издательская группа
Восточно-Сибирская правда

25 лет ФГУ МНТК «Микрохирургия глаза»

Экономический феномен Святослава Фёдорова

  • Автор: Игорь АЛЬТЕР

Есть события, делающие людей. А есть люди, делающие события. Он – из редчайшей когорты «авторов» событий. Если скажу «их творец» – не будет преувеличением. Однажды очень повезло зрению человека. Оно попало в его «поле зрения». И стало главным проектом всей жизни. Помню, как наши строители говорили: «Есть капстрой, есть соцстрой, а есть ещё Братскгэсстрой». Последний стал брендом всей отечественной отрасли. Первоклассным знаком её качества. В этом контексте и медицина имеет свои градации. Возьмите фёдоровскую систему МНТК. Она работает на главный результат: количество вылеченных больных и научное новаторство. А рядом с ней – остальное здравоохранение, где койко-день и время, проведённое в больнице, заменяют качество лечения и окончательное выздоровление человека.

Странное дело: казалось бы, здравый смысл и XXI век, с его громко объявленной модернизацией, нано– и прочими технологиями, не оставляют возможностей для существования пустопорожних койко-дней. Медицина по Фёдорову, будучи продуктивной отраслью конечного результата и эффективного роста вложенных в неё государственных средств, другого пути не приемлет. Четверть века назад Фёдоров сумел убедить правительство в необходимости развития офтальмохирургии, а премьер Рыжков предложил не ограничиваться Москвой и профинансировать строительство в России ещё 11 филиалов МНТК. Это было началом становления его Империи. Модель родилась вместе с перестройкой. Три серьёзных «можно» удалось Фёдорову выбить  у тогдашнего премьер-министра Рыжкова. Он разрешил проводить оплату не по времени, проведённому на работе, а по количеству и качеству вылеченных пациентов. Дал «добро» самим распоряжаться своей прибылью, штатом и инвестициями. И наконец,  обеспечил свободный выход на международный рынок. За шесть лет Фёдоров увеличил основные средства, полученные у государства, в 41 раз (!). Легко сказать, осмыслить трудно. А повторить – невозможно.

Сегодня, спустя четверть века со времени основания ФГУ МНТК «Микрохирургия глаза», самым интересным мне кажется разобраться в том, что представляет собой экономический феномен Святослава Фёдорова. 

Собственно, Фёдоров как менеджер-экономист и менеджер-организатор был открыт ещё в 1965 году. Помню, как я, не оперившийся тогда журналист, жадно проглатывал абзац за абзацем огромный материал на всю газетную полосу. Его автор – один из асов советской журналистики, ведущий известинец Анатолий Аграновский.  Почти полвека прошло с той поры, в печати о Фёдорове давно появилась своя огромная «Война и мир», но «Открытие доктора Фёдорова» – сочный художественный очерк, опубликованный  в «Известиях», стал главной линией, тем стержнем, который с годами обрастал всё новыми и новыми сказочными сюжетами.

Вот как описывает МНТК «Микрохирургия глаза» один из известных журналистов-экономистов 1990-х М. Бергер: «Вероятно, не все знают, что собой представляет сегодня МНТК «Микрохирургия глаза» – сокращённо «МГ». Кроме головного института  в Москве и 11 филиалов по всей России,  это ещё и два собственных завода  (очковых оправ и экспериментальное производство).  Десяток  совместных предприятий различного профиля,  клиника в Арабских Эмиратах и диагностический центр  в Италии,  своя внешнеторговая фирма, аграрно-фермерский комплекс (АФК) с тем самым овощехранилищем-«метро» и магазины по реализации продукции комплекса.  Это и шикарная, по самым строгим международным меркам, гостиница, и страховое общество «Зрение», и коммерческий банк (участие в нём) с уставным капиталом в 25 миллионов рублей. Это, так сказать, оглавление, неполное и в самом общем виде, каждая строка которого может быть развёрнута множеством общеизвестных и совершенно новых подробностей. 

Собственно МНТК «МГ» в его нынешнем виде начинался с того, что Фёдорову под его клинику, которая занимала часть одной из городских больниц, отвели в 1975 году обширный земельный участок на севере Москвы. Так была заложена основа возможности будущего развития. Эту основу составили  два немаловажных фактора. Во-первых, дальновидный организатор не стал претендовать на место в центре города, так как понимал, что если и получит там землю (а предложения были), то в обрез, без всякой надежды на расширение. А на том участке, что он получил в Бескудникове, и сегодня есть где строиться, хотя здесь уже разместились корпуса, построенные в более позднее время, гостиница, новая поликлиника. Во-вторых, за участок не надо было ничего платить – земля не является у нас предметом купли-продажи. И это был уже подарок системы в чистом виде, ибо можно только предполагать, сколько пришлось бы выложить за подобный участок в столице любого другого развитого или среднеразвитого государства.

Дальше уже, конечно, у Фёдорова начинаются некоторые особенности. Здание ему построили в рекордно нормативный срок. То есть строители работали не как обычно, а как положено. Надо думать, не обошлось здесь без специфических, присущих системе стимулов. Поскольку медицинские услуги, особенно качественные,  всегда были у нас острым дефицитом и получение их, как, например, и земельных участков, связано не с материальными возможностями, а с возможностями положения, сработал некий вариант бартера: офтальмологическая помощь – нормальное строительство». 

Разумеется, на  ухабистой дороге, по которой всю жизнь шёл Фёдоров, ему встречались разные люди. И простые смертные, как принято говорить,  и власть имущие, «прописавшиеся» на самом верху пирамиды. Часто и те и другие, ошеломлённые его успехами, признанием мирового офтальмологического сообщества, шли навстречу мощному напору  организаторского таланта Святослава Николаевича.  

В 1986 году его представили председателю Совмина Николаю Рыжкову. Идеи Фёдорова, размах его замыслов и глубина суждений произвели на того неизгладимое впечатление. В апреле 1986 года под Фёдорова и его программу  ЦК  КПСС  и Совмин выпустили постановление об организации МНТК «Микрохирургия глаза», в котором предусматривалось финансирование головного института и ещё 11 филиалов по стране. Фёдоров, будучи не только мощным организатором, но и мудрым политиком, сумел добиться для своего МНТК режима наибольшего  благоприятствования. Тогда МНТК получил право самостоятельно утверждать структуру и составлять штатное расписание в пределах установленного фонда заработной платы. В то время такая поддержка предоставляла широкие возможности для стимулирования и организации труда. Тогда же Фёдоров получил право и на внешнеэкономическую деятельность. Правда, 50% валютной выручки МНТК обязали сдавать в госкарман.  Через некоторое время Фёдоров «выбил» у Рыжкова подписанное тем распоряжение, по которому МНТК разрешалось оставлять себе уже 95% валюты. Я сейчас не о том, насколько справедливым было решение главы правительства по отношению к отдельно взятой преуспевающей структуре. Я о том, насколько была велика пробивная сила Фёдорова. Результат коммерческого успеха МНТК в те годы поразил всех.  Санитарка получала 350 рублей, хороший врач – 700–800 рублей и более. Каждый год работы к пенсии «капало» по 10 рублей. Коммерческие предприятия МНТК, вы уж простите за банальное сравнение, росли как грибы после дождя. Вот только некоторые «блюда» из огромного  «меню»  МНТК. 

«Микрохирургия глаза» вместе со своими иностранными партнёрами выигрывает конкурс на создание в Москве радиотелефонных сетей. Конкурс проводило Министерство связи, и участвовало  в нём 15 инофирм. 

В Иркутском филиале МНТК «Микрохирургия глаза» наше зрение давно попало в «поле зрения» квалифицированных специалистов

МНТК договаривается с властями Яро-славской области об организации конных маршрутов. Фёдоров строит свой конно-спортивный  манеж, а также  аграрно-промышленный комплекс. Готовится к вводу в эксплуатацию, буквально рядом с фермой,  гостиница для доярок.  Притом не какая-нибудь  со всеми «удобствами на улице», а самая что ни на есть комфортабельная – 12 одноместных номеров и видеозал.

Всё это  и есть одно большое хозяйство – МНТК. В то время таких завидных условий для своих работников никто не создавал. Да и сейчас я, основательно порывшись в памяти, подобного не могу припомнить. Руководителей такого широкого профиля, с масштабом мышления, покоряющим воображение, природа, похоже, больше не производит. 

Сейчас, спустя годы, время показало, что все новации Фёдорова давно прошли испытание на прочность. Тут ведь что примечательно: механизм его коммерческого успеха со второй половины 1980-х был «заточен» под деловые отношения с властью. И хотя вся наша экономика страдала и часто входила в ступор оттого, что «правила игры» менялись чаще, чем погода, для МНТК было сделано исключение. Определённая сумма денег за каждого вылеченного больного перечислялась из бюджета. Во благо работал ещё один механизм: договор об аренде, который МНТК заключил с Минздравом на три десятка лет. Обратите внимание, даже ограниченная автономия, которую даёт аренда, – сторожевой пост госсобственности тех времён – в одночасье выделила МНТК среди других медучреждений. И наконец, ещё одна отличительная черта: вся система МНТК при солидной хозяйственной и организационной самостоятельности должна была работать по единой технологии с высококачественными инструментами и материалами, отвечающими уровню мировых офтальмологических стандартов. 

В 1991 году средний заработок у инженера научно-экспериментального производства МНТК Юлии Ситниковой  равнялся 500 рублям плюс 2000 рублей дивидендов за прошлый год. Когда её спросили, чего больше в МНТК, социализма или капитализма, она ответила: «Нормальной жизни».

Я думаю, давно уже ясно: в медицине по Фёдорову заложена созидательная направленность. За ответом, какими преимуществами она обладает, в дни 25-летия ФГУ МНТК «Микрохирургия глаза» я отправился к директору Иркутского филиала МНТК, профессору, доктору медицинских наук, заслуженному врачу РФ А.Г. Щуко. Он стоял у истоков организации Иркутского филиала, своё дело и всё, что связано с фёдоровской империей, положившей начало принципиально новой медицине  в стране, знает безупречно.

– Андрей Геннадьевич, одно хочу уразуметь: чем объяснить, что посевы «разумного, доброго, вечного», которыми академик Фёдоров так щедро одарил нашу медицину, и по сей день не дали богатого урожая на ниве всеобщего отечественного здравоохранения? Неужели мы окончательно потеряли зрение и уже не видим, что такое хорошо и что такое плохо?

– Да нет, всё гораздо проще и сложнее одновременно. Ибо, хотим мы того или не хотим, в большей или меньшей степени все зависим от конкретных обстоятельств. И наверное, только раз в столетие рождаются единицы, умудряющиеся как-то заставить работать эти обстоятельства на себя. Фёдоров – из них. Его модель, а правильнее тут будет сказать, успех – один из самых заметных в конце последних десятилетий прошлого века. Многие большие имена и их дела канули в лету. Фёдоров и его дело остались с нами. Живут и здравствуют сейчас, пройдя сквозь огонь, воду и медные трубы чиновничьих препонов. Более того, и автор, и его труды достигли мирового уровня, став российским брендом. А это значит, что при заинтересованном отношении к его делу у всей отрасли было достаточно возможностей, чтобы прочно встать на ноги. Во-первых, не надо ничего изобретать – путь первопроходца уже пройден. Во-вторых, результат – первоклассный. И это – аксиома.

Но вся «фишка» в том, что Фёдоров вырос вместе со своим делом от молодого врача до академика. Бизнес ему был необходим как одно из направлений в его лечебной работе. Как профилактика или, точнее, страховка от всевозможных опасных экономических вирусов, наконец, как интенсивная терапия для успешной жизни собственного детища. Все новации – начиная от оплаты труда по конечному результату, а не набившим оскомину койко-дням до распределения ролей на производстве и при финансировании – всегда диктовались здравым смыслом. Разумеется, и чиновники все эти годы не стояли на месте. Но подросли они исключительно лишь в сторону собственного благополучия. Поэтому очень сложно говорить о какой-либо эффективной стыковке интересов – слишком противоположны векторы движения.

А теперь давайте увеличим угол зрения и офтальмологию пока вынесем за его пределы. Россия с давних пор славилась всемирно известными талантами: музыкантами и хирургами, поэтами и писателями, учёными и шахматистами. Носителей уникального таланта в отдельно взятом направлении в родном отечестве всегда хватало. А вот чтобы букет талантов: и учёного, и врача, и экономиста, и бизнесмена, и организатора с огромной пробивной мощью, в условиях перестроечного хаоса, когда рушилось всё и вся, сумевшего создать экономически процветающую структуру, – такого ещё не знали. Причём обратите внимание: его МНТК не только обеспечивал благополучную стабильную жизнь, где завтрашний день с его медицинским производством был не неизвестной величиной, а скорее вполне предсказуемой. Дело его день ото дня становилось высококонкурентным, наполнялось новым экономическим содержанием, помноженным на гарантированную стабильность. 

Только один этот факт может послужить поводом для отдельного рассмотрения хозяйственной модели МНТК. И тем не менее отлаженный до синхрона производственно-экономический механизм МНТК, с его главным принципом полного излечения больного, так и не стал пока фундаментом нынешней системы всего здравоохранения. И никакой здравый смысл не смог переломить сложившуюся систему, где чиновник одновременно является не только её ведущей и направляющей силой, но и главным тормозом. Вся беда наша, что пока системе нужны именно такие проводники. Вперёдсмотрящих она плохо приемлет, чаще всего отторгает. Случай Фёдорова – единственный в медицинской практике. Он по-своему уникален. Короче, исключение из общих правил, поэтому и «растиражирован» крайне ограниченно.

Однако 11 филиалов МНТК вот уже больше 20 лет с успехом функционируют в стране, утверждая жизнестойкость фёдоровской модели. А это прежде всего высокоэффективная работа с применением новейших технологий на самом высоком мировом уровне. Разумеется, и уход от мракобесия в виде таких показателей, как койко-день. Это создание собственной системы контроля  за лечением и зависимость оплаты труда каждого сотрудника от качества и количества вылеченных пациентов. Ну и, конечно,  уважительное отношение к больным, обеспечение их добротным сервисом. Собственно, подобные призывы в последнее время можно услышать и от чиновников разного уровня…  Да только запоздали они на четверть века. Их давно  уже на практике эффективно использовал академик Фёдоров.

Говорят, кадры решают всё. Думаю, не всё. И не везде. Где-то решают и «за кадром». Однако к МНТК это изречение подходит в его первозданном значении. Уже примерно пару десятилетий  успешно работают филиалы МНТК в Хабаровске и Оренбурге. Их руководители, специалисты высокой квалификации, возглавляют эти медучреждения с первого дня их основания. И назначены на директорские должности они были ещё С.Н. Фёдоровым. Да и преемник его – профессор, доктор медицинских наук Х.П. Тахчиди – долгие годы руководил Екатеринбургским филиалом МНТК, прежде чем возглавил головной институт в Москве. За годы, прошедшие со дня трагической гибели С.Н. Фёдорова, он сумел сделать главное: сохранил систему в её целостном виде, не дал ей распасться на отдельные офтальмологические «княжества», упорядочил хозяйственную деятельность и определил юридический статус МНТК в системе науки и здравоохранения страны. А ещё успел оснастить головной институт высокотехнологичным оборудованием и модифицировать отношения с филиалами МНТК в контексте современных требований.

Смена «измов» в нашей стране не прошла бесследно. Жизнь во время перемен доконала многих гигантов отечественной индустрии – вплоть до полного уничтожения. А империя Фёдорова, будучи достопримечательностью страны Советов, выстояла в лихие 90-е, прошла  «тучные»  нулевые, не утонула и в волнах вчерашнего кризиса… Да и сегодня сумела сохранить зрение в «поле зрения». А если сказать точнее, и по сей день демонстрирует своё неоспоримое качественное преимущество. Причём, заметьте, не благодаря, а вопреки.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector