издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Обвиняемые не установлены»

В прошлом году в автомобильных авариях в Иркутской области погибли 487 человек. Ещё 4322 были ранены. Множество сообщений о громких, трагических, возмутительных происшествиях на дорогах Приангарья регулярно появлялось в региональных СМИ. Гораздо реже в прессе и вообще где-либо сообщается о результатах расследования этих событий. Мы решили поинтересоваться, чем закончилось следствие по нескольким громким уголовным делам, возбуждённым в прошлых годах.

Убийцу не нашли 

Год назад, 17 сентября, в Иркутске на остановке «Детский дом» была сбита насмерть 10-летняя девочка Катя Луганская. Она училась в 4«А» классе школы №29, пела в вокальной студии «Мелодия», говорят, была очень дружелюбна.  В семье Луганских это был единственный ребёнок. 

В день трагедии Катя вышла из школы после урока «Окружающий мир» в начале пятого вечера. Дойдя до остановки, позвонила маме и сообщила, что ждёт автобус и скоро будет дома. Это были последние слова Кати. 

В 16.35 на остановку на огромной скорости вылетел легковой автомобиль и сбил ребёнка. Очевидец рассказывал, что девочка не успела даже крикнуть.  Она упала на капот машины, после чего водитель резко затормозил, сдал назад, а потом снова почему-то нажал на педаль газа и переехал упавшего ребёнка. Трагедию видел молодой человек, однако не успел запомнить номер машины – она тут же скрылась с места происшествия. 

На остановку прибежали учителя Кати, приехали её родители. «Когда я прибежала на место аварии, папа просто лежал рядом с дочкой. Целовал ей ручки, лицо», – рассказывала директор школы, где училась девочка, Ирина Алексеенко. Позднее было установлено, что Катя могла выжить, если бы виновник аварии не переехал её после удара о капот и оказал ей первую медицинскую помощь. 

По факту происшествия было возбуждено уголовное дело по статье 264, часть 3 УК РФ – нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлёкшее по неосторожности  смерть человека. По горячим следам, то есть по показаниям очевидца, было установлено, что Катю Луганскую, скорее всего, сбил автомобиль Nissan Cubе белого цвета.

Сотрудники тогда ещё милиции сделали выборку по таким машинам, установили владельцев. По Иркутску на тот момент было зарегистрировано 130 Nissan Cubе, по Иркутской области — около 300. Пре-дупреждали, что, скорее всего, на машине после ДТП остались небольшие повреждения и найти автомобиль и владельца будет очень сложно. 

Почти через год после трагедии в правоохранительных органах на запрос «Иркутского репортёра» сообщили, что уголовное дело по факту происшествия было приостановлено ещё 17 декабря прошлого года в «связи с неустановлением лица, подлежащего к привлечению в качестве обвиняемого». 

В связи с шумихой, возникшей после смерти Кати Луганской, в прошлом году долго обсуждали необходимость переоборудования остановки «Детский дом», которая представляла собой  обычный дорожный «карман» без ограждений и бордюра, указателя «Внимание, дети!» и пешеходного перехода рядом. Якобы руководство школы давно просило об этом городские власти. Ирина Алексеенко сообщила, что гибель ребёнка всё-таки заставила взрослых сделать рядом с остановкой пешеходный переход. 

Отыгрался на ребёнке 

На пешеходном переходе, по которому шёл Саша Грехов, прежде чем попасть под горячую руку водителя иномарки,
вопрос культуры отношений на дорогах по-прежнему актуален

В прошлом году весь Иркутск возмутила ещё одна история о ребёнке, пострадавшем на дороге. 30 августа около шести часов вечера 9-летний Саша Грехов переходил дорогу по пешеходному переходу на пересечении улиц Карла Маркса и Октябрьской революции. «Я посмотрел по сторонам, увидел, что близко машин нет, и стал переходить по «зебре». Дошёл до тротуара и услышал визг тормозов, а потом, что машина сигналит. Но я думал, это не мне», – цитировали СМИ мальчика сразу после шокирующего происшествия: увидев, что ребёнок не отреагировал на звуки клаксона, хозяин резко затормозившего перед «зеброй» автомобиля выскочил из неё, побежал к Саше и спросил: «Где родители?» «На работе», – ответил мальчик, после чего получил удар по голове и упал. Нападавший успел ещё несколько раз пнуть ребёнка, прежде чем за него вступились прохожие. Один из автомобилей, проезжавших мимо, остановился, и его водитель довёз испуганного Сашу до дома. У третьеклассника были зафиксированы множественные гематомы на голове, а также сотрясение мозга, рассказала его мама, Татьяна Грехова. Три месяца Саша лечился у невропатолога, также ему потребовалась помощь психолога.

В суматохе никто из прохожих, шокированных неадекватным поведением мужчины, набросившегося на ребёнка, не запомнил номер его автомобиля. «А потом, видимо, и не очень искали», – предположила Татьяна Грехова. По её словам, она самостоятельно нашла записи камер наблюдения, установленных на зданиях в этом районе, и обнаружила кадры, где видно, как белая иномарка резко останавливается и из неё выбегает мужчина. «Я нашла свидетелей, у меня получилось даже узнать номер той машины, в которой ехал напавший на моего ребёнка мужчина, – рассказала она. – Однако это не привело к каким-то внятным действиям со стороны милиции. Меня раза четыре с ребёнком таскали на допрос, мы проводили в отделении по полдня. Но у меня работа, у него учёба, к ним не наездишься. Поэтому я попросила вызывать меня, когда будут найдены какие-то реальные люди или доказательства». 

После этого из правоохранительных органов Татьяне Греховой больше не звонили. О том, что производство дознания по уголовному делу по факту нападения на её сына (статья 116 УК РФ «Побои») было приостановлено «в связи с неустановлением лица, подлежащего к привлечению в качестве обвиняемого», она узнала от корреспондента «Иркутского репортёра». 

Затормозить не было возможности 

Из четырёх уголовных дел, информация о ходе расследования которых была запрошена «Иркутским репортёром» в Главном управлении МВД России по Иркутской области, доведённым до конца оказалось только это. Уголовное дело по факту наезда на двух пешеходов – 26-летнюю Екатерину Цедик и 15-летнего Азата Мухаметзянова, – в результате которого оба погибли (ст. 264, часть 5: нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлёкшее по неосторожности смерть двух и более лиц),  было возбуждено 19 ноября 2009 года, через два дня после аварии. 

В ходе расследования было установлено, что вечером 17 ноября в предместье Рабочее Екатерина Цедик возвращалась домой с работы, вместе с ней шёл друг её семьи Азат Мухаметзянов. Они стали переходить дорогу, проходящую по улице Ленской, в неположенном месте. Последней, кто видел их живыми, была соседка Екатерины, шедшая следом, но отставшая из-за звонка на мобильный. Возможно, этот звонок спас женщине жизнь: когда она подошла к дороге, то увидела валяющуюся на ней сумку с продуктами, которую несла Екатерина, чей-то башмак, а чуть поодаль – саму Екатерину Цедик без признаков жизни. Азат Мухаметзянов в тот момент ещё дышал. Оказалось, что они вышли на дорогу перед проезжавшей машиной марки «Хонда Пилот», за рулём которой был Михаил Пискунов. 

Это дело расследовалось дважды: в апреле оно было закрыто, поскольку было установлено, что Пискунов  не имел возможности предотвратить аварию. Однако родственники погибших были уверены в виновности водителя «Хонды»: по их мнению, в месте происшествия горели фонари, и Пискунов должен был успеть заметить пешеходов и затормозить. К тому же, согласно материалам уголовного дела, этот водитель уже совершал наезд на пешехода: в 2006-м сбил женщину на улице Ленина в Иркутске. Она получила перелом ноги. В правильности выводов следствия засомневалась и прокуратура, отправив уголовное дело на дорасследование. Однако 27 июня уголовное дело по тем же основаниям было прекращено снова. 

«Поверьте, нас за прекращённые дела по голове не гладят, но я не мог поступить иначе», – объяснял следователь Александр Довгополый. По его словам, бывают случаи, когда нет технической возможности избежать ДТП. Это зависит от условий видимости, скорости автомобиля, времени  реакции водителя. В данном случае тормозной путь машины на той дороге, в тех погодных условиях и при той видимости, соблюдении скоростного режима составлял не менее 85 метров, а до пешеходов, когда водитель их увидел, оставалось 10 метров. «Водитель сказал, что двигался со скоростью 60 км/ч, – сказал Довгополый. –  Мы это опровергнуть не можем, поскольку даже с такой скоростью, не нарушая правил, он не мог предотвратить наезд».

Итог расследования этого уголовного дела до слёз возмутил родственников погибшей Екатерины Цедик. Однако, как ни крути, это дело всё-таки было доведено силовиками до конца, в отличие от множества других. Как сообщил сотрудник пресс-службы ГИБДД Алексей Фёдоров, всего в прошлом году на дорогах Иркутской области произошло 3435 ДТП, в которых погибли 487 человек и было травмировано 4322. В то время как, по информации пресс-секретаря Иркутского областного суда Ольги Шиндаевой, за нарушение ПДД и эксплуатации транспортных средств осуждено в прошлом году было 212 человек. «Здесь нужно учитывать, что одни дела не дошли до нас из-за примирения сторон, другие – из-за отсутствия состава преступления, третьи – из-за того, что были приостановлены, – подчеркнула она. – И мы не можем знать наверняка, сколько было таких дел». Однако выводы остаются печальными: даже прогремевшие на всю область уголовные дела зачастую тихо отправляются в архив «в связи с неустановлением лица, подлежащего к привлечению в качестве обвиняемого».

[Title=»Как в воду канул» width=»100%»]
Правила движения и эксплуатации транспорта нарушают не только на дорогах  Иркутской области, но и на водоёмах. С каждым годом в Приангарье увеличивается количество происшествий на воде с участием гидроциклов: 
в 2009 году была зарегистрирована одна авария, в прошлом году – две, а с начала летнего периода в этом году уже три. Если ещё три года назад для жителей региона подобные аварии были экзотикой, то прошлогодний  случай с гидроциклом, наехавшим на ребёнка, заставил осознать реальную опасность такого вида транспорта. 
Трёхлетняя Алина Мисайлова, попав под вылетевший из залива на берег пляжа Якоби гидроцикл, 20 июня прошлого года оказалась в реанимации. За рулём гидроцикла находился пьяный мужчина. По рассказам очевидцев, когда произошла авария, девочка истекала кровью и жутко плакала, её мама была в ужасе, а люди из компании наехавшего на ребёнка парня кричали: «Всё в порядке! Это просто ушиб, не нужно никакой милиции!» В итоге ребёнка, начавшего терять сознание, в больницу отвёз молодой человек, не имевший отношения к аварии.  
Мама Алины Наталья Мисайлова запомнила, как некий мужчина – вероятно, как раз тот, что устроил аварию, поехал вместе с ней в больницу и всё повторял ей: «Вы только успокойтесь, посмотрите, у меня значок прокуратуры, мы вас не обманем». Видимо, вначале он думал, что его лицо все запомнили и скрываться бессмысленно, а потому твердил рефреном: «Мы же не отказываемся, дадим показания, всё будет нормально». А потом парень, наверное, сообразил, что мама ребёнка в шоке и ничего не запоминает, и куда-то скрылся. 
Позже выяснилось, что владелец гидроцикла и человек, наехавший на ребёнка, – это разные люди. Хозяину судна был выписан протокол об административном правонарушении, а подозреваемого в преступлении по части первой статьи 118 УК «Причинение телесных повреждений» ещё предстояло найти. Заместитель главы пресс-службы ГУ МВД по Иркутской области Герман Струглин сообщал «Иркутскому репортёру» в конце прошлого года, что этот подозреваемый был установлен, однако проходил по делу в качестве свидетеля, так как его точно опознал только один очевидец происшествия. Однако, по последней информации 25 декабря 2010 года, производство дознания по уголовному делу было приостановлено с уже не раз звучавшей в этой статье формулировкой: «в связи с неустановлением лица, подлежащего к привлечению в качестве обвиняемого». 
Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector