издательская группа
Восточно-Сибирская правда

С чего начинается Родина

На фоне сокращения населения, выявленного последней переписью в Иркутской области (за восемь лет нас стало меньше на 143 тысячи человек), и высокого уровня отрицательной миграции (минус 5541 в прошлом году), регион вряд ли можно считать открытым для въезжающих сюда иностранцев. Мечтающие обзавестись паспортами РФ идут тремя путями: пробуют получить гражданство в общем порядке, ищут в России близких родственников либо пытаются воспользоваться программой переселения в страну соотечественников – если когда-то повезло здесь родиться. «Конкурент» узнал, легко ли стать российским гражданином в Иркутской области.

За прошедший год вполовину уменьшилось число людей, приобретших гражданство Российской Федерации на территории Иркутской области. В 2010-м российскими гражданами стали 1916 человек, тогда как годом раньше – 3037 человек, а в 2008-м и того больше – 5624, сообщила начальник отдела по вопросам гражданства Управления Федеральной миграционной службы (УФМС) Татьяна Липасова. 

По её словам, год назад закончилось действие упрощённого порядка приобретения гражданства, который распространялся на жителей бывшего СССР с 2003 по 2009 год. В течение этого периода люди из экс-союзных республик могли прибыть в Россию, приобрести разрешение на временное проживание и сразу же подать заявление на гражданство. Теперь стать счастливыми обладателями российского паспорта большинство людей могут только в общем порядке. Процедура существенно усложнилась: соискателю документа необходимо получить вид на жительство, а после этого прожить в России ещё пять лет. При этом срок рассмотрения документов в общем порядке официально может растягиваться до года. 

Чуть проще получить паспорт РФ гражданам, рождённым в России, имеющим здесь родителей или супругов, окончившим после 2002 года российские вузы или нетрудоспособным пенсионерам, у которых тут проживают дееспособные дети. После получения разрешения на временное проживание такие люди обязаны будут прожить в России год, а затем обратиться за получением вида на жительство, после чего смогут получить гражданство, перечислила Татьяна Липасова. 

«Конкурент» пообщался с жительницей Ангарска уроженкой Белоруссии Анной Каправчук, узнавшей обо всех нюансах обретения российского паспорта на собственном опыте. 

17 лет без паспорта 

В Ангарск из Минска она переехала ещё в 1992 году, выйдя замуж.  А когда в 1994 году в России стали массово менять паспорта, чиновники задались вопросом: Анна Каправчук – это лицо без гражданства или всё-таки гражданка Белоруссии? То есть надо ли ей отказываться от нероссийского гражданства перед принятием российского? Недоумение затянулось надолго, поэтому выяснять, какую страну называть своей, Анна отправилась назад в Белоруссию.

– Мне оказалось проще съездить в Минск, пройти через кучу кабинетов чиновников и доказать там, что я имею право на белорусское гражданство, чем доказывать здесь, что я не верблюд, – призналась Анна. 

В итоге с белорусским гражданством и синим паспортом женщина жила до 2001 года, умудрившись даже оформить на те документы ЧП. Полулегальная лафа кончилась, когда начались «проблемы с тётеньками из ЖЭКа». 

– Мы с супругом как бюджетные работники Ангарска имели право на жильё по соцнайму, – пояснила Анна. –  Но муж, так как не являлся собственником квартиры, как оказалось, не мог подтвердить моё право на проживание в ней,  а это было необходимо для получения гражданства. 

Позже семья Каправчук приобрела квартиру, и муж Анны, ставший наконец хозяином недвижимости, подписал документы, по которым «разрешил своей жене жить с собой». В какой-то мере пребывание минской ангарчанки в России было легализовано.  

С 2007 года Каправчук жила с видом на жительство в Ангарске и с паспортом гражданки Белоруссии. Естественно, о кредите она даже не помышляла, процесс записи, например, в библиотеку превращался в небанальную задачу, а компьютерные программы различных предприятий, где приходилось регистрировать её документы, «шизели» от того, что номер и серия паспорта Каправчук содержали нестандартное количество цифр. 

Несмотря на то, что муж Анны Каправчук полноправный гражданин России, семье пришлось доказывать, что их дочка автоматически получает право на российское гражданство, через прокуратуру – полулегальный статус мамы мешал и тут. 

В 2009 году Анна Каправчук вновь отправилась на штурм кабинетов УФМС в надежде стать-таки гражданкой РФ. Причин, по которым она может на это претендовать, у женщины было уже две: не только муж, но и мать, переехавшая из Белоруссии в Санкт-Петербург, являлись гражданами нашей страны. Однако право на российский паспорт ещё надо было заработать.

«Мне нужно было доказать, во-первых, что я владею русским языком, во-вторых, что как иностранный гражданин веду себя дисциплинированно, и в-третьих, что я имею достаточно средств к существованию», – сообщила она. Но формально средств к существованию Анна не имела, потому как находилась в декрете, а пособие по этому случаю в России, как известно, маленькое. Поэтому женщина решила ещё поднакопить «на жизнь в России» и попробовать получить паспорт РФ попозже. Недавно Анна подала все документы в УФМС. Всего несколько месяцев – и заветный паспорт в её руках.

«Такая у людей психология»

Конечно, Анна Каправчук, как и множество других людей, обивающих пороги УФМС в надежде получить все подписи и справки, зачастую и сама тормозила процесс своей легализации: не приходила в назначенные сроки, не вовремя получала необходимые бумажки. Об этом говорит Татьяна Липасова. «С Белоруссией у нас вообще заключено соглашение, существенно сокращающее процесс получения документов на гражданство, – заверила она. – Грубо говоря, суперупрощённый порядок, по которому от граждан Белоруссии вообще не требуется доказывать ни владения русским языком, ни своей финансовой состоятельности». 

По её мнению, у проблемы с приобретением гражданства РФ есть две причины: «Либо документы не в порядке, либо человек ленивый – граждане сидят и никаких усилий не пред-принимают. Такая у людей психология». 

– В России до сих пор много тех, кто прибыл сюда после 1992 года, имеет паспорт СССР и живёт спокойно, – заметила Татьяна Липасова. – Сегодня только в Иркутской области людей с неурегулированным статусом, по официальным данным, порядка пятисот. Мы в порядке исключения помогаем этим людям, но многие из них относятся к помощи безответственно. В 2000 году, например, в Иркутск переехала семья из Узбекистана, вообще без всяких документов. Мы ей помогли оформить узбекские свидетельства о рождении, паспорта – нужно было только сделать документы, легализующие их пребывание здесь. А семья пять лет не занималась этим процессом, и теперь, когда все сроки прошли, они спохватились и вновь приходят. 

Однако трудно не согласиться с тем, что в очередях за паспортами, как и за большинством других российских документов, люди рискуют потерять несколько дней, а то и недель жизни – это при условии, что работа, семья и здоровье будут позволять регулярно и без пропусков посещать все официальные кабинеты и коридоры. 

– Знаете, как бывает: придёшь – всё, у них закрыто: «Выйдите, что столпились, на базаре, что ли?». А ты с утра там стоишь в очереди! – пожаловался уроженец Азербайджана, несколько лет пытающийся легализовать свою жену. –  Я один раз стал возмущаться, а мне говорят: «Вы что, умнее всех, что ли?». Пришедшие люди, оттого что они зависимы, молчат. 

Соотечественники, вселяйтесь! 

Существенно снизить сроки получения паспорта РФ, как утверждают в УФМС, сегодня может программа возвращения соотечественников в Россию. 

– Получив разрешение на временное проживание в нашей стране,  участники этой программы могут сразу подать документы на получение гражданства РФ, – рассказала начальник отдела по вопросам беженцев и вынужденных переселенцев УФМС Марина Перфильева. По её словам, срок рассмотрения материалов в рамках программы – 20 рабочих дней, а заявления  о выдаче свидетельства участника госпрограммы –  два месяца.  

Переселенцам положен ещё и ряд льгот: разрешено беспошлинно ввозить своё имущество, включая один легковой автомобиль, компенсируются затраты на проезд и провоз багажа, а также  уплату госпошлины, выплачиваются подъёмные. 

Подъёмные, правда, не то чтобы очень большие: от 40 до 60 тысяч рублей участникам программы и от 15 до 20 тысяч членам их семей – в зависимости от региона вселения. Они весьма показательно разделены на три категории: «А» – стратегически важные для России приграничные территории, «Б» – территории, где реализуются крупные инвестиционные проекты, «В» – территории с устойчивым социально-экономическим развитием, на которых в течение последних трёх и более лет наблюдается сокращение общей численности населения. 

В Иркутской области пока насчитывается четыре такие территории вселения: Ангарск, Шелехов, Братск и Тайшетский район. Однако сейчас в областную программу вносятся изменения, благодаря которым число территорий возрастёт до 27. 

Меняю Германию на Иркутскую область  

Больше всего жизнь в Иркутской области с российским паспортом привлекает, по данным статистики УФМС, людей из Казахстана, Киргизии, Украины, Таджикистана и Узбекистана. Ещё переехали 25 соотечественников из Молдовы, 18 – из Армении, восемь – из Израиля, семь – из Латвии и трое – из Германии. «В декабре прошлого года один гражданин Германии переезжал, очень не хотел от немецкого гражданства отказываться, но пришлось», – вспомнила Татьяна Липасова. Ещё двое переехали из Индии, по одному – из Сербии, Кореи и Эстонии.  

Марина Перфильева призналась, что большинство из переехавших – работники физического труда. Среди них обладатели строительных профессий, водители, домохозяйки, подсобные рабочие, экспедиторы, электромонтажники, фасовщики. Есть четыре парикмахера, три пекаря, один путеец и даже один океанолог – правда, трудится он не по специальности. 

Переехавшие из Узбекистана в село Мамоны 31-летняя Анастасия и 37-летняя Ольга Медведевы устроились работать продавцами, рассказала их тётя Наталья Жербина, инициировавшая этот переезд. 

– Очень сложно было переезжать, – поделилась она опытом. – В Ташкенте, якобы «за ускорение процедуры по работе с документами», запрашивали по тысяче долларов за человека, а их переезжало пятеро: две племянницы, два ребёнка одной из них и их больная мама. Девчонкам четыре раза пришлось слетать в Ташкент: по телефону им говорили, все бумаги готовы, а по приезде оказывалось, то печать плохо видно, то буква не та напечаталась. Я дозванивалась аж до головного офиса ФМС, чтобы они взяли наше дело на контроль. 

По словам Натальи Жербиной, на организацию этого переезда она «спустила все деньги, которые на ремонт крыши дома насобирала, – около 70 тысяч рублей». 

– Кроме сбора огромного количества документов, нужно было перевести с узбекского на русский паспорта, один такой перевод стоил две тысячи рублей, плюс ещё по две тысячи за то, чтобы это заверить, – сказала она. – Я думаю, если уж это ускоренная процедура, может, стоило как-то её облегчить? 

Впрочем, по словам Жербиной, в Иркутске «все были в восторге, что всего за год мы смогли девчонок перевезти. Обычно на это уходит по два-три года». 

Музыка нас связала 

В числе работников умственного труда больше всего инженеров, медработников, менеджеров и преподавателей, причём один из них – 24-летний балетмейстер, приехавший из Молдовы. Есть несколько юристов, фотографов и даже семья музыкантов. 

С этой семьёй «Конкурент» связался, чтобы узнать, насколько гостеприимной оказалась Иркутская область к соотечественникам. Супруги – 48-летний Дмитрий и 44-летняя Юлия Родионовы – и их 21-летний сын Артём перебрались в Иркутск с Украины прошлой осенью. Глава семьи нашёл работу, он композитор. Дмитрий сделал обработку рок-балета «Кармен», поставленного в музыкальном театре имени Загурского. Юлия сейчас поёт в церковном хоре, а Артём играет на саксофоне в составе небольшого коллектива, выступающего в Иркутской филармонии. 

– У программы, конечно, есть свои плюсы, и главный для меня заключался в том, что мне не надо было делать вид на жительство для устройства на работу, – рассказал Артём Родионов. – Однако очереди для нас никто не отменял, хотя хочется сказать «спасибо» работникам местного УФМС, которые по-настоящему помогают многим перебираться сюда. Но всё равно никуда не денешь толпы людей и кучи документов. Как раз на оплату всех необходимых для получения гражданства процедур и ушли выданные нам подъёмные. 

Однако Артём не жалеет о переезде. «Иркутский слушатель хороший, благодарный, – оценил он. – Думаю, мы тут приживёмся». 

Пока что работа по переселению соотечественников в Иркутскую область не показывает особо высоких результатов: с начала действия программы (с 2007 года) в Приангарье из-за рубежа приехали 387 человек (188 участников программы и 199 членов их семей ). «Не слишком большая цифра», – признала Марина Перфильева. 

Но сейчас ситуация начинает меняться. Прирасти  людьми в рамках программы помог указ, изданный в начале  прошлого года, о том, что поучаствовать в госпрограмме смогут и те соотечественники, что уже проживают на территории страны по разрешениям на временное проживание и видам на жительство. 

– Раньше мы получали по три-пять анкет в месяц, а сейчас в два-три раза больше, – подсчитала Перфильева. 

За счёт этого количество граждан России в Иркутской области увеличилось на 791 человека. И имеет все шансы увеличиться ещё. По официальным данным, в регионе более 4 тысяч человек, проживающих по разрешению на временное проживание. Они-то, по всей видимости, и будут соотечественниками, пусть не переехавшими к нам из-за рубежа, но всё равно ставшими нам ближе. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector