издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Иркутск слезам не верит

Молодой маме помогают не чиновники, а случайные люди

Сегодня вторник. Катя и Арина Исправниковы отправляются на смену. Точнее, официанткой в кафе работает Катя, а её трёхлетняя дочка Ариша идёт вместе с ней. Девочку просто не с кем оставить дома. В дни, на которые выпадает Катина смена, подсобка кафе становится для Ариши и игровой, и местом для прогулки, и столовой, и спальней. Когда приходит время сончаса, Катя устраивает из кресла, которое стоит в помещении, постель, и кладёт в него ребёнка. Если смена выпадает на ночь, то Ариша остаётся дома одна. Мать и дочь снимают крохотную комнатку в коммуналке, когда Кати нет дома, соседи открывают дверь в коридор, чтобы слышать, если ребёнок проснётся.

Эту историю мы услышали на общественных слушаниях по детским садам, которые прошли в Иркутске в прошлом месяце. Тогда за Катю пришёл просить совершенно посторонний ей человек. Ольга Левина – журналист, с Исправниковыми познакомилась случайно на автобусной остановке, разговорились. С тех пор Ольга Валерьевна, чем может, помогает этой семье. 

Мы захотели от самой Кати узнать, почему она попала в такую непростую ситуацию, и напросились к молодой маме в гости. 

На остановке в Иркутске II нас встречает высокая стройная девушка с большими серыми глазами. Честно говоря, по её виду не скажешь, что она попала в беду или у неё какие-то серьёзные проблемы. Улыбчивая, спокойная. Одета скромно, но аккуратно. Катя подводит нас к деревянному дому, на втором этаже которого они с дочкой снимают комнату. По деревянной лестнице поднимаемся на второй этаж и оказываемся в довольно светлой комнатке. В ней размещаются диван, тумбочка и холодильник. Свободное место остаётся только для того, чтобы пройти вдоль комнаты. Телевизора у семьи не было, пока Ольга Валерьевна не отдала девчонкам свой старенький компьютер с настроенными телевизионными каналами. Теперь Ариша может смотреть свои любимые мультики. Катя угощает нас чаем, усаживает дочку перед компьютером. Мы садимся здесь же, на диване, и хозяйка начинает рассказывать всё с самого начала.   

Катя родилась в Иркутске. Ей ещё не было года, когда родители развелись, и мама вместе с маленькой дочкой переехала жить в Железногорск-Илимский. Потом Катина родительница во второй раз вышла замуж, в семье родилась ещё одна дочка, и Катю отправили к бабушке в деревню. Девочке было двенадцать лет, когда умерла бабушка, и она оказалась сначала в приюте, а потом в детском доме. К этому времени мама пристрастилась к спиртному, и судьба дочери её уже не заботила. 

После окончания девятого класса Катя поступила учиться на повара-кондитера. Девушка признаётся, что выбор именно этого ремесла был случайным. «Я совсем запуталась с образованием. Сперва хотела идти в одиннадцатый класс, потом решила поступать после девятого. В итоге к тому времени, как мне надо было поступать, остался только посёлок Балаганский, профессия повар-кондитер. Ничего лучшего для меня не нашли», – рассказывает Катя. На каникулах после первого курса Катя познакомилась с деревенским парнем, Иван только что пришёл из армии и сразу заприметил симпатичную девчонку. Отношения развивались настолько быстро, что выпускные экзамены Катя сдавала, имея грудного ребёнка на руках.

Иван от дочки не отказывался, наоборот, всячески поддерживал и успокаивал возлюбленную. Вскоре после рождения Ариши, так назвали девочку, молодые решили перебраться в областной центр. Сняли квартиру, гражданский муж устроился на авиационный завод. Время, когда семья жила в Иркутске, Катя называет хорошей жизнью. «Муж зарабатывал деньги, я сидела дома с ребёнком. Что ещё мне было надо? Я была счастлива и не задумывалась о будущем. Думала, что так будет до конца дней. Я была такой ветреной и глупой…» – с высоты своих двадцати лет вспоминает о себе семнадцатилетней Катя.

Тогда она не подозревала, что «хорошая жизнь» быстро закончится. Вырвавшись в областной центр, молодой человек осознал, что слишком рано принял на себя отцовские обязанности. Иван считал себя обделённым, поскольку в то время как его сверстники наслаждались свободной жизнью, он был связан по рукам и ногам обязательствами перед женой и грудным ребёнком. Иван стал понемногу выпивать. Не добавляло благополучия в семейную жизнь и то, что до гражданской жизни муж служил по контракту в Чечне, свою агрессию выплёскивал на домашних. Во время очередной пьянки он поднял руку на жену. За Иваном и раньше был этот грех, но в этот раз он избил Катю особенно жестоко. С дочкой на руках она убежала от него к подруге по детскому дому, которая и сама-то жила на птичьих правах на съёмной квартире.

Трудно представить, как Катя, по сути сама ещё ребёнок, с дочкой на руках, без жилья, без работы, без денег, выживала два этих года. Избавившись от побоев и унижений, девушка до сих пор не уверена, что поступила правильно. Слишком тяжело дался ей «вольный» хлеб. 

В первое время муж, надеясь вернуть семью, помогал деньгами, забирал Аришу к себе. Потом общение стало всё более и более редким. Последний «привет» от папы – свежий след от ожога на ступне девочки. В марте Иван забрал дочку на выходные, назавтра он позвонил Кате и сообщил, что Ариша попала в больницу: пока он спал, ребёнок опрокинул на себя горячий чайник. Он пару раз навестил Катю с Аришей в больнице, передал немного денег и пакет с продуктами и больше в их жизни не появлялся.

Кирпичик за кирпичиком Катя стала строить свою новую жизнь. Сначала перебивалась подработками, распространяла косметику, потом устроилась в кафе официанткой. Жила сначала у подруги, потом её пустили к себе родственники пожилой женщины. Катя ухаживала за ней, взамен этого оплачивала только коммунальные расходы за жильё. Потом, опять же благодаря Ольге Валерьевне, удалось найти отдельную комнату, она обходится Кате в четыре тысячи рублей в месяц. Для неё это серьёзная сумма. 

Девушка призналась, что в этом месяце денег не хватило и ей пришлось занять у детдомовских друзей, значит, в следующем придётся затянуть поясок потуже. О том, что это пожелание не всегда можно исполнить, тут же напомнила маленькая Ариша. «Мама, дай мясо», – вмешивается в разговор девочка. На ней надето нарядное бело-красное платье, ребёнок вполне ухожен. «Подожди, доча. Сейчас сварим», – обещает Катя, и мы продолжаем.

– Катя, а Ариша не боится оставаться дома без тебя?

– Нет, она же уже большенькая. Я с ней разговариваю, говорю: «Ляжешь спать, потом сходим погуляем». Или сок пообещаю купить.

– Когда вы вместе на работе, чем Ариша обычно занимается?

– Ничем. За мной бегает: «Мама, мама». Порисует что-нибудь, игрушкой поиграет. 

– А начальство не против?

– Нам запретили приводить с собой на работу детей, но я объяснила свою ситуацию хозяину. И он разрешил мне приходить с Аришей, но только чтобы она не мешала работать.

– Наверное, всё равно отвлекает?

– Ну, естественно. Вы сами-то подумайте, мне надо и накрыть, и всё помыть. Сидеть не приходится…

Ариша теряет интерес к мультфильму и пересаживается на колени к маме.

– Ариша, ты на работу ходила? – обращаемся мы к девочке.

– Нет, не хочу на работу, не хочу на работу… – сквозь слёзы лопочет девочка. Кате приходится успокаивать ребёнка. Разговора не получается.

Казалось бы, вопиющий случай: ребёнок вынужден болтаться по кафе, пока мама работает. Но везде, куда бы молодая мать ни приходила со своими проблемами, чиновники разводят руками. Катя вовремя не поставила Аришу в очередь на детский сад. Хоть она и сирота, это не даёт преимущество при устройстве в дошкольные учреждения. 

Ольга Левина даже пришла на общественные слушания, посвящённые проблеме детских садов, и там рассказала о положении Кати. На мероприятии присутствовали руководители образования областного, городского уровней, депутаты, заведующие детскими садами, всевозможные уполномоченные по разным правам. Даже из вежливости никто не подошёл к женщине и не пообещал взяться за проблему.

Вместе с Ольгой Левиной Катя по нескольку кругов обошла все кабинеты, в которых ей могли бы помочь. Дальше остался губернатор, президент, да и, пожалуй, Господь Бог. Ответ везде один: ничем помочь не можем. 

Сейчас чиновники бессильны помочь семье, которая находится на грани выживания. Семье, в которой мама не пьёт, не курит, следит за ребёнком и изо всех сил старается выкарабкаться из трясины обстоятельств. Выходит, чтобы заслужить частичку внимания нашего «щедрого» государства, этой несчастной маме нужно приобрести вредные привычки и перестать ухаживать за ребёнком? Возможно, тогда органы опеки заинтересуются этой семьёй и начнут принимать меры. Но это наверняка будут меры карательного характера. А пока «точка невозврата» не пройдена, проблемы мамы и дочери интересны, пожалуй, только случайным неравнодушным людям. 

Катя послушно принимает участие во всех инициативах Ольги Валерьевны: собирает документы, чтобы встать в очередь на жильё как ребёнку-сироте (до 23 лет у неё есть это право), чтобы получить место в детском саду. При этом заметно, что девушка не привыкла рассчитывать на государство. У неё есть свой план личного развития. Сейчас Катя готовится к поступлению в вуз. «Я хочу стать администратором гостиничного дела. Это мечта с девятого класса. Я хорошо представляю, чем занимается администратор, и понимаю, что это моё. Думаю, я добьюсь своего», – уверена Катя. Для неё вуз, помимо возможности получить образование, – это шанс улучшить своё материальное положение. Если девушка поступит, то сможет получать стипендию и пенсию. 

Молодая мама по-прежнему верит, что где-то есть мужчина, который полюбит её и дочку, станет им опорой и защитой. «Отношений с мужчинами у меня нет. Я не разочаровалась в них, но остерегаюсь. Пока ни с кем не встречаюсь, потому что не знаю, как отнесутся ко мне и к ребёнку. Ещё не встретила такого, который полюбил бы меня и принял моего ребёнка как своего. Но надеюсь, потому что хочется, чтобы рядом был близкий человек, на которого можно положиться. Девочке нужен отец. Я надеюсь на лучшее. Потихоньку будем прорываться вперёд, да, Ариша?» – наклоняется Катя к дочке.

«На качели…» – просится девочка. Мы заканчиваем разговор и даём возможность этой семье заниматься своими важными делами. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector