издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Музы Евгения Ячменёва

  • Автор: Ирина ГЛАДКИХ, для «Восточно-Сибирской правды»

Восточная мудрость гласит: «Ежеминутно уходит из жизни по одному дыханию, и когда обратим внимание – их осталось уже немного...» Вот уже минуло три года, как с нами нет Евгения Александровича Ячменёва, серьёзного историка, выдающегося деятеля культуры и замечательного человека.

Более четверти века Евгений Ячменёв возглавлял отдел Иркутского областного краеведческого музея (ИОКМ) «Дом-музей декабристов». В 2000 году при реорганизации ИОКМ дом-музей приобрёл самостоятельность и Ячменёв стал директором государственного учреждения культуры «Иркутский областной историко-мемориальный музей декабристов». 

Имея множество дарований, Евгений Ячменёв поднял работу музея декабристов на качественно новый уровень, который позволял домам Волконских и Трубецких жить особой духовной жизнью. Все посетители музея отмечали, что эти дома живые, а вовсе не пустые «коробки», наполненные экспонатами. От типично музейного покоя атмосферу Иркутского музея декабристов всегда отличало ощущение уюта и привычного уклада жизни, казалось, что хозяева отлучились лишь ненадолго, как будто ещё доносится шорох их удаляющихся шагов… 

Узнав о гибели Евгения Ячменёва, доктор этнологии, специалист Парижского музея человека Борис Шишло написал: «Иркутск лишился феноменальной личности». Наблюдая развитие Иркутского музея декабристов более пятнадцати лет, он стал свидетелем впечатляющих результатов деятельности Ячменёва, превратившего запылённое декабристское наследство в живой культурный центр: «Благодаря ему музей, отдававший скучным запахом консерватизма, вернулся к своему древнему назначению, напомнив, что греческий мусейон возник как приют муз». И это вполне естественно, ведь здесь, в глуши азиатской России, музы – покровительницы искусств и науки – стали спасительницами многих декабристов, вырванных из родной культурной среды. 

Визитной карточкой музея стали музыкально-литературные салоны «У Трубецких» и «У Волконских». В своё время салоны княгинь Марии Николаевны Волконской и Екатерины Ивановны Трубецкой были неким культурным явлением, имевшим большое значение для Иркутска: из них волнами расходились культурные традиции и достижения России и Европы. Здесь ставились спектакли домашнего театра Волконских, звучала русская, французская, польская, итальянская, немецкая музыка – произведения в исполнении крупных мастеров, как западных, так и наших, российских.

За 26 лет руководства музеем Евгению Ячменёву удалось создать его внутреннюю жизнь, проникнутую культурой, музыкой и литературой XIX века. Музыкально-литературные вечера в домах декабристов Волконских и Трубецких давали посетителям возможность услышать ту романтическую музыку, представить себе, как проходили подобные встречи в бытность хозяев, узнать, когда и при каких обстоятельствах звучало то или иное произведение в этих стенах. Учёные из Москвы, посетив такой салон, как-то сказали, что историю в таком ракурсе – преподанную через искусство и культуру – они никогда не встречали. 

И, конечно, душой музыкально-литературных салонов, как и других мероприятий музея, был Евгений Ячменёв. Его характер, темперамент и артистичность были настоящим украшением этих вечеров. Многие посетители приходили специально послушать его, ведь Ячменёв всё делал виртуозно, в том числе мастерски проводил экскурсии, когда переходы были настолько плавными, что гости не замечали, как оказывались в следующей комнате и, наконец, в гостиной Марии Николаевны, где проходила концертная часть салонов. Здесь, наряду с профессиональными музыкантами, Евгений Александрович сам замечательно пел, обладая приятным баритоном, и играл на рояле Lichtental, будучи очень чутким и искусным аккомпаниатором. И делал он всё это с величайшей искренностью и пиететом перед искусством.

Благодаря усилиям Ячменёва был возрождён «Домашний театр Волконских», в постановках которого (спектакли «Пощёчина» по пьесе Лабиша, «Учитель и ученик» по пьесе  Писарева, «Аз и Ферт» по пьесе  Фёдорова и др.) он сам выступал как драматический актёр. Выездные спектакли «Домашнего театра Волконских» с его участием тепло принимались зрителями Иркутской области в городах Ангарске, Шелехове, Братске, сёлах Олонки, Урик и других. Режиссёрские работы Евгения Ячменёва – спектакли из цикла «Русские женщины» о княгинях Трубецкой и Волконской, тематические литературно-музыкальные программы музея – заслужили высокую оценку публики, театральной и музыкальной критики.  

Он был артистом по природе, даже незначительные эпизоды или маленькие роли играл с полной самоотдачей – казалось, каждая клеточка этого человека трепетала от восторга. Поэтому, когда руководство академического драматического театра имени Охлопкова пригласило его для работы в спектакле «Наш господин Чичиков» по поэме Гоголя «Мёртвые души», он был несказанно счастлив. 

Под руководством Евгения Александровича Ячменёва Иркутский музей декабристов превратился в один из ведущих научных и культурных центров Сибири по профильной тематике. С 1999 года музей ежегодно проводит региональные школьные, а с 2003-го – студенческие декабристские конференции. С 2000 года музеем проводятся Всероссийские научные конференции, международные акции, получившие высокую оценку специалистов-историков. 

С 2000 года Ячменёв отвечал за организацию и проведение традиционного областного фестиваля «Декабристские вечера», в котором принимал участие с момента его основания (1985). Год от года фестиваль-долгожитель проверялся на актуальность и востребованность, и каждый раз его организаторам во главе с Ячменёвым удавалось это большое «полифоническое» мероприятие проводить на самом высоком уровне. Популярность фестиваля у жителей Иркутской области растёт с каждым годом. И это неудивительно, ведь он объединяет множество самых разнообразных мероприятий – от выездных тематических лекций в городе и области до спектаклей профессиональных театров и концертов в филармонии. Региональная молодёжная научно-практическая конференция (школьная и студенческая секции), выставки частных коллекций, книжные и филателистические выставки и даже шахматный темпотурнир Приангарья  – за последние годы количество участников и гостей фестиваля «Декабристские вечера» увеличилось до 10000 человек! 

С 2001 года музей выпускает академическую документальную серию «Полярная звезда». В перестроечные времена вместе с распадом Восточно-Сибирского книжного издательства в выпуске этой знаменитой серии наступил 6-летний перерыв. Но стараниями Евгения Александровича музею удалось взять на себя эту миссию и заботу – продолжать серию «Полярная звезда». За это время музей выпустил тома сочинений и писем Александра и Никиты Муравьёвых, Петра Свистунова, Николая Бестужева, Василия Давыдова, Павла Бобрищева-Пушкина, а также книгу петербургского историка Натальи Караш о Сергее Волконском – первое фундаментальное исследование об одном из «главных декабристов». Готовятся к выпуску новые тома серии. 

Многообразие и уровень творческих способностей, энергия, организаторский талант Ячменёва были отмечены общественностью: в 2003 году он стал лауреатом премии общественного признания «Интеллигент провинции», а к своему 50-летию был награждён грамотой Министерства культуры РФ. 

Без него осиротел не только родной музей, но и маленькие музеи области, расположенные в местах поселений декабристов, – это сёла Олонки, Урик, Оёк, Усть-Куда. Эти музеи находятся в довольно тяжёлом положении, и Евгений Александрович, понимая это, по возможности оказывал им помощь – методическую, творческую и даже материальную, отдавая, например, списанные витрины. 

Евгений Ячменёв был настоящим «узлом связи». Благодаря его таланту оказываться в нужное время в нужном месте, наводить мосты и убеждать спонсоров ощутимо возросла коллекция музея, а ведь когда Евгений Александрович готовился возглавить музей, многие скептически говорили о возможности пополнения музейной коллекции. Тем не менее с 2000 года музей пополнился такими уникальными экспонатами, как подлинный портрет Александры Николаевны Волконской – матери Сергея Григорьевича, подлинный акварельный портрет декабриста Никиты Муравьёва, портрет Михаила Щепкина, сделанный при его жизни, а также прижизненные портреты Шопена, Михаила Глинки, книга с автографом коменданта Нерчинских рудников генерала Станислава Романовича Лепарского и многое другое… 

Ячменёв смог сделать свой музей настолько узнаваемым далеко за пределами Иркутской области, что сюда потянулись «веточки-листочки» могучего древа декабристов из числа их потомков. Все гости убеждались, что история декабристов – это не «дела давно минувших дней», а часть современной истории и культуры, необходимая для самосознания россиян. 

Сам же Евгений Ячменёв ещё школьником переступил порог дома Трубецких, и этот дом так поразил его воображение, что он понял: это навсегда. В музыкальных произведениях есть так называемая главная тема, в жизни большого ценителя искусства Ячменёва главной темой стали декабристы. Всегда оставаясь верным этой теме, он ставил на ноги научную и издательскую работу музея, сохраняя память и «живое присутствие» Волконских и Трубецких в их усадьбах, оберегая и восстанавливая каждую деталь интерьера, каждую сколько-нибудь значимую примету времени.

Но то, что видят посетители, – всего лишь вершина айсберга. Чтобы сформировать экспозицию, надо было перелопатить горы материала, вникнуть в эпоху, изучить массу документов. При Ячменёве музей строил своё просветительство на основе фундаментальной научной работы, ведя значительные исследования по декабристскому движению и музееведению. Отыскивались новые документы, выходили хорошие публикации, из архивов выбирались новые интересные факты, ведь благодаря свободному владению французским Евгений Александрович мог в оригинале читать архивные документы той эпохи, а также общаться с «осколками» русской эмиграции, встречаться с французскими потомками декабристов. 

У Евгения Александровича была шутка: «Если я не успеваю одно, то тут же не успеваю другое…» Возможно, он успевал не всё, но точно уж очень многое – настоящий талант всегда характеризуется неистощимой работоспособностью. Не зная выходных и отпусков, не требуя ни званий, ни наград, он с каждым годом всё больше и больше приближал музей к тому идеалу, который изначально существовал для него как цель. 

51 год – для мужчины и руководителя это возраст расцвета. Впереди у Евгения Ячменёва было «громадьё» планов. Он хотел открыть музейную экспозицию в доме Петра Муханова по адресу: ул. Тимирязева, 45а, мечтал, чтобы возникла декабристская зона – настоящий исторический заповедник, ограниченный улицами Октябрьской революции, Фридриха Энгельса, Декабрьских событий и Дзержинского. Да, впрочем, всего и не перечислить…

По собственным его словам, он был «целиком иркутское произведение», поскольку родился и проходил «все свои университеты» в Иркутске. И всё, что было с ним здесь, не прошло бесследно… После его смерти звонки и телеграммы сыпались со всех уголков России и из-за рубежа. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector