издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дотянуться до небес

Здание иркутского планетария будет готово осенью

В сентябре в Иркутске будет возведено здание музея «Ноосфера», неотъемлемой частью которого станет планетарий. Диаметр его купола по проекту более 9 метров, в зале смогут разместиться до 50 человек. Архитекторы называют работу над этим зданием «экстраординарной» – все шаги согласовываются с московскими и зарубежными инженерами. Проекторы в таких случаях делают под индивидуальный заказ. Этим готовы заняться специалисты завода «Барко» в Бельгии. Осталось найти деньги на оборудование. Пока наш планетарий строят, «Иркутский репортёр» побывал в большом Московском планетарии. И увидел, как машины делают звёздное небо.

Из флигеля – в планетарии

Сейчас на месте иркутского планетария – котлован, заливается фундамент. Архитектурное сооружение должно быть готово к осени. Оборудования интерактивного музея «Ноосфера» и собственно планетария здесь пока не будет, однако руководитель проекта «Ноосфера» Фонда содействия сохранению озера Байкал Дмитрий Семёнов надеется, что уже осенью гостям можно будет показать в телескоп небо. 

Сейчас ясно, каким должен быть иркутский планетарий. Его здание, как и многие другие в 130-м квартале, состоит из двух частей. Первая – это развитый подиум, с одной стороны подземный, а с другой выходящий на пешеходный бульвар. На подиуме – аналог исторического двухэтажного кирпичного здания, которое стояло на этом месте. Флигель одной из усадеб, использовавшийся как доходный дом, сохранить не удалось. Дом до фундамента был изрезан огромными трещинами. Его разобрали, осталась часть подлинных кирпичей, которые архитекторы постараются использовать в новой постройке. Здание будет повторять историческое, за исключением детали – на одной из стен старого флигеля была лестница, её видоизменили и водрузили наверх маленький раздвигающийся купол обсерватории. 

Самое интересное во всём проекте – это развитый подиум. Он занимает половину площади здания – около 700 квадратных метров – и является нижним этажом. По отношению к пешеходному бульвару этот этаж – первый, а по отношению к улице Седова – подземный. С левой его стороны разместится ресторан, с правой – музей «Ноосфера» и сам планетарий, рассказала проектировщик объекта, руководитель персональной творческой мастерской «Студия 7» Елена Григорьева. Снаружи рядом с основным зданием мы скоро увидим бетонный купол. На втором этаже будет ещё один зал ресторана и кухня, на третьем – помещения для сотрудников. В доме появится и мансардный этаж. 

Очереди в большой Московский планетарий – по нескольку сот человек

На задах здания в башенке разместится обсерватория. Телескоп поставят на специальную опору, исключающую передачу вибраций. Если это удастся закончить к сентябрю, то уже осенью можно будет наблюдать небо. Архитекторы сделали обсерваторию максимально просторной, хотя первоначально, на стадии разработки концепции, там размещался только сам телескоп. Сейчас в этой комнате 22 квадрата, можно проводить лекции для 15–20 человек. 

В сам зал планетария должен входить школьный класс и ещё несколько человек – отдельные гости, учителя. Всего около 50 посетителей. Больше полусотни размещать уже нельзя – важно положение кресел, иначе люди толком ничего не увидят и будут разочарованы. В больших планетариях гости обычно сидят по кругу. В иркутском кресла разместят по центру в одну сторону, небольшим амфитеатром. Все уровни здания будут доступны для инвалидов-колясочников. В проекте есть лифт, люди с ограниченными возможностями смогут подняться до обсерватории и посмотреть в телескоп. Музей «Ноосфера» будет расположен по кругу зала планетария. Оба помещения связаны с нижним этажом ресторана, который, возможно, будет  тематически перекликаться с музейной частью. К примеру, в Ярославском планетарии люди, заходя в ресторан, сразу попадают в кают-компанию космического корабля. 

Дмитрий Семёнов уверен: спрос родителей и детей на иркутский планетарий будет огромным, ведь в астрономическую обсерваторию ИГУ школьников везут со всей области. 

Пока идёт строительство, «Иркутский репортёр» отправился в большой Московский планетарий, чтобы на себе ощутить, что нас ждёт, если планетарий всё же появится в столице Восточной Сибири. Конечно, он будет намного меньше московского. Но фантастические чувства, когда машины на твоих глазах на белом куполе создают звёздное небо, – точно такие же. 

«Как мы этих детей ещё не растеряли»

Нижний этаж иркутского планетария займёт половину всей его площади – около 700 кв. м

Девять сорок утра, Садово-Кудринская улица, большой Московский планетарий откроется только через 20 минут, но в очереди уже около сотни человек. К середине дня, когда мы выйдем из здания, здесь будет стоять не менее трёх-четырёх сотен жаждущих знаний.

 – Почему музей Урании? Непонятно, – мужчина лет тридцати чешет голову, рассматривая программу. 

– Папа, ты балбес, это же муза астрономии! – возмущённо говорит сын. Образовываться сюда приходят целыми семьями, потому что большинство ровесников этого папы своё детство провели или вообще без планетариев, или видели их совсем маленькими. А потом наблюдали лишь таблички: «Демонтирован», «Находится на реконструкции», «Закрыт». 

Мягко гудит машина, из середины большого звёздного зала планетария медленно поднимается фантастический «шар», похожий на аппарат инопланетного космического корабля. Это оптоволоконный проектор звёздного неба «Универсариум М9», аппарат последнего поколения, изготовленный для большого Московского планетария заводом Карла Цейса в Йене. Свет медленно гаснет, на куполе вспыхивают тысячи звёзд. «Солнце клонится к закату, скоро оно исчезнет. Луна в первой четверти на юго-востоке», – звучит голос. Как только глаза привыкнут к темноте, можно будет охватить взором до 4,5 тысячи светящихся точек. В поддержку «Универсариума М9» здесь установлена уникальная, специально разработанная для планетария проекционная система компании Global Immersion. «Универсариум М9» может демонстрировать до 9 тысяч мерцающих звёзд и воспроизводить события промежутка в 10 тысяч лет. Описывать словами то, что ты видишь в большом звёздном зале, – бесполезно: огромное мерцающее небо, на котором по мановению лектора передвигаются Луна, Сатурн, Юпитер, проступают чудесные изображения Большой и Малой Медведиц, Дракона, из крохотных точек прямо на глазах вырастают планеты, взрываются звёзды, прямо над головой образуются чудовищные «чёрные дыры». 

Старенькие аппараты «Планетарий» от 1929 и 1977 годов, на замену которым пришёл «Универсариум М9», сейчас стоят в музее Урании. Когда-то, в начале века, молодое советское правительство не пожалело 250 тысяч рублей на дорогую, в общем-то, «игрушку» – планетарий. Первый аппарат, тринадцатый в мире, отработал 50 лет. Специальные устройства прерывали световые потоки от ламп, и проекции звёзд оживали на куполе неба. Советское Солнце всходило на купол под специально написанную музыку Рейнгольда Глиэра. 

– Ускорим течение времени. Из-за вращения Земли кажется, что огромная звёздная река перетекает с востока на запад, – говорит голос. – Наступают сумерки, вечер и ночь. «Только ночью видишь ты Вселенную, тишина и темнота нужна, чтоб на эту встречу сокровенную, не закрыв лица, пришла она». 

 Эти стихи Маршака тут не звучали 17 лет. «Многострадальный» Московский планетарий был закрыт с 1994 года. С 2003 по 2011 год со многими трудностями длилась реконструкция. Наконец старое здание планетария было поднято на 6 метров вверх, и появились два дополнительных этажа. Сейчас там два звёздных зала – большой и малый, кафе, ресторан, 4D-кинотеатр, где передаются не только картинка и звук, а и запахи, музеи Урании и «Лунариум». На крыше – «Парк неба» с обсерваториями. В «Лунариуме», сделанном как космическая станция, дети занимаются своими обычными важными делами: что-то нажимают, что-то дёргают, топают и визжат. Это такой музей, где можно самому провести физические опыты. В маленьком сувенирном магазине «МКС» кроме значков, маек и ручек с символикой планетария можно купить кусочек Сихотэ-Алиньского метеорита и настоящую еду космонавтов. Сублимированные щи с капустой обойдутся в 1,5 тысячи рублей. В общем, это большой развлекательный комплекс. Единственное, что осталось от старого планетария, – его общий конструктивистский вид и место: Садово-Кудринская, дом 5.

– 17 лет забвения, неимоверной борьбы со слезами. Я, например, и не мечтала, что при моей жизни планетарий вообще заработает, – говорит лектор старший научный сотрудник отдела изучения Галактики и переменных звёзд Государственного астрономического института имени П.К. Штернберга МГУ Наталья Горыня. – Я считала величайшим государственным преступлением то, что в течение 17 лет милые детские головки не имели возможности приобщиться к красотам неба через планетарий. 

Когда здание открывали в середине июня, плотность академиков и профессоров на сантиметр была неимоверной. Они все прошли через планетарий и его кружки. А следом за профессорами пошли люди. 

– Помню, я шла спокойно гулять с собачкой, и вдруг звонит мобильный, оттуда – стон: «Наталья Андреевна, вы где? Немедленно в планетарий, нас сносят!» – рассказывает Наталья Горыня. – Я бросила всё и кинулась в планетарий. Когда дошла, у меня ноги подкосились – очередь стояла от ворот планетария до Маяковки. Я тогда поняла: Брестская крепость началась. Народ у нас стойкий, часами стоят в очередях, просто часами. 

Вместо окон в музее Урании – огромные витражи с галактиками и туманностями. Со стен смотрят чудесные звери, люди и бестии из Атласа созвездий Яна Гевелия, кругом – глобусы, астрономические инструменты, плывёт в высоте блестящий шар с длинными «усами» – первый спутник. Голос у Натальи Андреевны уже сел – народ всё время идёт и идёт. «Мне нужен микрофон, а иначе до следующей недели я не доживу», – смеётся она. И тихонько отводит рукой взрослых, чтобы больше и больше малышни подошло ближе. 

– Чем свинья отличается от человека? Она устроена так, что не может поднять голову к небу, а человек может, – Наталья Горыня берёт каждого ребёнка за подбородок и поднимает ему голову. – Все вы – звёздные люди. «Мыслящий тростник» – так назвал Паскаль людей. Но этот тростник, с короткой жизнью 70–100 лет, уже 7 тысяч лет тому назад знал основные созвездия. У Гиппарха, второй век до нашей эры, было зафиксировано 48 созвездий. А мы с вами знаем, что Большой взрыв был 13,7 миллиарда световых лет назад, а через 5 миллиардов лет Солнце раздуется до орбиты Юпитера, и человечеству нужно будет найти до этого себе новый дом. Кстати, кто знает, что за светящаяся полоса на нашем звёздном небе?

Дети смущённо молчат. Но один мальчик тянет руку. Он хочет сказать, он уже большой и точно всё знает. И у него красные от волнения щеки. «Ну, давай, говори», – Наталья Горыня берёт паузу, чтобы откашляться. 

– Это Млечный путь,  Галактика, в которой мы и находимся, где наша Солнечная система, наш дом, – выдаёт он на одном дыхании. 

– Ты в каком классе? 

– Во втором. 

– Как мы этих детей ещё не растеряли… Знаете, на какой вопрос они чётко и всегда отвечают? А вот на какой: кому упало яблоко на голову? Они знают, все знают Ньютона! Я не понимаю, как мы их не потеряли. 

В Иркутск детей везут, чтобы посмотреть на звёзды в астрономической обсерватории ИГУ, за 400 км, говорит Дмитрий Семёнов. «Звонят из Тулуна, из Усть-Илимска, привозят детей за сотни километров, просят приехать прочитать лекцию, – рассказывает он. – Из школьной программы астрономия исключена, и об этой науке дети нигде больше не узнают. Появится в Иркутске планетарий, музей «Ноосфера» – это будет мощное ядро притяжения к естественным наукам».

Звёздное шоу

Диаметр купола-экрана большого звёздного зала Московского планетария – 25 метров. У иркутского будет более 9 метров. В Троицкой церкви, где когда-то располагался старый планетарий, – 8 метров. Проектировщикам хотелось сделать купол больше, но площадка не позволила. Эта уникальность задаёт особые условия работы, которые архитекторы уже окрестили «экстраординарными». Архитекторы, конструкторы работают в Иркутске, за всю инженерию здания отвечают москвичи, они на связи с зарубежными специалистами, производителями оборудования. Вся аппаратура будет изготовлена с учётом особенностей объекта, а оборудование, в свою очередь,  адаптировано под иркутские условия. Уже известно, под какого производителя будет делаться проект – это бельгийская фирма «Барко», выпускающая высококачественное проекционное оборудование, одно из лучших в мире. 

Вращающийся купол планетария изготовит иркутское ООО «Динамика», занимающееся купольными конструкциями. У планетария будет ещё и внутренний купол, вот он должен быть сделан с особой точностью. Вероятнее всего, его закажут в США, поскольку там есть единственная фирма, которая может изготовить проекционные купола качественно и недорого. Внутренний купол – это собранная из большого количества сегментов полусфера. Все детали должны быть изготовлены очень точно и собраны тщательно. Сферу покрасят особым составом со специальным коэффициентом отражения, который подбирается под каждый комплект оборудования. Между внутренним и основным куполами будет пространство для аппаратуры. Ведь когда взрывается сверхновая звезда, зрителю неинтересно знать, что в космосе звук не распространяется. Ему нужен оглушительный взрыв, а значит, помимо проекторов необходимы и динамики, и другое специальное оборудование.

– Нам нужно сделать качественное и познавательное звёздное шоу, – говорит Дмитрий Семёнов. – Задача нетривиальная, ведь надо произвести стыковку шести проекторов, которые будут «засвечивать» всю полусферу. 

К сожалению, условия застройки в рамках лота не позволяют разместить купол большего диаметра, из-за этого иркутянам придётся обходиться только проекторами, без звёздной машины. Тем не менее современные технологии уже позволяют добиться приемлемого качества изображения. Дмитрий Семёнов заметил, что на производство оборудования под индивидуальный иркутский заказ уйдёт до полугода плюс монтаж и отладка уже на месте. Бельгийский завод готов уже сейчас взяться за этот проект, однако стоимость всего оборудования превышает 2 млн. евро. Нужны инвесторы. 

В первой астрономической пятёрке

Группа компаний «Метрополь» оплачивает строительство здания. Инвестор, по предварительной договорённости, оборудует и музей «Ноосфера». А вот оборудованием планетария должен заняться сам Иркутск. По словам Дмитрия Семёнова, сейчас формируется группа участников, которые будут собирать средства для покупки оборудования. «У нас состоялся разговор с мэром Иркутска Виктором Кондрашовым, который готов поддержать проект и представлять его интересы, если при мэрии города будет создано автономное учреждение культуры», – сказал Семёнов. Ведутся переговоры с инвесторами, однако без бюджетных денег тут, видимо, не обойтись. Ни один из строящихся сейчас в России планетариев не является частным. В строительстве участвует или федеральный, или областной, или местный бюджет. А иногда – все сразу. Один из вариантов – завести планетарий под федеральную программу. Не хочется, чтобы в Иркутске появился первый в России частный планетарий. 

Дмитрий Семёнов сообщил, что параллельно с проектом планетария сейчас начинаются работы по созданию загородной обсерватории. Если всё получится, они станут единым комплексом. «Наш город – астрономический, – говорит Дмитрий Семёнов. – Я думаю, что он входит в пятёрку российских городов, в которых проводится больше всего исследований, связанных с космосом». Иркутск должен иметь свой планетарий. Это нормально. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector