издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Иван Казимирёнок, «понимающий мужик»

Заслуженному строителю Российской Федерации, почётному энергетику РФ, кавалеру орденов Трудового Красного Знамени, Ленина, «Знак Почёта» и Дружбы народов Ивану Павловичу Казимирёнку сегодня исполняется 75 лет. Когда юбиляра спросили о самом памятном событии в его жизни, Иван Павлович лишь развёл руки: «А не памятных не было, всегда было трудно, но интересно. Через мои руки и сердце прошли Братская и Усть-Илимская ГЭС, крупнейшие в области алюминиевые предприятия, ЛПК, второй путь Тайшет – Лена на БАМе. Каждая из этих строек неповторима, когда уж тут было скучать!»

У него простое, открытое лицо: крупный нос, аккуратно причёсанные седые волосы, живые глаза. Переодень в фуфайку и сапоги – будет обычный сибирский мужик. Да он, Иван Павлович, и есть мужик, родившийся в селе Гуран, что в Тулунском районе. Там после окончания семилетки и начинал свою трудовую жизнь в родном колхозе. Дорос до бригадира, потом служба в армии на подлодке в Совгавани. Здесь повстречал свою будущую жену Светлану, работавшую на одном из подшефных предприятий. Недавно отметили «золотую» свадьбу.

Демобилизовавшись, бывший подводник прибыл в Братск на строительство второй гидроэлектростанции на Ангаре. Начинал бетонщиком на возведении плотины. 

– В это время молодых людей, отслуживших свой срок в армии, приехало на строительство Братской ГЭС около трёх тысяч по комсомольским путёвкам, – вспоминает Иван Павлович. – Почти все были направлены на возведение бетонной плотины, здания ГЭС и скальные работы.  

Жили во Дворце спорта посёлка Падунский, койки в два яруса стояли. «Для меня это  был период, когда я учился работать, набирался опыта и ума у таких известных хозяйственников,  как начальник Братскгэсстроя Иван Иванович Наймушин, главный инженер Феликс Львович Коган, начальник строительства Усть-Илимской ГЭС Василий Александрович Герасименко, бригадиры Михаил Васильев, Геннадий Глухов, Евгений Селезнёв…

Во многом благодаря усилиям этих людей малообитаемый край Восточной Сибири получил мощнейший толчок в своём развитии, союзную, а затем и мировую известность. Визитной его карточкой стали города Братск, Усть-Илимск, Железногорск.

– Иван Павлович, на этих гигантских новостройках работали тысячи молодых людей. Где и как они проводили свободное время, отдыхали?

– Большинство молодёжи училось в вечерних школах, многие поступили в институты,  филиалы которых были открыты в Братске. Кстати, я тоже заканчивал здесь 8–10 классы. В выходные, летние дни выезжали на природу, вечерами ходили на танцплощадки. Одна была неприятность – гнус заедал до крови. Приходилось одной рукой обнимать девушку за талию, а другой отмахиваться берёзовой веткой от мошки. А ещё успевали выходить на дежурство народной дружины, порядок на улицах наводили.

Время строительства Братской ГЭС осталось в памяти юбиляра яркой зарубкой. Здесь был  создан механизм с отлаженной  и отработанной от  «А» до «Я» системой. Всё, что готовилось к вводу, строго контролировалось и очень жёстко  исполнялось. Перекрытие Ангары, пуск первых агрегатов были выполнены на оценку «отлично». Сдача объекта государственной комиссии стала настоящим трудовым праздником строителей, многие из которых удостоились высоких государственных наград. Среди них был и Иван Казимирёнок, награждённый орденом Трудового Красного Знамени.

После окончания строительства ГЭС он был направлен Братскгэсстроем в Одесский инженерно-строительный институт, где получил квалификацию инженера-гидротехника. А дальше по восходящей: прораб, руководитель участка, начальник СМУ, начальник управления строительства Усть-Илимской ГЭС. 

– Хотелось бы отметить, что уровень строительства в части инженерной подготовки производства  и внедрения прогрессивных методов труда на Усть-Илимской ГЭС был значительно выше, чем в Братске, – говорит собеседник. – К примеру, если укладка бетона на Братской  достигала 4-5 тысяч кубических метров на бригаду в месяц, то на Усть-Илимской  – 10 – 15 тысяч, а рекордная – 25 тысяч кубических метров. Усть-Илимск стал для меня хорошей школой инженерного роста.

Этот рост был приостановлен с избранием Казимирёнка вторым секретарём Усть-Илимского горкома КПСС.  Работая на новом месте, в новой должности, Иван Павлович  всё время проводил на строительных площадках, в том числе на ГЭС, где шла подготовка к сдаче её в эксплуатацию, на строительстве ТЭЦ, Усть-Илимского ЛПК. Каждый квартал на площадке лесопромышленного комплекса проводился  штаб под руководством заместителя председателя правительства, курирующего эту отрасль. Как-то площадку ЛПК посетила делегация председателей Госпланов государств – членов СЭВ. Осмотрев площадку и убедившись, что завод выдаёт целлюлозу, председатель Госплана СССР  Николай Байбаков сказал: «Мы с вами видели, что сибиряки сдержали своё слово: комбинат запущен, и все страны, участвующие в его строительстве, будут получать целлюлозу для своих бумажных предприятий. А говорю я это к тому, что на сибиряков всегда можно положиться».

При возведении ЛПК коллектив Братскгэсстроя подтвердил, что ему по плечу строительство любых сложных предприятий промышленности, а не только энергетических объектов. Здесь сложились добрые взаимоотношения подрядчика, заказчика и проектировщиков, которые на итоговых совещаниях никогда не перекладывали друг на друга вину по задержке решения того или иного вопроса. Ответственность лежала на всех, и это давало результат.

После пяти лет работы в горкоме партии и года – начальником строительства Усть-Илимской ГЭС Казимирёнку предложили возглавить отдел строительства Иркутского обкома КПСС. Он всячески отказывался,  говорил, что плохой оратор, не умеет писать доклады, что будет куда полезней, если останется на прежней должности.

– Иван Павлович, таких профессионалов, как вы, немного, – ответил на все его доводы заведующий отделом ЦК по кадровой работе Юрий Петров. – А то, что вы плохой оратор….У нас развелось слишком много демагогов… Иркутская область сегодня является большой строительной площадкой, соглашайтесь и занимайтесь своим  любимым делом.

Перед Казимирёнком была поставлена задача активного развития материальной базы строительных организаций. В тот период началось строительство ДСК в городах Братске, Иркутске, Усолье-Сибирском, Ангарске, Бодайбо, кирпичных заводов в Иркутске и Братске, словно на дрожжах поднимались объёмы жилищного строительства. Если в 1984 году в области было введено 560 тыс. кв. м жилья, то в 1989-м сдали уже 1650 тысяч квадратов. Значительно выросли объёмы ввода объектов социального назначения. Только в Иркутске за год вводилось по три детских садика,  по две школы на 1200 мест, также строились областная больница на тысячу мест, музыкальный театр, осваивались новые площадки. Возведение промышленных объектов шло во всех городах и районах Приангарья. В Братске вводились мощности по производству кристаллического кремния, в Шелехове – порошковая металлургия, в Саянске – химкомбинат. В Бодайбо создавали базу для работ на золоторудном месторождении, строились ЛЭП, ДСК, дорога Таксимо – Бодайбо, в Тайшете – вторые пути БАМа.

На каждой из этих строек Казимирёнка можно было встретить в любое время суток. «По 200 дней в году проводил в командировках», –  говорит собеседник. На одних объектах он участвует в заседании штаба стройки, на других способствует развитию базы, выбивает деньги и лимиты, собирает вокруг себя талантливых инженеров-единомышленников… Добрые люди отдыхают, тешатся на природе, а у него в кабинете телефон раскалился. Хриплый голос выговаривал насчёт проектно-сметной документации, металла, цемента, труб… Даже голос в три смены работать отказывался. 

Окружающим импонировала эта невероятная работоспособность. Крепкий, крутолобый, весь начинённый энергией, он, казалось, никогда не уставал. Подтянутый, в модном костюме и галстуке, Иван Павлович как бы олицетворял собой мощь строительного комплекса Приангарья, его духовный и нравственный стержень. Он по праву гордится своим участием в развитии  отрасли в родном крае, тем, что спас многие коллективы от развала в годы так называемых реформ и перестроек.

В обкоме было известно, что Казимирёнку  предложили  должность первого заместителя Читинского облисполкома. Два дня его уговаривали в ЦК КПСС, обещали, что там будет заменена вся элита. «Все чужаки, кто им будет доверять?» – ответил Иван Павлович. Вопрос о его назначении уже был вынесен на утверждение в областной Совет депутатов, но Казимирёнок категорически отверг все предложения. И чуть не лишился должности в иркутском обкоме. Реабилитировал его первый секретарь Василий Иванович Ситников.

Иркутянам тоже не надо напоминать о вкладе гидротехника и партийного секретаря в развитие областного центра. Это и программа «Иркутская пятилетка», которую он разрабатывал с тогдашним мэром Юрием Шкуропатом, и строительство ТЭЦ, домостроительного комбината, кирпичного и пивоваренного производств, жилья, школ и детсадов.

– Это высокий профессионал, понимающий как заказчика, так и подрядчика. Мог поставить сложную задачу и добиться её исполнения, – говорит президент Межрегионального экономического союза, заместитель председателя Общественной палаты Иркутской области  Виктор Спирин. – Очень мобильный и требовательный, некоторые даже жаловались Ситникову на жёсткую политику Казимирёнка. Но эта жёсткость всегда себя оправдывала.

Во времена горбачёвской перестройки ему было сказано: такой стиль работы в период демократизации и преобразований не годится, нужно учиться руководить не административными, а демократическими методами.

– После этих наставлений  возникло такое ощущение, будто меня предали, – откровенно высказался Иван Павлович. – Да, надо было перестраивать жизнь, не против я и рыночных реформ, но не такой же ценой… Угробили промышленность, нет развитого сельского хозяйства, на грани коллапса строительный комплекс, закрываются школы и детские сады, исчезают деревни… Вот это и есть «достижения» перестроечных процессов, «демократические методы преобразований». Строгая аппаратная дисциплина и высокий авторитет руководителя, как показывает опыт передовых стран, абсолютно необходимы для  уверенного развития, – считает юбиляр. 

Ушёл было Иван Павлович на пенсию, но не дали долго посидеть на месте, предложили возглавить региональную нефтеинспекцию Минэнерго. Согласился и проработал на новом поприще десять лет. За это время ему многое удалось сделать по становлению и развитию нефтяного бизнеса в регионе. После ликвидации инспекции Казимирёнок  создал  собственную фирму ООО «Инженерно-технический центр», которая занимается контролем качества нефтепродуктов и энергосбережением.

– Работаем на  договорной основе: обследуем предприятия, выдаём им паспорта на обслуживание, – рассказывает Иван Павлович. – В общей сложности делаем в год услуг на 12-14 миллионов рублей.  

Фирма работает стабильно и устойчиво. Её сотрудники осуществляют проверки автозаправок на качество топлива. «Мотаемся от Тайшета до Иркутска,  делаем отборы ГСМ и везём в свои лаборатории, – рассказывает заведующая лабораторией нефтепродуктов Тамара Самодурова. –   Центр располагает  двумя  современными лабораториями – метрологической  и по измерению качества продукции, кадры квалифицированные».   

На вопрос, что больше всего импонирует в генеральном директоре, Тамара Викторовна без промедления ответила: «Искра в глазах. Оптимизм. Уверенность, что получится,  как задумали, как планировали. Никогда в обиду не даст, всегда пойдёт навстречу, поддержит при необходимости. Словом, требующий и понимающий мужик».

Как чувствует себя «понимающий мужик» в нынешней ситуации? Неплохо чувствует. «Мне всегда нравилось работать там, где реально можно повлиять на жизнь, – говорит юбиляр. – Люди наши идут на работу с удовольствием, зарплата у них стабильная, моральный климат в коллективе хороший. А что ещё требуется от руководителя?» 

И в 75 лет Иван Павлович Казимирёнок отдаёт любимому делу всего себя, как в годы юности. И остаётся тем, кем был по сути своей – крепким хозяйственником, мужиком из Гурана.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector