издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Выйти из тени

Новая экономика Байкальска отказывается от легализации

Центр независимых социальных исследований и образования (ЦНСИО) презентовал предварительные результаты проекта «Экономические стратегии жителей Байкальска как ресурс диверсификации социально-экономического развития моногорода». Проведя исследование со сложным названием, социологи пришли к простому выводу: все альтернативные виды бизнеса остаются тактикой выживания для байкальчан, пока существует неопределённость в работе Байкальского ЦБК. Жители не спешат легализовывать свои малые предприятия, предпочитая, чтобы государство их просто не замечало. В итоге рынок той же байкальской клубники остаётся в тени, хотя его объём в сезон, по оценкам экспертов, уже перевалил за 1,5 млн. долларов.

Город одного поколения 

Поквартирный опрос 375 респондентов и 25 интервью об историях семей  в Байкальске – материал, который исследовали специалисты ЦНСИО. Социологи пытались выяснить, как происходит диверсификация экономики моногорода Байкальска.  7 июня на экспертном семинаре они представили предварительные результаты проекта, над которым работали  при поддержке Института общественного проектирования. «Чтобы лучше представлять пространство Байкальска, стоит посмотреть на его структуру, – сказала сотрудник ЦНСИО Татьяна Тимофеева. – Город состоит из четырёх микрорайонов: Гагарина, Южный, Строителей и Красный ключ. Все социальные учреждения носят имя Гагарина. Это не случайно:  Байкальск был основан в 1961 году». Наибольшая численность населения  здесь была зафиксирована в 1996 году – 17,4 тыс. человек, в 2010 году – 14,4 тыс. человек.  В целом население Байкальска моложе, чем по области. 

«В моногороде жизнь горожанина во многом строится вокруг градообразующего предприятия.  С другой стороны, в Байкальск приехали люди, которые испытывали потребность к созиданию. Им уже за 50 лет, но именно этому поколению принадлежат основные бизнес-инициативы. У местных жителей  хорошая способность к переформатированию. Так что Байкальск – город одного поколения, которое уходит, но пытается встроиться в новые условия», – полагает социолог. По её словам, байкальчане постепенно  уходят от способа жизни, при котором единственной перспективой считается работа на предприятии. 

Унизительный бизнес

Торговля рыбой уже давно является для байкальчан альтернативой занятости на целлюлозном производстве

Главным вектором бизнес-развития, по мнению исследователей, остаётся туризм. Самый крупный игрок – горнолыжный курорт «Гора Соболиная». В остальном сектор представляют мини-гостиницы и турфирмы, которые предлагают собственные экскурсии. Всего, по данным координатора проекта Ирины Корюхиной, в Слюдянском районе насчитывается около 40 кафе и гостиниц, существенная часть которых находится в Байкальске. Всего 1-2% турпотока приходится на частных туристов,  хорошо знающих местность и предлагающих индивидуальные маршруты для пеших походов. «Низовой» частью туристического сегмента считаются арендодатели квартир. Горожане активно включаются в эту сферу, хотя ещё пару лет назад многие не хотели ориентироваться на туристов. «Шла речь о нежелании обслуживать туристов. У части людей это остаётся. Некоторые продолжают настаивать на том, что у Байкальска должен быть промышленный профиль развития и любое производство, где бы работали все жители,  было бы лучше всего для города.  Эти люди  полагают, что только труд на предприятии достойный, а в турсфере – унизительный, – рассказала Ирина Корюхина. –  Но, сравнивая результаты исследования двухлетней давности, можно сказать, что отношение байкальчан к малому бизнесу меняется».      

Точных данных о нынешнем турпотоке у социологов нет.  Источники дают свои цифры: к примеру, на «Горе Соболиной» говорят, что в выходные курорт посетили полторы тысячи гостей, а в администрации – две с половиной. Поэтому о динамике развития этой сферы судить сложно, считает Ирина Корюхина.  Но предложение аренды квартир расширяется,  спрос на летний отдых растёт. А между Утуликом и Байкальском возникла полоса дач,  где строят маленькие домики формата «будочка на две кровати» и сдают их туристам».  На этом уровне существует большинство туристических объектов города. Дальше не развиваются, поскольку не уверены в том, что туризм останется официальной альтернативой Байкальскому целлюлозно-бумажному комбинату.  «Респонденты говорят о том, что государство должно дать какие-то гарантии на долгосрочные планы по развитию туризма здесь. Пока этого нет, ни средний, ни мелкий бизнес не решается вкладывать  деньги, – сказала координатор программы. – Более того, среди жителей бытует уверенность, что инвесторы не приходят в Байкальск, а повернули своё внимание в Бурятию, на ОЭЗ «Байкальская гавань».   

Криминальный рынок 

Продажа клубники  – ещё один вид занятий, который развивается в Байкальске. «На официальном уровне данный сегмент считается несерьёзным. Подумаешь, продают ягоду на дороге. Но обороты и наблюдение за этим сектором говорят о том, что это бизнес, который создаёт самозанятость и даже рабочие места», – отметила сотрудник ЦНСИО Ирина Абдулова.  По оценкам экспертов, объём рынка клубники в сезон составляет  1,5 млн. долларов.  Исследователи приводят пример: две пожилые байкальчанки в  прошлом году заработали 120–140 тыс. рублей, продавая клубнику с участка площадью 12 соток. «Они не использовали наёмный труд. Хотя иногда байкальчане нанимают до 10-12 рабочих в разгар сезона», – пояснила социолог.  «Клубничный» бизнес зачастую становится семейным: в работе заняты родственники, друзья, знакомые. В то же время этот вид предпринимательства активно криминализируется: перекупщики забирают клубнику прямо на рынке,  а за демпинг могут и керосином облить. 

Практически весь «клубничный» бизнес существует нелегально. Социологи делают вывод, что люди и не нуждаются в узаконении своей работы: легализация для них грозит издержками, а не выгодой. «Административные барьеры, коррупция – байкальчане боятся всего этого. Получается, им невыгодно выходить из тени,  – рассказала Ирина Корюхина. –  Многие люди удивлялись вопросу о том, что могло бы сделать для них государство. Для них лучше всего, чтобы их не замечали.  Но в итоге город теряет налоги, а люди – возможность пользоваться поддержкой». Так, например, в прошлом году в Байкальске заработала программа поддержки малого бизнеса в моногородах. При всех ограничениях бизнесмены получили материальную помощь и сигнал о том, что они делают нужное дело, считают в ЦНСИО. «Разумеется, у программы были свои ограничения. Прежде всего, требование об обязательной регистрации.  У многих она просто отсутствовала, поэтому теневой сектор не смог поучаствовать в программе, а горожане укрепились в уверенности, что деньги получили только «свои», – резюмировала Ирина Абдулова. 

Стратеги и тактики 

Наращивать турпоток и объём рынка клубники байкальчанам мешают высокие цены на «Горе Соболиной», которые сопоставимы с ценами на курортах в Альпах. Существенно дешевле можно покататься на Алтае, куда и едут туристы из Иркутской области. «Байкальск остаётся  малопривлекательной территорией для туристов: узкий ассортимент, слаборазвитая инфраструктура, сервис низкого качества, высокие цены», – отметила Ирина Абдулова.  Развивать гостиничный бизнес даже вопреки этим условиям мешают проблемы оформления земли. По словам социологов, в Байкальске уже сложился целый пласт городского фольклора о том, что москвичи забрали кусок земли на берегу озера.  Одни информанты ЦНСИО пошли законным путём и стали оформлять землю под  этническую закусочную – процесс длится уже полтора года. Другой участок они получили лишь за два года.  В числе помех для бизнеса социологи традиционно называют и БЦБК. «Год за годом наши исследования подтверждают это.  Стало понятно, что любое конкретное решение принесло бы пользу городу. Неопределённость является самым неудачным условием для бизнеса. Потому что бизнес – это часть жизненной стратегии. Но неясность не позволяет что-то планировать дольше, чем на два-три года», – отметила Ирина Абдулова.

Малый бизнес остаётся тактикой выживания в Байкальске и до стратегии жизни ему ещё далеко, делают вывод социологи. Информанты продолжают утверждать, что бизнес им нужен, лишь бы «перебиться и детишек поднять». Тем не менее при этом появляются семьи, которые уже вкладывают существенные суммы в турбизнес, к примеру, миллион рублей в строительство коттеджа. Исследователи считают, что выходить на новый уровень байкальчанам мешает общероссийская экономическая и политическая неопределённость, которая удваивается на фоне постоянно меняющейся судьбы БЦБК. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер