издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Как добывают капитал

Мама против Пенсионного фонда

Никитке два года и почти 11 месяцев. Свой «материнский капитал» его мама Юлия Окулова решила потратить на ремонт аварийного бревенчатого домика, в котором живут три поколения её семьи. Случай оказался нетипичным и вылился в полгода мытарств с оформлением бумаг для Пенсионного фонда. Но и эти хлопоты завершились крахом. Чиновники заявили: мама попросту собрала неверный пакет документов. Сама же Юлия Окулова уверена: вина исключительно на сотрудниках Пенсионного фонда, которые допустили халатность. Она собирается доказать свою правоту в суде.

«Скажу спасибо каждой маме»

В домике на Миронова, 10, живут дедушка и бабушка Никитки, мама Юлия Окулова, папа и два брата – родной и двоюродный.  Старшее поколение – в отапливаемой части дома. Юля с семьёй – в аварийной, холодной. «Если бы мой папа не был ветераном, мы бы и этого домика не получили, – говорит она. – Мы жили  в Таксимо, потом нам удалось по программе переселения с Севера  приобрести в Иркутске этот неблагоустроенный дом».

Скажу спасибо каждой маме,
Что человечество живёт.
За дочерьми и сыновьями
Приглядывайте каждый год.

Это стихи некоего юного таланта 12 лет.  Свердловский отдел Пенсионного фонда РФ напечатал их в красивой красной папке с Юлиным сертификатом. На обложке –  изображения мамы и милого малыша. Малыш Никитка возится с игрушками на полу в холодной комнатке. «Когда мы сюда переехали, в этой части дома никто не жил, она совсем была разрушенной», – говорит Юлия.  Спальня папы и мамы – бывшая веранда. Тут же кроватка Никитки. Всё отопление в этой комнате – обшитые утеплителем  дощатые стены и недавно установленные  «тёплые полы». В соседней комнате ещё холоднее. «Здесь мы только вещи храним, почти не бываем», – говорит мама.

С самого рождения Никитки  его маме и папе, дедушке и бабушке  было понятно, что в первую очередь нужно улучшить его жилищные условия. И федеральная программа обещала в этом помочь – улучшение жилищных условий стоит в ней в приоритете. В апреле этого года  на приёме в Пенсионном фонде Юлии дали листок «Направления использования средств материнского (семейного) капитала». Свои 300 тысяч она решила потратить на реконструкцию дома – снести аварийную  часть и сделать новый пристрой. А вместо старых печек поставить электрокотёл. Юлия  думала, что это не что иное, как оговорённое в листке «улучшение жилищных условий». Но не тут-то было. Юридически реконструкция дома не входит в перечень «улучшения жилищных условий» за счёт материнского капитала. Зато маме предложили взять ипотеку или купить квартиру. «У нас много кто пользуется такой формой», – заявила ей сотрудница регионального ПФ. «Я рада за тех людей, которые легко могут вытащить из кармана 2 миллиона рублей и, добавив эти 300 тысяч, купить прекрасную квартиру, – говорит Юлия. – Я безумно рада за тех, кому в банке не указывают на дверь. Но у меня есть только одна возможность улучшить жилищные условия – отремонтировать свой дом. Почему мне в этом отказывают?».

Гонки за печатями

Выход был найден: сертификат может быть потрачен «на оплату приобретаемого жилого помещения». Поскольку дом тогда находился в собственности её отца, дедушки Никиты, который живёт в соседней комнате,  они решили попросту оформить договор купли-продажи.  Мама Никиты становилась собственником жилья,  дедушка  получал деньги, на которые сразу  купили бы строительные материалы.

Никитке исполнилось два с половиной года в июле. С двух лет шести месяцев мама имеет право подать заявление на распоряжение средствами. Нужно было успеть собрать все необходимые документы до 1 октября, чтобы получить деньги в первом полугодии 2010 года. «Я не в последний момент спохватилась, я звонила в фонд в 2007-м, когда Никитка только родился, и в 2008-м, – говорит мама. – Всё время отвечали: «Вам ещё рано». И вот в январе 2009-го наконец сказали: «Приходите весной».  Однако весной, кроме листка «Направление использования» 300 тысяч, Юлия, по её собственным словам, никаких разъяснений  не получила. Тот же ответ она услышала в мае: «У вас есть лист «Направление использования средств»?» – «Есть». – «Там всё написано. Никаких дополнительных разъяснений  и уточнений на данный момент у нас не поступало. Звоните, может быть, будут». А время уходило.

– Тогда я сама отправилась в агентство недвижимости «Народный департамент», – рассказывает Юлия, – где мне и оформили договор купли-продажи. Перед этим специалисты агентства позвонили в Пенсионный фонд и уточнили, есть ли разъяснения по условиям оформления такого договора. Там ответили: «Нет. В листе «Направление использования средств» всё написано». А там значилось, что требуется договор купли-продажи, зарегистрированный «в установленном порядке».  Чтобы договор по всем правилам зарегистрировали,  он  был составлен в соответствии с опытом заключения подобных сделок с сертификатами других федеральных программ. 4 июля 2009 года договор отправился на государственную регистрацию, где и был успешно зарегистрирован.  

Надо сказать, что в департаменте по регистрации сделок уточняли, есть ли какие-нибудь особенности у договоров с применением этих сертификатов.  Юлия снова показывала листок Пенсионного фонда и спрашивала: «Вот эти документы я должна представить  в фонд? Всё ли в порядке?». И снова у чиновников не возникло корректировок. Юлия благополучно получила свидетельство о праве собственности физлица на дом, оформленное после регистрации договора купли-продажи, выписку из реестра об отсутствии обременений и ограничений (кроме единственного обременения в пользу продавца, которое снималось после того, как Пенсионный фонд оплатит договор).

В июле 2009 года она отнесла весь пакет в Свердловский отдел Пенсионного фонда РФ. «Документы мои проверяли очень тщательно, – говорит Юлия. –  Сказали, что прежний лист «Направление использования» уже  устарел и нужно донести зелёную карточку страхового свидетельства СНИЛС.  Заменили нечёткую ксерокопию одного из документов. В самом договоре нашли техническую ошибку (неверно указанную дату выдачи сертификата). Чтобы её исправить, нужно было сделать дополнительное соглашение к договору купли-продажи и снова зарегистрировать его в департаменте». Больше никаких вопросов к собранным документам у специалистов Пенсионного фонда на тот момент не возникло. Ни к договору, ни к свидетельству, ни к выписке из единого реестра.  Юлия с отцом опять съездили в департамент, заново подписали огромный ворох бумаг, второй раз заплатили госпошлины и отправили документы на регистрацию.

7 августа исправленные в соответствии с указаниями сотрудников Пенсионного фонда  документы у Юлии взяли на рассмотрение. До окончания срока подачи заявления оставалось ещё более месяца. «Я думала, теперь нужно только ждать, – говорит мама. – Даже если что-то там неправильно, время исправить ещё есть». Прошло полтора месяца.

«Материнский, мать его, капитал»

25 сентября, в пятницу, за час до окончания рабочего дня, в доме Юлии раздался звонок из Пенсионного фонда: «Писать заявление на получение денег бессмысленно, собранный вами пакет документов не пройдёт». «Я была в шоке, мама моя плачет: «Ты что с апреля там делала? Зачем отца таскала по этим регистрациям, если всё неверно?». А я маме отвечаю: «Господи, да что я сделала не так, я ведь каждую  бумажку с ними сверяла, буквально каждую!». В понедельник  Юле в Пенсионном фонде пояснили: «Вы поторопились оформить сделку купли-продажи. Надо было остановиться на половине. Свидетельство о собственности  должно быть оформлено на продавца, а не на покупателя. Как и выписка».  Значит, надо расторгать сделку и оформлять всё по новой, – я вижу, что Юлия еле сдерживается, чтобы не заплакать. – Какую новую сделку? Она же оформляется не менее 30 дней! А следующий срок подачи заявления – через полгода!». Она всё же подала заявление на выдачу злополучного «капитала», уже зная, что ей откажут. Отказ не замедлил появиться 28 октября за подписью руководителя Управления Пенсионного фонда РФ в Свердловском округе Владимира Родионова.

Теперь молодая мама пишет Родионову письма. «Я хочу напомнить вам, уважаемый Родионов В.А., что начиная с января 2009 года я, Окулова Юлия Евгеньевна, СНИЛС 052-104-112 83, стучалась, как проклятая, во все двери, слёзно требуя мне разъяснить, какой пакет документов нужен Пенсионному фонду. С какими печатями, в каком месте? И эти исчерпывающие разъяснения я получила за три дня до окончания срока подачи заявлений». Письма мама пишет и президенту Дмитрию Медведеву, и премьеру Владимиру Путину.

Наказанной пока остаётся одна Юлия –  ей предложено заново собрать документы. «Материнский, мать его, капитал», – в сердцах говорит она и кидает на стол пухлую папку. 16 различных «бумажек», которые переоформлены не по одному разу. А теперь их надо будет переоформить ещё разочек. А может, и ещё разочек. Сотрудники ПФР на последнем «свидании» спокойно сказали: «Вы звоните, когда начнёте новые документы собирать, вдруг опять  новые разъяснения придут». Как раз за разъяснениями «Конкурент» обратился в региональное отделение ПФР. В официальном ответе, заверенном подписью заместителя управляющего отделением Ирины Близнец, значится: «В рассматриваемом случае заявительница не представила  необходимый перечень документов, в связи с чем было вынесено решение об отказе в распоряжении средствами материнского капитала».

На благо богатых

«Сложившаяся ситуация стала возможной именно из-за плохой организации этого направления работы в подразделении ПФ по Свердловскому району, – считает эксперт консалтингового агентства «Большой Иркутск», адвокат Вячеслав Плахотнюк. – Разъяснения должны быть чёткими, своевременными и исчерпывающими. Не должно быть такого, чтобы ребёнку плохо, а чиновнику нормально. В Пенсионном фонде должны сформировать комплект образцов документов по каждому конкретному случаю использования материнского капитала с графиком предоставления. Этому ведомству следует разработать и согласовать с федеральными регистрационной, налоговой и нотариальной палатами формы всех документов, обнародовать их для всеобщего сведения».

Декан социального факультета Института социальных наук ИГУ Евгения Гольцова напомнила: часто сами родители не имеют достаточных юридических знаний, чтобы отстоять свою позицию. «В этом случае нужен социальный юрист, который мог бы консультировать по таким вопросам, – уверена она. – Уровень специалистов иркутских риэлторских агентств не очень высок. Сотрудники Пенсионного фонда, как показывает практика, проявляют невнимательность и равнодушие, если допускают такие случаи, как у Юлии. Проблема системная. Зачем, к примеру, установлены эти абсурдные сроки подачи заявлений? Если отношение к человеку нехорошее уже на государственном уровне, зачем рядовому чиновнику напрягаться?».

Эксперты сошлись во мнении – Юлии Окуловой нужно идти в суд. «Перспектива заставить ответственно решать проблемы конкретного человека, безусловно, есть, – уверен Плахотнюк. – Закон не может толковаться в противоречии с его истинным содержанием, которое призвано защитить мать и ребёнка, а все сложности и хлопоты отнести на счёт государственной машины».

Стоит отметить, что не все истории с материнским капиталом заканчивались, как у Юлии. Сейчас в регионе выдано 32631 сертификат. 2028 мам подали заявления на погашение ипотечных кредитов и займов. Общая сумма – более 588,5 млн. рублей, из них перечислено заявителям 433,3 млн. рублей. Семь мам написали заявления о направлении материнского капитала на обучение, четыре – на улучшение жилищных условий. Тенденция налицо: люди стремятся вложиться в основном в жильё. «Расходовать деньги на обучение и пенсию – нереально, – считает Евгения Гольцова. – В стране с перманентными кризисами эти средства обесценятся к моменту получения несколько раз.  

По данным независимого института социальной политики Высшей школы экономики МГУ, сегодня большинство семей, претендующих на получение материнского капитала, нуждаются в улучшении жилищных условий. Половина из них живут  некомфортабельно. И только 6% этой целевой группы смогут, по прогнозам, решить свои жилищные проблемы с помощью материнского капитала». 40% из этой группы в состоянии внести 300 тысяч в первый ипотечный взнос. Но только 10% из них смогут погасить кредит быстрее, чем за 25 лет. Капитал с трудом «расходится» не только в нашем регионе. В Челябинской области выдано почти 46 тысяч сертификатов, оплачено – 2,8 тысячи. В Самарской области, близкой нам по социально-экономическим показателям, – 28 против 2,5 тысячи.

«В Иркутске на эти 300 тысяч даже комнату в общежитии не купишь, – говорит Евгения Гольцова. – И на первый ипотечный взнос тоже не хватит. Как и на новую стройку. Более реальным для большинства семей является ремонт квартиры или дома, или пристрой. Закон, как ни странно, именно этого и не позволяет. В сентябре от «Единой России» был внесён законопроект, разрешающий тратить  материнский капитал на покупку авто. Это же абсурд. Что важнее для ребёнка – нормальное жильё или машина?».  

Имеется неприятная тенденция, отметила Гольцова. Пока малообеспеченные люди не знают, как взять капитал, закон помогает более обеспеченным. «Есть семьи, которые имеют нормальное жильё, срочно оформляют ипотеку, чтобы как можно скорее «вытянуть» из государства эти 300 тысяч, иначе они обесценятся». Явных случаев отказа от материнского капитала не будет, считает Гольцова, но люди будут «голосовать ногами» – число тех, кто отложит получение капитала, будет накапливаться с годами. «Эти деньги не будут работать и попросту «зависнут», – считает эксперт. Юлия призналась, что ещё совсем недавно в планах был третий ребёнок. Но ещё один малыш в разрушающемся доме – это слишком. Юля с мужем надеялись купить на материнский капитал дешёвые стройматериалы этой зимой. Теперь уже не купят. Да и заботы у мамы сейчас другие. Она решилась – будет подавать в суд на Пенсионный фонд.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector