара была примерной ученицей, выбирала, поступать ли ей в педагогический или медицинский институт. В Иркутск приехала, чтобы оглядеться, понять, куда тянет душа. Увидела объявление о наборе в театральную студию и… Пошла не раздумывая, не сомневаясь, что её место там.

С первого курса она была занята в массовых сценах многих спектаклей театра. Что значит для студентки оказаться на одной сцене с прославленными мастерами, понять и объяснить это чувство могут только студенты. С Юрой Печёнкиным в спектакле «Океан» Штейна на мостике, не дыша, она танцевала вальс, в «Гамлете» с замиранием сердца наблюдала за поединком принца датского и Лаэрта. Когда начались репетиции спектакля «Проводы белых ночей» Веры Пановой, заболела героиня, кто-то подсказал режиссёру, ставившему спектакль, чтобы попробовал Олейник, она поёт…

С этого спектакля и началась певческая карьера актрисы, которая должна была не только перевоплощаться в своих героинь, но и петь музыкальные номера – зонги, как, например, в спектакле по пьесе Бертольда Брехта «Трёхгрошовая опера», в котором ей поручили роль Люси. Конечно, зрители внимательно следили за поступками Мекки Ножа – Виталия Венгера, но и он подсчитывал аплодисменты, раздававшиеся в сценах, в которых он играл со своей юной партнёршей Тамарой Олейник.

Спустя годы режиссёр Семён Казимировский поставит для актрисы спектакль «Мамаша Кураж и её дети», тоже Бертольда Брехта. Его не смутило, что актриса ещё молода для возрастной роли, что дочь будет играть её однокурсница Татьяна Хрулёва, а сына – Вячеслав Малинин, герой, с которым в предыдущих спектаклях она была партнёршей в любовных дуэтах. Режиссёр знал, что Олейник не просто сыграет трагедию матери, оказавшуюся с детьми на войне, что будет всеми силами, как волчица, оберегать их жизнь; Казимировский был уверен: основной драматизм пьесы, заключённый в зонгах Питера Вайля, Олейник сумеет выразить и в вокале.

Вспоминается спектакль по пьесе Марка Сергеева «Записки княгини Волконской», в котором Олейник и актёр Юрий Кустов пели удивительные романсы, сопровождающие путь в Сибирь княгини: то предупреждая её, то удивляясь мужеству поступка: «Куда вы едете княгиня, куда вы едете, куда?..». Казалось бы, что может быть проще – спеть в спектакле музыкальные номера (если умеешь петь), но именно они и запомнились, оставили след от спектакля, который сегодня почти забыт.

Многие годы жизнь Тамары Викторовны проходила в театре и общежитии, знаменитом «Коммерческом подворье», которое в 60-е – 70-е годы в Иркутске было местом встреч интеллектуальной тусовки города. Сюда приходил начинающий драматург Саша Вампилов со своим товарищем Валерой Стуковым. Брали гитару и пели, конечно, в комнате у актрисы, которая могла поддержать их тихий дуэт своим низким завораживающим голосом. Бывал там частенько и Валентин Распутин, а художники, актёры других театров, те вообще не переводились. Не знали тогда молодые люди, как повернётся их жизнь, по какой дороге направит судьба, предначертанная им …

В середине 70-х годов театр готовился к отчётным гастролям в Москву. Режиссёр Жезмер репетировал «Деньги для Марии» Распутина с Татьяной Кулаковой, на постановку пьесы Алексея Арбузова «Иркутская история» пригласили Владимира Симоновского. Роль Вальки-дешёвки была поручена Олейник. Кто, как не она, мог пройти на сцене путь от легкомысленной и чуть грубоватой девицы до момента возвышения героини, драматизма гибели возлюбленного и счастья рождения ребёнка. Валька-Олейник нежно и трепетно несла маленький свёрток, заливаясь счастливой улыбкой матери.

В спектакле Бориса Преображенского «Прошлым летом в Чулимске» по пьесе Вампилова Тамара Викторовна играла Кашкину – мать взрослого сына, запутавшуюся в своих чувствах. Вина неверности лежала на ней проклятием, она готова была унижаться и пресмыкаться перед мужем. С отчаянием кричала Кашкина-Олейник страшные, уничижительные слова сыну. Кричала, потом спохватывалась… поздно. Смертельное оскорбление нанесено, а дальше следуют именно те события, которые влекут за собой целый ряд непоправимого. Это история, в которой одно зло порождает другое и нет числа потерям, которые уродливой гримасой сказываются на судьбах людей.

«Живи и помни» – спектакль, поставленный режиссёром Александром Ищенко, стал кульминацией творчества Тамары Олейник. В 80-е годы это была одна из самых читаемых повестей Валентина Расутина. Она опалила сердца трагичностью обстоятельств, в которые попадает Андрей Гуськов, по своей неразумности ставший в годы войны дезертиром. Повесть подробно описывает поступки молодой женщины, противостоящей этой страшной беде. Именно обстоятельства помогли ей познать настоящую любовь, зачать ребёнка и знать, что его рождение невозможно. Как могла совестливая Настёна объявить о чуде материнства, не выдав Андрея? Кто мог помочь ей в беде и счастье, обрушившихся на неё? Только Ангара, укрывшая сиротливое тело молодой женщины своими могучими и быстрыми водами. В этой истории виноватых не было, шла война, уродующая судьбы людей не только на передовой, но и в глубоком тылу.

«Актриса должна наиграться до сорока лет», – считает Тамара Викторовна, и она наигралась! Не было спектакля, а в нём героини, которую бы Олейник не могла сыграть ярко, заразительно, эмоционально. Наигравшись, она всё равно ждала своих ролей, понимая, что для актрис, перешагнувших рубеж молодости, их написано немного, и не обязательно при распределении они достанутся ей. Был период, когда Олейник почти не выходила на сцену – замирая душой, она ждала встречи с будущими героинями. Ждала своего часа, понимая, что переход от героинь в характерность образов будет непрост, что должно произойти внутреннее изменение, переоценка резервов актёрского мастерства.

Её Эухения в спектакле «Деревья умирают стоя» – женщина преклонного возраста, сохранившая внешнюю статность, чувство собственного достоинства, умение понимать духовное родство сердец. Оставаться женственной, быть элегантной в образе любой героини – свойства, которые Тамара Викторовна пронесла через всю сценическую судьбу.

В дни юбилея, как любая женщина, она много думает о возрасте, о том, как сохранить в себе энергию и силы не для бытовой жизни – для сцены! Она рождена быть актрисой и останется ею до конца, до дней, отмеренных ей в земной жизни.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector