издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Шанс на чудо

20 лет содружеству анонимных алкоголиков Иркутска

Если бы не содружество анонимных алкоголиков, меня сейчас не было бы в живых. Не дожила бы я до своих 46 цветущих лет. Не было бы в живых Нины, Ромы, Светы. Не было бы Валеры с его крепким солдатским юмором, Лёши с его затейливыми умствованиями, Серёги с его авантюрами и Лены с её кавалеристскими наскоками. Всех этих разных, таких сложных, таких близких мне людей уже не было бы, наверное, в живых. Нас свели не разносторонние интересы и не страсть к наживе. Нас, как и первых анонимных алкоголиков, ставших зачинателями содружества АА, объединила угроза неотвратимой мучительной и срамной гибели.

Общество анонимных алкоголиков было образовано в США в 1935 году, когда в город Акрон (штат Огайо) прибыл по своим делам бывший биржевой маклер из Нью-Йорка Билл Уилсон. Бросив пить лишь шесть месяцев назад, этот бизнесмен стал активно помогать другим пьяницам и заметил, что, помогая другим, он сам гораздо легче справляется со своим пристрастием. В Акроне он познакомился с хирургом Робертом Смитом – хроническим алкоголиком, который долгое время безуспешно пытался бросить пить. Опыт, которым Билл поделился с Бобом, убедил последнего в том, что полноценная трезвость возможна и для него. Бизнесмен и врач скоро убедились, что активная работа с другими пьяницами создаёт прекрасный иммунитет против их собственной болезни. Так зародилось движение АА.

Его основоположники открыли «12 шагов» – универсальную программу взаимопомощи. Её можно свести к следующим основным моментам: признание наличия проблемы, поиск выхода и принятие решения, самоанализ и исповедь, проработка личных недостатков, налаживание социальных связей, передача своего опыта другим.

Публичная исповедь 

Семь лет назад, когда я пришла в АА, признать себя алкоголичкой мне не составило труда. Не было выбора между «пить» или «не пить». Остро стоял вопрос, как вывозить эту жизнь, если без алкогольной анестезии она была невыносима. Я уже не могла пить, и не пить я тоже не могла. Хотя один день можно было выдержать. Вот так, день за днём, от собрания к собранию, маленькими шажками, не замахиваясь на годы и, тем более, на всю жизнь, я набирала срок физической трезвости. На собраниях я делилась своими проблемами, чувствами, опытом жизни без алкоголя. Собрания стали для меня местом своеобразной публичной исповеди, исповеди перед теми, кто сам шёл через те же испытания. До этого я не умела говорить о своих страхах, страданиях, ошибках, заблуждениях. Алкоголизм называют болезнью замороженных чувств. Оказалось, что доверять свои чувства друзьям можно и нужно. Парализующий страх отступал, приятие и поддержка давали силы продолжать этот нелёгкий путь. Как будто я говорила с Высшей силой, как будто обращалась не к простым смертным, а к Всемогущему повелителю, который может дать мне, потерянной и заблудшей, освобождение и радость.

Первопроходцы нашего движения в своё время открыли универсальный ключ к решению, казалось бы, неразрешимой проблемы. С того момента, как алкоголик убеждается в тщетности попыток справиться со своим недугом собственными силами, ему необходима какая-то психологическая или духовная связь с источником силы – большей, чем человеческие ресурсы, имеющиеся в его распоряжении.

Монополия на  трезвость?

Алкоголики исключительно свободолюбивые люди. Попытки заставить бросить пить, основанные на насилии, манипуляциях или обмане, обречены на провал. Как же помогать этим безумцам? Что и когда можно или нужно сделать, чтобы алкоголик  прекратил самоубийственное поведение? Моё твёрдое убеждение:  помощь только тогда может быть получена, когда она оказана с любовью и смирением того, кто её даёт. Моё исцеление стало возможным лишь тогда, когда я почувствовала, что меня не осуждают, не наставляют, не жалеют. В Иркутском городском центре психологической помощи, куда я пришла со своим отчаянием, со мной общались на равных, с желанием выяснить, что мне может помочь. В группах «анонимных» я также встретила понимание и сопереживание, там искренне и от-

крыто мне предложили попробовать то, что помогло другим, таким же, как я. Сейчас я совмещаю посещение собраний АА и работу с профессиональным психологом. 

Как показывает мировой опыт, во всех странах содружество анонимных алкоголиков работает бок о бок с профессионалами. Медики снимают интоксикацию, психологи облегчают эмоциональную боль и помогают сформировать мотивацию, выздоравливающие алкоголики делятся с больными личным опытом выздоровления и навыками трезвой жизни. АА – это непрофессиональная организация, которая сотрудничает со всеми специалистами, работающими в области лечения химической зависимости.

АА в Иркутске

«Анонимным алкоголикам» уже более 75 лет. В Иркутске первая группа появилась 20 лет назад. В 1991 году делегация АА из США посетила стационар областного наркологического диспансера. Красиво одетые люди рассказывали совершенно невероятные истории о своём пьянстве и чудесном исцелении в сообществе анонимных алкоголиков, дарили книги. Один из иркутян, Сергей С., ныне здравствующий, был на этой исторической встрече. Вдохновлённый этой идеей, он нашёл единомышленников, и они создали первую группу АА в Иркутске. Её назвали «Ангара». 

С тех пор сотни  страдающих земляков обращались за помощью и получали её. Обретали надежду, восстанавливали семьи, работу, самоуважение, здоровье – то, что, казалось, было безвозвратно утрачено. Собрания групп АА регулярно проходят в Иркутске и Ангарске. Анонимные алкоголики Приангарья взаимодействуют со своими коллегами по всей России и всему миру. Большая семья АА не знает границ и языковых барьеров. На моих глазах безнадёжные, деморализованные, больные люди возвращались к полноценной жизни. Исцеление от алкоголизма возможно, и я свидетель этому. Расскажите страдающему алкоголику об АА – пусть он получит шанс на чудо.

Алёна Р., член сообщества анонимных алкоголиков с 2004 года, Иркутск

Телефон для справок 95-63-45. 
Страница в Интернете: aa-sib-dv.narod.ru

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector