издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Куда уходит школа

На этой неделе в редакции «Иркутского репортёра» раздался звонок. «Нашу школу закрывают, помогите!» – звонили жители деревни Малые Голы Качугского района. Оказалось, и до них добралось модное нынче в образовании слово «оптимизация». Руководствуясь идеями сокращения расходов на содержание учреждения, районные власти объявили деревенским учителям и родителям, что 1 сентября для Малоголовской школы не станет Днём знаний. Среднюю школу закрывают. «Иркутский репортёр» разобрался в ситуации.

Там, где учат на героев

Небольшое одноэтажное здание школы расположено на центральной улице деревни Малые Голы с одноимённым названием – Школьная. Большая часть деревенского населения сейчас проживает именно по Школьной – в одиночных или двухквартирных деревянных домах. Получается эдакий парад: аккуратные, относительно недавно построенные двухквартирные вид имеют вполне добротный, заборы и наличники окон выкрашены в яркие цвета. А те, что поменьше, – в основном потемневшие, совсем древние, часть из них уже нежилые. А между жилыми постройками – бесконечные пустыри, особенно живописные в зимнюю пору, когда под снегом не видно останков когда-то стоявших тут домиков.

Стоит зайти в любую из квартир, и хозяева по вашей просьбе обязательно расскажут пару занятных историй из прошлого, когда всё было по-другому… Большие улицы, много детворы – так много, что учиться в школе приходилось в две смены. Огромные совхозные поля, в которых лазила эта самая детвора – собирала горох, проросший среди пшеницы. Развал сов-хоза, закрытие столовой, местной конторы – так постепенно терялись важные для любого села объекты, а вместе с ними и рабочие места. Причём, как правило, не выезжали семьи, а просто, окончив школу и поступив в вуз или училище, не возвращались молодые. 

По сути, школа и детский садик остались единственными социальными объектами, вокруг которых сейчас и вертится жизнь. События в школе, будь то новогодняя ёлка, родительское собрание, открытие летней детской площадки, – события для всей деревни. А личные праздники – юбилеи деревенских жителей, проводины в армию или свадьба – стали событиями для школы, ведь именно в школьной столовой собираются селяне.

Выпускники маленькой школы Качугского района сейчас разъехались по всей области. Им повезло: когда они учились, никто ещё не собирался «оптимизировать» их школу

Чептыхойская школа бурятской молодёжи появилась в 1933 году, как ни странно, не в соседнем Чептыхое, а в Малых Голах. Строила её сама молодёжь, предполагалось, что обучаться в ней будут бурятские ребятишки из всех деревень  района. В первые годы при школе даже работал интернат. Позже обучение стало смешанным: за одной партой сидели и русские, и буряты из нескольких близлежащих деревушек. Вскоре школа стала семилеткой, а в 1961 году – восьмилеткой, сейчас в Малоголовской средней школе учатся до 9 класса. 

Школа явно не рядовая, потому что столько известных выпускников есть не у каждой городской школы. Здесь учился, к примеру, известный на весь мир физик, академик АН СССР Владимир Зуев, именем которого названы улица и переулок в Томске. Именно благодаря ему был создан Томский академгородок. Отсюда вышли заслуженный работник здравоохранения, работающий в Республике Бурятия, Александр Бернаев и экс-председатель обл-избиркома, ныне доцент кафедры уголовного права Юридического института ИГУ Валерий Андриянов. Если вы наберёте в «Яндексе» слова «Герои Советского Союза», то в списке обнаружите имя Михаила Мархеева, который получил это звание за форсирование Днепра. Когда-то и он тоже ходил в школу в Малых Голах. 

О национальных традициях в школе никогда не забывали – открылся музей, где собирались, в том числе, и предметы быта старых бурятских семей. А по внеклассной программе детям успешно преподавался национальный язык – читали стихи и пели на бурятском песню «Голубхэ» про голубя мира даже русские, отмечает  выпускница 2001 года, староста класса Ирина Гурина.

В 2010-м учителя приступили к реализации инновационного проекта «Модель школы с этно-педагогическим и национально-языковым компонентом», программу эту педагоги разработали сами, получили сертификат для работы в районе. «Ориентирован проект на изучение бурятской культуры, сохранение национальных традиций. В этом году был подготовительный курс – на классных часах изучали теоретический материал, проводили национальные праздники по бурятским традициям, участвовали в областном конкурсе – представили иллюстрированные истории этнических традиций семей. Мы хотели и дальше продолжать этот курс, а если найдётся специалист, то в будущем планируем опять изучать язык», – рассказывает учитель биологии и химии Полина Николаевна Малханова.

Однако когда закончился учебный год, крошечную деревню быстрее ветра облетела новость – районные власти намерены закрыть образовательное учреждение, оставив лишь четыре начальных класса. Мы позвонили в начале недели мэру Качугского района Павлу Козлову с просьбой объяснить, что произошло. «Здание большое, учеников осталось мало, а ремонт, отопление и освещение для муниципального бюджета очень дороги, поэтому обсуждается вариант преобразования школы в начальную», – заявил он. 

«Что будет с деревней, если школу закроют?»

Физик, академик АН СССР Владимир Зуев учился в Малых Голах. В школе до сих пор хранят его портреты

Журналистам мэр рассказывать других подробностей не стал, а вот с учителями в районной администрации говорили более жёстко. Преподавателям пояснили, что, несмотря на инновационные программы, качество знаний учащихся в Малых Голах в последние годы оставляет желать лучшего – школа не прошла очередную аттестацию. А дать второй шанс и пройти процедуру осенью – в этом Малоголовской школе, со слов учителей, отказали. При этом педагогическому составу в администрации сказали: сопротивление бесполезно и бессмысленно. Решение вопроса по дальнейшему их трудоустройству тут же было найдено: учителей-предметников с большим стажем решили быстренько переобучить для работы с младшими классами. 

Павел Козлов пояснил «Иркутскому репортёру», что старших детей власти предполагают возить в среднюю школу Анги. С одной стороны, практика уже отработанная, ведь на протяжении многих лет именно в Ангу после окончания «девятилетки» ездят доучиваться малоголовские выпускники. Но работа школьного транспорта не всегда бывает исправной. Ждать приезда автобуса детям не раз приходилось часами, случалось, что ожидания эти были и вовсе напрасными. Приходилось идти на крайние – с точки зрения бюджета сельской семьи – меры: снимать квартиры в Анге. Это и смутило многих родителей.

«Если закроют школу, то факт, что большая половина наших детей уже не будет никуда ездить, чтобы получить хотя бы неполное среднее образование», – отмечает жительница деревни Елена Зуева, у которой учились в школе четыре ребёнка. Её соседка Светлана Амосова, мама двух школьников – 4 и 5 классов, – говорит: сейчас дети добираются до своей школы за несколько минут, а что будет потом, родители представляют со страхом. «Нам пока вообще ещё не говорили, как же будет решён вопрос с транспортом, если вдруг придётся ездить в другую деревню, – беспокоится она. – Конечно, удобнее, чтобы дети никуда не ездили. Да и сама деревня – что с ней будет, если закроют ещё и школу?!».

Бессмысленное существование

Совсем по-другому видится «оптимизация» из Москвы. «Иркутский репортёр» рассказал о ситуации в Малых Голах одному из идеологов реформы российского образования научному руководителю Института развития образования Высшей школы экономики Исаку Фрумину. Тот сразу задал вопрос:  

– А вы когда-нибудь разбирались – вот эта деревня, в которой всё это происходит, она как живёт? Она там нужна?

– А куда её денешь?

– А вот это второй вопрос, и в этом смысле это длинная, очень серьёзная тема. Мы сейчас в «вышке» (Высшая школа экономики. – Авт.) проводили сравнительное изучение развития сельских школ в России, Китае и Казахстане. К сожалению, мы не можем ответить на вопрос, почему мы продолжаем поддерживать целый ряд деревень, где нет никакого производственного процесса, очень часто в Сибири это бывшие леспромхозовские деревни. И вместо того, чтобы искать причины и сделать госпрограмму, как делают её сейчас по моногородам в помощь переселению этим людям, туда, где они могли бы продуктивно работать, а не только пьянствовать, вместо этого мы начинаем поддерживать само их бессмысленное существование. Бессмысленное! Конечно, это негуманно, то, что происходит. Конкретным детям надо помогать, но проблема не в том, что школу закрывают. А в том, что региональная власть в чудной Иркутской области не думает про то, чтобы сделать реальную программу рационализации жизни на селе. 

Пока в Иркутской области рационализацией жизни на селе занимаются сами селяне. И «бессмысленной» их жизнь не назовёшь. Депутат поселения Зинаида Богданова рассказала «Иркутскому репортёру», что сегодня в деревню понемногу возвращаются молодые семьи. Сейчас их, по словам депутата, в Малых Голах шесть-семь. «Вернулся мой сын, например, ещё у нескольких семей дети приехали. Некоторые пока живут с родителями, но рассчитывают при поддержке муниципальных программ решить жилищный вопрос. Посудите сами: если не будет образовательного учреждения, следом могут закрыться садик, библиотека, клуб. У кого тогда будет желание сюда возвращаться?» – замечает она. 

Школа считается малокомплектной – бывали годы, в отдельные классы и вовсе не набиралось учеников. Однако общероссийская волна – по увеличению рождаемости – и здесь, в деревне, имела свои последствия. В садик ходят исправно уже 15 детей, а это для маленькой деревни, где около двух сотен человек, небывалый рост. Плюс ещё одна местная тенденция – деревенские семьи в последние годы стали с большой охотой брать на воспитание ребят из детских домов, уже давно вырастив и выучив родных. Таким образом, в этом году, как рассказывают педагоги, все девять классов укомплектованы.

– Так, сейчас… подождите, вспомню. Только в начальный класс у нас идут в этом году из самой деревни пять человек, – вспоминает Полина Малханова. – У нас ведь не только ребята из Малых Голов. Полностью закрыли школу в соседнем Чептыхое, он в нескольких километрах от Малых Голов, поэтому теперь 18 человек оттуда снова будут ходить в нашу школу. Да плюс четверо из Больших Голов. Всего сейчас в школе 57 учеников, ещё в 2007 году их было 46. 

Больше нет школы в Чептыхое, а ведь она была почти новенькой, ей не исполнилось ещё и 15 лет. Обучались там малыши в начальных классах, а потом ездили, а зачастую и ходили пешком в Малоголовскую школу. «Только у нас в классе было человек пять из Чептыхоя. Даже зимой, в морозы, они пешком до школы добирались – километров шесть. Во сколько им вставать приходилось, представляете, чтобы на занятия успеть? А с автобусом почему-то вопрос никто не решал – тоже, видимо, из соображений оптимизации», – вспоминает Ирина Гурина. Из Больших Голов автобус ходил, но с перебоями. «Опаздывал часто, так что если большеголовских нет на первом уроке – обычная практика», – рассказывает ещё одна выпускница, 1999 года, Аля Игнатьева. 

Учителя и родители – всего 60 человек – написали обращение в районную Думу, мэру района, губернатору и в приёмную Путина. Просили одно: не закрывать школу. «По информации отдела народного образования администрации Качугского района, решение о реорганизации или закрытии основной общеобразовательной школы деревни Малые Голы не принято», – заявили «Иркутскому репортёру» в министерстве образования Иркутской области. Качугской администрации министерство указало, что задача района – обеспечивать «качественное общее образование детей деревни Малые Голы», при этом учитывать мнение населения обязательно. А через два дня выяснилось: мэр вызвал к себе директора школы, собрал совещание, на котором и было решено – ничего менять. Школа останется в прежнем виде ещё на год. «Однако если она не пройдёт аккредитацию, со следующего года станет начальной», – предупредил Павел Козлов. Ещё год продлится её «бессмысленное», с точки зрения Москвы, существование. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector