издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Бизнес на опилках

«Если ты доцент, профессор, завкафедрой в профильном направлении и у тебя нет своего бизнеса, да на кой чёрт ты мне нужен вообще?» – заявил Анатолий Чубайс, обращаясь к иркутским учёным. Василий Бабкин как раз тот самый профессор, который Роснано нужен. Доктор химических наук, заведующий лабораторией химии древесины Института химии СО РАН собственным бизнесом, а именно научно-производственной фирмой «Химия древесины», владеет вместе с соучредителями ещё с 1994 года. Сейчас под проект комбината по производству лекарств нового поколения из лиственницы Бабкин просит в Роснано 240 млн. рублей. И не исключено, что получит.

Название медицинского препарата диквертин известно в Иркутской области, да и во всей России, второй десяток лет. 12 лет назад Василий Бабкин с командой начал производство этого препарата на основе биофлавоноида дигидрокверцетина, основного компонента экстрактивных веществ древесины лиственницы сибирской. В Иркутском институте химии СО РАН ещё в начале 70-х годов проводились работы по получению дигидрокверцетина, но технология выделения и создания медицинского препарата  на его основе в те годы так и не появилась. Только в 90-х годах сотрудникам лаборатории химии древесины удалось осуществить эту идею. В создании медицинского препарата диквертин самую активную роль сыграли Всероссийский институт лекарственных и ароматических растений (ВИЛАР) и Московская медицинская академия им. Сеченова.

Обладая выдающимися антиоксидантными свойствами, диквертин крайне эффективен при различных лёгочных заболеваниях, заболеваниях сердца, повышает прочность стенок сосудов. При этом цена этого препарата была не более 120–150 рублей. Его прямой аналог – пикногенол из экстракта французской приморской сосны – стоит не менее 1–1,5 тысячи рублей. 100 таблеток популярного в России препарата аналогичного действия танакан – от 800 до 1 тысячи рублей. «При этом последний уступает по некоторым параметрам лечебного действия диквертину», – говорит Бабкин.

В последнее время диквертином заинтересовались крупнейшие специалисты в области неврологии. К примеру, профессор Владимир Шпрах, академик РАМН, главный невролог Минздравсоцразвития Евгений Гусев, в области вирусологии – академик РАМН, директор НИИ гриппа Олег Киселёв.

Впрочем, диквертин сейчас в аптеках не найдёшь. В связи с кризисом производство приостановлено. «Мы трижды погибали и трижды возрождались», – говорит Бабкин. Первый свой цех он организовал ещё в НИИхиммаше, второй – на закрытом теперь БЦБК. Третий – он сейчас временно законсервирован – в Ленинском районе Иркутска. «Пенсионеры наши привыкли к диквертину, идут к нам с просьбами, а у нас препарата пока нет», – рассказывает учёный. Раньше предприятие выпускало до 500 кг дигидрокверцетина в месяц, причём основной объём шёл на московский завод «ДИОД», выпускающий целый ряд БАДов с дигидрокверцетином. К примеру, «Капилар», «Окулист».

В месяц мини-завод мог также производить 1,5 тонны  арабиногалактана. «Это уникальное вещество, выделяемое из лиственницы, – рассказывает Василий Бабкин. – Фактически единственный полисахарид, который способен беспрепятственно проводить через мембрану в клетку любое лекарственное вещество или биогенный металл, обладающий лечебными свойствами. Его проникающая способность такова, что вещества могут проходить даже в ядро клетки.

А ведь лекарства человеческий организм усваивает только в водном растворе. Если препарат плохо растворим, для получения терапевтического эффекта его назначают огромными дозами. А это влечёт токсическое отравление организма. Арабиногалактан помогает уменьшить дозу принимаемого лекарственного вещества, не снижая его лечебного эффекта». Сам арабиногалактан обладает всеми свойствами растворимого пищевого волокна, пребиотика, за счёт чего способен мощно стимулировать иммунитет. Вещество это – отличная пища для бифидобактерий и лактобацилл, которые отвечают за иммунную систему человека. ООО «Янта» сейчас работает над линией новой «функциональной пищи». Скоро можно будет увидеть майонез и другие продукты с лечебной составляющей. Василий Бабкин рассказал, что к учёным обращались производители мясных изделий из Братска с просьбой разработать «лечебные мясопродукты». Дигидрокверцетин в Хабаровске и в Москве, к примеру, уже научились добавлять в водку. Она так и называется – «беспохмельная».    

У Василия Бабкина на столе раскрытая пачка с таблетками. Это БАД «Араглин-Д». «У меня вся семья пьёт, и сотрудники нашей лаборатории тоже, – говорит он. – Мы его разработали в прошлом году совместно с директором НИИ гриппа РАМН, академиком Олегом Киселёвым. Это уже новое поколение препаратов, в нём и арабиногалактан, и дигидрокверцетин. В общем, «Араглин-Д» показал себя отлично для профилактики и лечения гриппа А, В и других ОРВИ».  

«Недавно правительство Иркутской области обратилось ко мне с просьбой открыть производство дигидрокверцетина на БЦБК и организовать рабочие места, – говорит Василий Бабкин. – Я предложил вместо малого цеха создать комбинат по комплексной переработке древесины лиственницы. С выходом на выпуск лекарственных препаратов по крайней мере 5–7 наименований. А это не менее 200 рабочих мест. С момента обращения прошло уже почти полгода, «а воз и ныне там».

Василий Бабкин «пробивал» сразу несколько направлений. Более года назад он обратился с заявкой в Роснано. «В Иркутске должно появиться крупное фармацевтическое предприятие инновационного типа, которое было бы способно выпускать лекарства на основе двух наших компонентов и перевести важнейшие препараты на арабиногалактановую основу. Это даст колоссальный социальный эффект по повышению качества жизни населения», – считает он. Сейчас все детали технического характера с Роснано уже обсуждены, сказал учёный. К примеру, была открыта новая фирма ООО «Химия древесины Фарма», чтобы ведомство свободно вошло в уставной капитал. Однако проект застопорили на той самой «наносоставляющей». Сейчас учёным предстоит доказать экспертам, что и дигидрокверцетин, и арабиногалактан – это наноструктуры. Впрочем, Василий Бабкин считает, что это не проблема. «Мы уже выяснили, что частицы арабиногалактана имеют наноразмер, также получили микроснимки дигидрокверцетина, показывающие, что он имеет наноструктуру в виде нанотрубок», – сказал он.

Бюджет проекта, поданного в госкорпорацию «Роснано», – 240 млн. рублей. Объёмы производства – около 52 тонн в месяц арабиногалактана и 1,5–2 тонны в месяц дигидрокверцетина. «Мы собираемся выйти на новый уровень и вместо БАДов выпускать медицинские препараты, – сказал Василий Бабкин. – Все средства на разработку технологии производства лекарств, сертификацию и регистрацию заложены в проекте. Мы даём гарантию, что через пять лет объёмы валового производства будут оцениваться в сумму не менее 250 млн. рублей».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector