издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Отрасль свободного плавания

Этим материалом «Сибирский энергетик» открывает серию публикаций, посвящённых проблемам переработки вторсырья

Половину мусора, поступающего на полигоны, можно было бы перерабатывать. Посчитано, что 14% объёмов городских отходов приходится на пластик. Только вот парадокс: мощности иркутских предприятий по вторичной переработке загружены в лучшем случае на треть. Переработка отходов из пластика в Иркутске развивается исключительно благодаря усилиям предпринимателей, работающих в этой сфере. Если их зарубежных коллег поддерживают муниципальные власти, то наши переработчики вынуждены само- стоятельно договариваться с промышленными предприятиями об утилизации отходов, а системы сбора мусора у населения вовсе не существует. Как следствие, пластиковые бутылки и полиэтиленовые пакеты, которые можно использовать в качестве вторсырья, продолжают вывозить на постоянно растущий полигон ТБО. Сторонние эксперты, равно как и сами бизнесмены, считают, что без создания единой системы сбора, сортировки, утилизации полимеров, а также применения продуктов их переработки, проблему разрастающихся свалок не решить.

Востребованный мусор

Как показывают экспертные оценки, примерно 50 – 60% мусора, поступающего на полигон твёрдых бытовых отходов под Иркутском, составляют вторичные ресурсы. По данным, которые приведены в статье «Создание сети пилотных рисайклинг-центров в Иркутске» сотрудницы комитета по управлению Правобережным округом города Марины Качиной, 14% от общего объёма отходов составляет пластик. Иными словами, ежегодно на полигон поступает около 300 тыс. куб. м отходов из разных видов пластика. «Сказать, сколько у нас есть мощностей по его утилизации, сложно, поскольку у каждого предприятия они свои и постоянно меняются, но их недостаточно для переработки всего этого объёма», – сообщила корреспонденту «Сибирского энергетика» начальник управления по охране окружающей среды и экологической безопасности администрации Иркутска Екатерина Бояркина. В справочнике, опубликованном городской администрацией в 2009 году, содержатся адреса и телефоны 32 предприятий-переработчиков (не считая компаний из Ангарска, Братска и других территорий Иркутской области), из которых восемь занимаются утилизацией пластмасс. Работать им приходится самостоятельно, без государственной поддержки. 

Тем не менее профессор кафедры обогащения полезных ископаемых и инженерной экологии Иркутского государственного университета Елена Зелинская, отвечающая за магистерские программы в международном учебно-инновационном экологическом центре «Baikal Waste Management», полагает, что власти в Иркутской области предпринимают определённые усилия по организации системы сбора мусора. Например, в Иркутске существует система автоматизированного учёта поступления мусора на полигон ТБО, которая охватывает более 3 тыс. промышленных предприятий. Однако работающие в сфере утилизации отходов предприятия возникают по личной инициативе бизнесменов, к тому же они самостоятельно вынуждены искать поставщиков. «У нас нет ни единой политики по переработке отходов, ни финансовых инструментов, которые были бы специально направлены на стимулирование этой отрасли», – заключила наша собеседница. Чтобы наглядно проиллюстрировать это утверждение, она сослалась на Стратегию социально-экономического развития Дальнего Востока, Республики Бурятия, Забайкальского края и Иркутской области до 2025 года, где экологии посвящена примерно половина страницы, а про переработку отходов не сказано ничего. 

«Мы сами должны искать сырьё»

Большую часть того, что можно переработать, попросту выбрасывают

«Конечно, у нас есть городская программа  по экологии (ведомственная целевая программа «Благоустройство, содержание и обеспечение экологической безопасности на территории Иркутска» на 2009–2012 годы. – «СЭ»), но в ней не предусмотрена утилизация, – рассказала Зелинская. – К сожалению, это не комплексный подход». Но помимо разработки специальной программы необходимы ещё и меры экономического стимулирования предпринимателей, поскольку без них переработка мусора является нерентабельной. «Нам, как предпринимателям, нет смысла этим заниматься, мы не можем быть Донами Кихотами и воевать с мельницами», – косвенно подтвердил её слова председатель совета директоров ООО «Промышленная упаковка» Олег Кирсанов. Только один завод компании, которой он руководит, может перерабатывать до 78 тонн отходов из полиэтилена, полипропилена и полистирола в месяц, однако утилизируется не более 12 тонн. Причина проста – промышленные предприятия в большинстве своём предпочитают выбрасывать отходы на полигон ТБО, а не перерабатывать их. А системы сбора отходов у населения и их сортировки не существует. Как следствие, поставщиком бракованных полимерных изделий для «Промышленной упаковки» является один из иркутских заводов. 

«Главная проблема заключается в том, что мы сами должны искать сырьё», – объяснил корреспонденту «Сибирского энергетика» генеральный директор ООО «Переработка полимеров» Виктор Макушев. Поэтому оборудование его компании загружено только на треть: производственные мощности, рассчитанные на утилизацию 60 тонн отходов из полиэтилена высокого давления (упаковочной или усадочной плёнки) и полипропилена, перерабатывают только 20 тонн в месяц. В июне компания рассчитывает на работу в две смены и утилизацию 30 тонн полимеров, поскольку удалось договориться с Братским алюминиевым заводом. Однако о приёме отходов у населения речь не идёт – нет централизованной системы сбора, а маленькие партии отходов на переработку не принимают. По словам Макушева, во многом из-за проблемы с поставщиками бизнес по утилизации пластика является нерентабельным. Кроме того, сказываются тарифы на электроэнергию, значительно выросшие после Нового года, поскольку доля расходов на электричество в себестоимости продукции переработки – гранул – довольно высока. Однако гендиректор «Переработки полимеров» заметил, что выпуск готовых изделий из переработанных полимеров – той же упаковочной плёнки – является рентабельным. 

Кирсанов приводит простой расчёт: выброшенные на свалку пластиковые отходы не приносят никакого дохода, однако цена гранул из них составляет 65 рублей за килограмм, а в случае с готовым изделием она достигает 120 рублей за килограмм. Правда, применять вторичные полимеры можно далеко не во всяких продуктах. «Скажем, питьевой стакан я из них не сделаю, потому что пить из него никто не будет, – привёл пример глава «Промышленной упаковки». – Но можно делать горшочки для цветов, как в Китае». Предприятие также освоило выпуск вспенённого листа, который можно использовать в качестве специальной упаковки. Перечень изделий, которые можно производить из получаемых из отходов гранул, достаточно широк, однако заводов, способных  наладить их производство, в Сибири не так много. «Условий для их существования не создано, многие из тех, кто работал раньше, прекратили своё существование во время кризиса или до сих пор не могут оправиться от его последствий», – констатировал Кирсанов. Тем не менее его коллега из «Переработки полимеров» заметил, что продукты переработки пластика востребованы, хотя и в относительно небольших объёмах. 

За счёт бюджета

Для того чтобы изменить такое положение вещей, необходимо создать единую систему по сбору и сортировке мусора, его утилизации и производству конечных продуктов, полагают собеседники «СЭ». «Нужно продумать систему координации между малым бизнесом, который занимается переработкой, производителями и предприятиями торговли, – уверена Зелинская. – Должна быть продуманная цепочка, концепция, которая была бы удобной не с точки зрения власти, а с точки зрения потребителя». Так, в Германии ещё в 1980-е годы возле магазинов установили специальные баки, куда можно было выбросить пластиковую упаковку, которую впоследствии увозили на переработку. Аналогичную систему раздельного сбора мусора можно организовать и в Иркутске, хотя это сопряжено с определёнными трудностями. «Дело тут даже не в менталитете и воспитании, а в нашем уровне жизни, – философски заметила профессор ИрГТУ. – Скажем, на кухне в шесть квадратных метров не поставишь шесть отдельных мешков для мусора, а во многих дворах не хватает обычных баков, не говоря уже об отдельных для каждого вида отходов». Несмотря на это, она не отрицает необходимости экологического воспитания, а Кирсанов настаивает на том, что нужна социальная реклама, пропагандирующая использование продуктов из вторсырья. «Скажем, за рубежом делают толстые пакеты, потому что в них слой из вторичного полиэтилена в 120 микрон, – рассказал он. – Пусть он дороже обычного, но им можно дольше пользоваться и с точки зрения экологии он лучше. То же касается и стаканов со слоем из вторсырья». Однако наш собеседник подчеркнул, что внедрять такие технологии не нужно такими методами, как это произошло в случае с энергосберегающими лампами, необходимо дать обществу право выбора. 

Дополнением к раздельному сбору отходов мог бы стать завод по сортировке мусора. Екатерина Бояркина объяснила, что даже при его наличии потребуется система селективного сбора мусора. «Нужно будет хотя бы отделить органику от неорганических отходов», – заметила она. Однако население, как показали проведённые администрацией Иркутска опросы, по большей части относится к нововведению скептически. Кроме того, результаты эксперимента по установке отдельных контейнеров для разных видов мусора пока оптимизма не внушают. Напомним, в 2010 году за счёт средств городского бюджета (3 млн. рублей) специальными подземными контейнерами были оборудованы две площадки в микрорайоне Солнечный. «Часть населения восприняла это нормально, однако новому руководству управляющей компании, которая обслуживает эту территорию, это оказалось неинтересно, – рассказала начальник управления по охране окружающей среды. – Они заключили договор на вывоз мусора с предприятием, у которого нет подходящих для обслуживания контейнеров «Deep Load» машин». Несмотря на это, эксперимент решили продолжить в центре города, благо там нашлась инициативная УК. 

В то же время Бояркина подчеркнула, что альтернативы мусоросортировочному заводу нет. Опыт европейских стран подсказывает, что он должен строиться и работать за счёт муниципального бюджета. По мнению Зелинской, расходы на его возведение не столь велики, чтобы нельзя было изыскать в городской казне необходимые средства. «Но сам по себе завод ничего не решает – у нас есть пример Улан-Удэ, где подобное предприятие обанкротилось, – тут же добавила она. – Всё должно быть взаимоувязано: завод по сортировке и предприятия по переработке пластика, бумаги и других отходов». В Германии, например, эту взаимосвязь обеспечивают государственные контракты между муниципальными пред-приятиями по сортировке отходов и частными переработчиками. Бояркина рассказала, что мусоросортировочную линию в Иркутске предполагалось запустить и даже были проведены предпроектные работы, однако от этой затеи отказались. Не в последнюю очередь это было вызвано нехваткой финансов. «Комплексный перерабатывающий завод обойдётся примерно в 40 миллионов рублей, а если его делать вместе с заводом по переработке, получится уже  миллиард рублей, – пояснила начальник управления по защите окружающей среды. – Это очень много для нашего бюджета, у нас просто нет таких налоговых поступлений». Тем не менее Бояркина подчеркнула, что реализация инвестпроектов в области сортировки мусора возможна при софинансировании из городского бюджета. 

«Нужен сознательно рассчитанный бизнес-план»

Руководитель «Промышленной упаковки» согласен с тем, что без участия муниципальных властей проблему не решить, но полагает,  что они должны не только обеспечить финансирование, но и взять на себя организационные мероприятия. «Должна быть комплексная программа, сознательно рассчитанный бизнес-план развития отрасли, – подчеркнул он. – Не надо ждать, что кто-то придёт и выступит инвестором». По словам Кирсанова, сами предприниматели под его началом создали инициативную группу (имена всех её членов он раскрывать не стал, заметив, что это «состоятельные частные лица, которым небезразлично то, что происходит»), которая обратилась в адрес городских властей со своими предложениями по развитию мусоропереработки. «Добро» на их реализацию дал начальник управления экономической политики Павел Шишкин, а сами бизнесмены настаивают на разработке муниципальной программы, которая учитывала бы все недостатки ранее существовавших аналогичных документов. «В принципе, не надо ничего изобретать, весь мусор можно утилизировать, так что свалки может и не быть, – подытожил Кирсанов. – Но без поддержки города ничего нельзя сделать». 

С тем, что городские власти должны участвовать в создании системы сбора и переработки мусора, согласна и глава управления по защите окружающей среды. Пока администрация только обратилась к потенциальным инвесторам. «Ответ был, что они готовы заниматься сортировкой и переработкой, если будет какая-то общая концепция и её координатор, – сообщила Бояркина. – Координатором действительно выступает Шишкин. Нужна инвестиционная программа, материалы для неё есть». Кроме того, в правительстве Иркутской области разрабатывается региональная программа по утилизации отходов, в которой будет предусмотрено строительство в крупных городах мусороперерабатывающих комплексов. За чей счёт оно будет производиться, пока не ясно. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector