издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Не вполне независимые

В российских энергетических компаниях появились новые топ-менеджеры. Председателем совета директоров ФСК ЕЭС стал глава представительства итальянской ENI в России и СНГ Эрнесто Ферленги, совет директоров «РусГидро» возглавил первый вице-президент Газпромбанка Владимир Таций. Ранее советы директоров этих компаний возглавлял министр энергетики Сергей Шматко.

Ещё одно назначение пока не состоялось: на кресло главы совета директоров «Интер РАО», которое занимает вице-премьер Игорь Сечин, прочат президента ВБРР Григория Курцера. Впрочем, это не очень важно: в России сам факт избрания является событием совершенно формальным. Например, Эрнесто Ферленги был избран новым председателем совета директоров сетевой компании 27 июля, но ещё за неделю до этого события он уже участвовал во встрече президента Дмитрия Медведева с независимыми директорами и профессиональными поверенными представителями государства в советах директоров и наблюдательных советах компаний с государственным участием. Как тут не согласиться с высказыванием президента, который, открывая встречу с директорами, приветствовал их следующей фразой: «Можно посмотреть, как выглядят независимые директора. Сегодня вас покажут и будет понятно, кто зависимый директор, а кто – независимый».

Напомним, что президент продвигал идею введения института независимых директоров с 2008 года. Сейчас из советов директоров государственных компаний выводятся государственные чиновники, вместо них включаются независимые директора и поверенные директора. Кроме того, до 1 октября текущего года из числа лиц, которые не являются государственными служащими, должны быть избраны председатели советов директоров акционерных обществ с государственным участием. Цели замены государственных чиновников на независимых директоров президентом обозначены. Это повышение прозрачности, эффективности управления и рост капитализации компании.

Вопрос, смогут ли независимые директора быть более эффективными, чем государственные чиновники, пока остаётся открытым. На той же встрече в июне 2011 года Дмитрий Медведев признал, что когда он «всё решил поменять», то столкнулся с трудностями при подборе кадров. «Как только начинаешь вот эту колоду, так сказать, рассматривать, получается, что она, в общем, достаточно небольшая по размеру», — сказал президент.

Медведев также признаёт, что компании могут даже несколько проиграть, в частности в отношении эффективности коммуникаций. Он вспомнил собственный опыт участия в заседаниях совета директоров «Газпрома». «Когда там сидят министры, очень легко сказать: «Ты вот это сделай, ты вот это сделай». И конечно, для компании, может быть, даже было бы проще. Но проще не означает лучше», — резюмировал Дмитрий Медведев.

Пока же новоиспечённые руководители советов директоров надеются, что у них всё будет получаться не хуже, чем у чиновников. «В совете я буду представлять интересы государства. Моя прямая задача как председателя совета – повысить роль совета директоров в обсуждении ключевых решений», — заявил в интервью «Интерфаксу» Эрнесто Ферленги. «Не секрет, что в государственных компаниях большинство вопросов рассматривается советами директоров заочно и решающую роль имеет директива государства. Между тем, по моему мнению, многие вопросы нуждаются в открытом обсуждении, дискуссии, поэтому очные заседания совета директоров надо проводить чаще. Комитеты при совете должны работать: готовить решения, прорабатывать экспертные оценки по рассматриваемым вопросам. Очень важна координация с профильными министерствами», — уверен он.

Перечисляя задачи, которые стоят сегодня перед ФСК – крупнейшей сетевой компанией мира с инвестиционной программой порядка 6 млрд. долларов в год, он назвал обеспечение прозрачности принятия стратегических решений. Например, Ферленги не намерен мириться с тем, что высок уровень импорта оборудования для магистрального сетевого хозяйства. «Нам стоит участвовать в развитии местного производства: импортировать не только оборудование, но и технологии, поощрять создание совместных предприятий с локализацией производства в России. Возможно, нам стоит попробовать использовать иностранный опыт в управлении сетями, пример такого сотрудничества уже есть в распределительном сегменте», — предлагает Ферленги.

«ФСК нужно больше общаться с инвесторами, коллегами из других стран, поставщиками, это даст в будущем больше возможностей для развития и привлечения инвестиций в отрасль. Поэтому моя задача, как мне кажется, показать, что ФСК – прозрачная компания», – подытожил глава совета директоров ФСК.

Государство будет постоянно контролировать деятельность независимых директоров. Дмитрий Медведев предложил формировать практику ответственности членов правлений госкомпаний за их действия. Не нужно забывать и то, что корпоративные интересы компаний могут расходиться с социальными и общегосударственными задачами. Не случайно первая же встреча после избрания председателем совета директоров у Эрнесто Ферленги состоялась с министром энергетики РФ и, кстати, своим предшественником на посту руководителя совета директоров ФСК Сергеем Шматко. Во время символической «смены караула» они обсудили  перспективы развития компании и возможности реализации инвестиционной программы, включающей строительство новых объектов сетевого комплекса на Дальнем Востоке. 

«Перед ОАО «ФСК ЕЭС» сегодня стоят серьёзные задачи, связанные с дальнейшей модернизацией отрасли, расширением взаимодействия с зарубежными партнёрами. Компания продолжит последовательную реализацию стратегии, направленной на обеспечение системной надёжности ЕНЭС и инфраструктурное обеспечение развития экономики России» — так сформулировал ожидания государства от сетевой компании Сергей Шматко.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector