издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Честь, слава и 100 тысяч франков в придачу!

Гуляние по случаю открытия сезона на циклодроме удалось: общество велосипедистов, как всегда, продемонстрировало гостеприимство и вкус. Но в привычном радушии ощущался всё же некий налёт загадочности и значительности, особенно когда хозяева переговаривались друг с другом.

А всё дело в том, что ещё в январе нынешнего, 1907 года иркутские подписчики парижской Le Matin обнаружили одно пикантное объявление: «Найдётся ли кто-нибудь, способный проехать на автомобиле от Парижа до Пекина этим летом? Маршрут длиной в 16 тысяч километров! Награда победителю – 100 000 франков!!!» 

В считанные недели составился список из 25 гонщиков, но ближе к старту остались лишь пять экипажей – три французских, один голландский и два итальянских. Все они погрузились на корабль и поплыли к Шанхаю. И едва лишь телеграмма об этом дошла до Иркутска, правление общества велосипедистов (они же и владельцы авто – мотористы) собралось у командора Яковлева в его оружейном магазине.

Молчание командора

– Ежели на пробег отпущено только 60 дней, а финиш назначен на 10 августа, стало быть, в Иркутске их следует ждать не ранее как к концу июня, – с порога пустился в расчёты г-н Мордухович. – Никак не ранее, если принять в расчёт вязкие пески пустыни Гоби.

– С поправкою на пустыню они и стартуют, думаю, раньше срока! – возразил Рубанович. – А, стало быть, нам следует пребывать в совершенной готовности уже с пятнадцатого числа. И хлопоты нам, господа, предстоят немалые, ежели не хотим дурной славы.

Участники марафона минуют один из иркутских мостов

Правление общества составляли исключительно господа коммерсанты, но никто и мысли не допускал отъехать куда-нибудь по делам, рискуя пропустить этот «первый в истории сверхмарафон», «транснациональную гонку, о которой напишут не только в газетах, но и в книгах».

– Вы слышали, господа: кроме корреспондента Le Matin едут издатель миланского Secolo и один литератор (к сожалению, не припомню фамилию), – поделился новостью опоздавший коммерсант Виноградов. Но главной персоной среди гонщиков был, конечно же, самый богатый итальянец – 36-летний принц Сципион Боргезе. Отдельную интригу составляло то, что вместе с ним отправлялась и супруга Анна-Мария. На сей счёт иркутскими мотористами стали делаться разные предположения, и только командор Николай Васильевич Яковлев молчал да посматривал в окно. И только когда все выговорились, заметил с мягкой иронией:

–16 тысяч километров по ущельям, пескам и ухабам ради чести, славы и 100 тысяч франков – плата, может быть, и приемлемая, однако же не для дам; даже с учётом сопровождения гонщиков китайской конницей и казаками.

[title=»Справка»]
В июле 1899 года иркутский купец и велосипедист Н.В. Яковлев привёз из Франции автомобиль, работающий на бензине и способный развивать скорость 15 вёрст в час. «Лошади относятся к автомобилю совсем равнодушно», – отмечала газета «Восточное обозрение». Как первый владелец авто Яковлев возглавил и возникшее впоследствии общество автомобилистов.В 1901 году на улице Ивановской принимал заказы на локомобили представитель акционерного общества Мальцовских заводов Николай Петрович Поляков. В 1904 году на Большой, в д. Милевского, иркутское представительство московского торгового дома Розенталя выставляло локомобиль известной английской фирмы, мощностью в 20 лошадиных сил.Весной 1906 года Н.В. Яковлев начинает торговлю автомобилями. В 1910 году в Иркутске было официально зарегистрировано 10 автомобилей. 
В 1911 году в конторе Гренберга на 6-й Солдатской предлагались «последние новости в области автотехники – трёхколёсные двух- и четырёхместные феномобили, способные развивать скорость до 60 вёрст в час и брать крутые подъёмы». В апреле 1911 года проведено испытание на знание управления автомобилем С.Я. Метелёва, А.П. Кулакова, В.П. Кулакова, И.Н. Алексеева, С.И. Хорос и И.П. Полийчукова. Испытания производились на авто Рубановича. Постановлено: допустить испытанных лиц к управлению автомобилями. Выдать номерные знаки и удостоверения на право езды. 
В мае 1911 года автомобилисты попросили городскую управу установить для них отличную от извозчиков нумерацию: белые цифры на коричневом фоне. При этом выразили готовность заказать номера за свой счёт. 
В 1915 году купец Иван Николаевич Алексеев, владелец мотора Berliet, открыл на улице Пестеревской «Практические курсы шоферофф при первом автомобильном гараже». 

– Зато супруга будет подталкивать принца к победе – а то у них, пишут, какая-то скучная договорённость держаться вместе и никому решительно не вырываться вперёд, – пытался парировать Мордухович.

– А вы и вправду думаете, что Itala с её 28 лошадиными силами поплетётся с «Конталь», у которой этих сил только шесть? – Николай Васильевич улыбнулся. – И голландскому Spiker с 15 лошадиными силами, и французским De Dion Bouton по 10 лошадиных сил не угнаться за головным экипажем! Соревноваться с ним может только Fiat (24 лошадиные силы), но не думаю, чтобы граф де Гроппель сделал вызов принцу Боргезе. Мало того: держу пари, что этот «Конталь» (700 килограммов вместе с экипажем и багажом) просто рассыплется в песках Гоби… 

Почаще поливайте колёса!

Подтверждение этому иркутяне получили в тот самый день, как узнали о другом происшествии: около Мысовой под авто принца подломился ветхий мост, и экипаж повис на высоте в четыре аршина. И не миновать бы несчастья, когда бы не полицейский, прикомандированный железнодорожным начальством. 

Вплоть до Иркутска титулованные путешественники не могли оправиться от пережитого. В город Itala вошла уже в начале десятого, и при виде ликующей толпы принц сокрушённо заметил Яковлеву, что дорога от станции Лиственничная забрала последние силы. Николай Васильевич понимающе улыбнулся и быстро препроводил путешественников к дому Сергея Николаевича Родионова. В том, что это лучшее место, да ещё и устроенное на европейский манер, и не сомневался никто. Особенно впечатляли приезжих коллекция бабочек и сад, заставлявший забыть, что он в центре города. 

Ранее трёх часов пополудни следующего дня итальянцев решили не беспокоить, но уж в три-то часа цвет местного общества явился весь, и местный хроникёр засвидетельствовал: «Во дворе дома Родионова с принца снята фотография, а вечером на циклодроме устроено радушное чествование гостей». Ошеломлённый обилием яств и пышностью тостов, Боргезе наконец-то расслабился, но утром следующего дня г-н Яковлев осторожно вернул его к трудностям предстоящего пути:

– В сухую погоду по Московскому тракту ещё можно двигаться обыкновенным манером, но после дождей грунт настолько вязкий, что советую надевать на колёса цепи. Средство очень хорошее, правда, при этом изрядно подтачиваются деревянные ободья и спицы. Да, и ещё: от дождя они разбухают, а потом, высохнув, начинают болтаться – так вы велите почаще поливать их водой. 

Принц смотрел озабоченно, впрочем, благодарил – и за советы, и, главным образом, за быстро отремонтированное авто. На другой день его проводили – и выдохнули наконец.

Горожане так выплеснулись на высокой особе, что к прибытию остальных экипажей и в себя не пришли. К счастью, те очень торопились и, немного поспав и отобедав в «Гранд-Отеле», уехали. 

20 копеек – и ваш мотор зарегистрирован!

Ещё пять-шесть лет назад езда на моторах считалась в Иркутске забавой, причём исключительно летней, отчаянные же попытки использовать автомобили зимой приводили к конфузам. Так, «9 февраля нынешнего, 1907 г., – сообщали «Иркутские губернские ведомости», – около 3-й полицейской части собралась толпа – посмотреть на диковинку. Это был мотор, принадлежащий местному купцу Р. Он ехал по улице Г. Кутайсова, когда «замёрзли трубки» – их пришлось согревать». 

Тем не менее число авто увеличивалось и в апреле 1907 года началась уже их регистрация: «В городской управе владельцам велосипедов, моторов и мотоциклов выдаются номерные знаки. Требуются название фабрики, номер, данные владельца. За знак взимается 20 копеек, при этом бесплатно выдаётся разработанное думой в прошлом году постановление о езде в пределах города».

Один из частных предпринимателей решил с помощью моторов связать кайские и рабочедомские дачи – к лету 1907-го он приобрёл уже шесть новых автомобилей и заказал остановку на Тихвинской площади, хорошо защищающую пассажиров от ветра и дождя. Местная пресса сомневалась в будущности предприятия, коммерсант же, напротив, надеялся на успех. А тем временем лидер автогонки Пекин – Париж уже приближался к финишу. 

После грандиозной овации, устроенной в честь принца Боргезе, прошло целых 12 дней, прежде чем появился следующий, голландский экипаж (в дороге он сломался и на неделю выбыл из гонки). Ещё неделю спустя показались на горизонте французы. 

Читая об этом в газетах, Николай Васильев Яковлев усмехался.

– Радуетесь, что выигрываете пари? – спрашивал Рубанович.

– Нет. Просто размышляю, как старательно все мы, включая и китайскую конницу, поработали на европейских производителей: продажи их моторов теперь пойдут вверх!

Автор благодарит за предоставленный материал сотрудников библиотеки Иркутского госуниверситета.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector