издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Солдатов и его бандиты

Первая в истории Иркутской области банда, как и кинематографическая «Чёрная кошка», почти всегда оставляла собственный, присущий только ей след на месте преступления. И след этот чрезвычайно точно характеризовал банду иркутянина Леонида Солдатова, практически полностью состоящую из его родственников. Следователи потратили на «раскрутку» дела почти два года. И ещё год шёл суд, который приговорил её организатора Солдатова к высшей мере наказания.

– Направляю вас в бригаду, которая расследует дело банды Солдатова, – сказал  следователю прокуратуры Иркутска Мире Пислегиной легендарный начальник следственного управления областной прокуратуры Георгий Барский. – Берите дело в свои руки.

Поручение было очень ответственным и тяжёлым: не удавалось задержать членов банды, действовавшей в Иркутской области, более чем 10 лет, предполагалось, что она совершила около 240 преступлений. Позже на суде было доказано такое количество преступлений, в том числе два убийства, грабежи, кражи и разбои, не говоря уже о хулиганстве. Так что работы для следователей, даже таких опытных, как Мира Пислегина, на счету которой было раскрытие уже многих звонких преступлений, было невпроворот. Когда она зашла в один из трёх кабинетов, отведённых следственной бригаде в здании прокуратуры на Карла Маркса, 30, то увидела, что тот почти до потолка завален различными вещами, изъятыми у членов банды Солдатова. В другом кабинете лежали огромные стопки дел. Пислегина тут же получила свою порцию.

Леониду Солдатову жить на белом свете было скучно и не на что. Он, не имеющий образования, в молодости побывал в колонии. Освободившись, женился, построил домик в Ленинском районе Иркутска, родились дочь и сын. Но денег, зарабатываемых на железной дороге, где, кстати, трудилась и его жена, казалось мало. И Солдатову пришло на ум только одно средство обогащения: кражи и грабежи.

Искать подручных далеко не пришлось, ими стали племянники – Владимир и Алексей, двоюродные братья. Кстати, младший, Алексей, ещё учился в школе, когда стал «помогать» дядьке. Начинали с малого: забирались в школьные буфеты, столовые, детские сады всё в том же Ленинском районе, брали всё, что придётся, вплоть до конфет. Затем начали ездить на велосипедах, это расширило географию преступлений. Солдатов посылал своих сообщников «в разведку»: поездить по окрестностям, найти подходящий объект и прикинуть, как можно туда незаметно проникнуть. А уже потом ночью ехали все вместе.

Однако скоро Солдатов понял, что дальше воровать только в Иркутске не стоит — их начала активно искать милиция. И преступная группа решила выезжать за пределы города. На велосипедах это делать было трудно и опасно. Тогда в группу вошёл отец одного из братьев, он предложил свой мотоцикл «Урал» с коляской. Ездили по небольшим посёлкам и деревням Иркутского, Усольского, Черемховского и других районов, до которых нетрудно добраться из областного центра. Через некоторое время преступная группа стала настоящей бандой — в одном из районов они совершили нападение на почтовое отделение и вместе с деньгами из сейфа забрали пистолет. Потом у них появились обрез ружья и холодное оружие — кинжалы.

Вначале в следственной бригаде, которой руководил Павел Черненко, были помимо Миры Пислегиной ещё два следователя, но они скоро отошли от этого дела, так что женщина осталась одна перед необходимостью распутать дело банды Солдатова и представить в суд уголовное дело. Следствие было в начальной стадии, но дело уже «горело», потому что приходилось неоднократно продлевать сроки следствия. Всё это время Солдатов, его племянники и сосед Константин, который вошёл в банду чуть позже, сидели в СИЗО.

Мире Пислегиной выделили в помощь двух оперативников Иркутского РОВД, один из них одновременно исполнял также обязанности «телохранителя», к примеру, каждый вечер после работы он привозил Пислегину домой, провожал до самой квартиры. В прокуратуре решили, что дело это очень-очень серьёзное и на свободе могли остаться подельники Солдатова.

Сосед Константин совсем не походил на преступника. Он работал закройщиком в ателье в Иркутске II, никто и не предполагал, что он может быть связан с бандой. Семья считалась порядочной. Но именно ему бандиты дали прозвище Комиссар и именно он не пожалел свой автомобиль «Москвич», передав его банде, чтобы совершать более длительные поездки и привозить большее количество награбленного. Смоленщина, Грановщина, Стеклянка, Карлук, Хомутово, Оёк, Усть-Ордынский, Малая Елань… Почти во всех окрестных посёлках побывала банда Солдатова из Иркутска. В одном месте ограбили магазин, нанеся государству существенный ущерб в несколько тысяч рублей, в другом — фельдшерский пункт, ещё в одном — Дом культуры. Одно из самых крупных ограблений произошло в конторе Александровского совхоза, оттуда вынесли более 30 тыс. рублей.

Бывало, что чувствующие свою безнаказанность бандиты за одну ночь совершали несколько преступлений, их даже не расстраивали провалы, когда приходилось уходить с пустыми руками. Но такое бывало довольно редко, ведь чаще всего банда действовала наверняка. И практически везде преступники оставляли характерный след, по которому милиционеры стали понимать, что везде преступления совершали одни и те же люди.

А вскоре бандиты стали ещё и убийцами. Как-то ехали они на мотоцикле в Эхирит-Булагатском районе и встретили по дороге директора одной из местных школ, который возвращался из Иркутска на шестой модели «Жигулей». Они его остановили под предлогом поломки в мотоцикле. И зверски убили, расстреляв из пистолета. Это была первая кровь на совести членов банды. Машину забрали себе, перебили номера и стали её использовать в своих ночных налётах.

Окончание в следующем номере

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector