издательская группа
Восточно-Сибирская правда

С чего начинается яблоко?

  • Автор: Елена и Максим РАЧЕНКО, г. Иркутск

Наверное, найдётся не много людей, кому неизвестны имена Климента Аркадьевича Тимирязева, Ивана Владимировича Мичурина, Николая Ивановича Вавилова, основоположников российского растениеводства и селекции, внёсших огромный вклад в развитие мировой биологии. Но, к великому нашему сожалению, последователей этих великих людей мы знаем очень мало или совсем не знаем.

25 мая 2011 года исполнилось бы 110 лет одному из самых талантливых учеников Мичурина – профессору Сергею Ивановичу Исаеву. Вся его жизнь была связана с созданием новых сортов яблони, первые из которых он создал из семян, полученных из рук Мичурина с напутствием: «Создать зимостойкие сорта с длительным хранением плодов».

Яблоко – наиболее доступный и полезный фрукт на нашем столе. И мы порой не задумываемся, с чего начинается яблоко. В селекции есть два самых ответственных момента – правильность подбора родительских пар для скрещивания и отбор из многочисленных сеянцев тех единственных, которые будут соответствовать замыслу селекционера. Ошибка в подборе родительских пар оказывается роковой, потому что для её исправления не хватает жизни селекционера. Ошибка при отборе сеянцев также невосполнима, потому что приводит к утере рождённого, но не оставленного на земле сорта. Вот и представьте, сколько селекционер должен знать и как должен быть наблюдателен, чтобы в конце своей жизни (увы, раньше не получается) не оказаться с пустыми руками. А ещё представьте, какой чисто физический труд ложится на плечи человека, дерзнувшего стать селекционером. Гибридный фонд в саду может состоять из тысяч растений, а это гектары, гектары и гектары посадок. И каждое деревце надо знать «в лицо», не раз к нему подойти, оценить, сделать отметки в журнале наблюдений и, наконец, решиться отобрать из огромного числа растений те немногие, которые поначалу и подходят-то всего лишь как кандидаты в сорта.

Ради  занятий селекционной работой с яблоней Сергей Исаев, бросив Москву, квартиру, хорошую работу, вместе с женой и только что родившимся сыном (ныне известный академик, лесовод) в 1932 году переехал в Козлов (сейчас г. Мичуринск). Это было время становления плодоводческой науки, базирующейся на идеях И.В. Мичурина и формировавшейся вокруг этого великого учёного. Тогда был впервые создан Научно-исследовательский институт садоводства, где Сергей Иванович стал первым заведующим отделом селекции. Одновременно он заведовал кафедрой генетики и селекции в учебном плодоовощном институте.

Но в жизни любого человека случаются моменты, когда судьба испытывает его на прочность и верность любимому делу. Перед отъездом в Козлов Сергей Иванович заболел, но так торопился приступить к новой работе, что уехал, не завершив курс лечения. Первый же укол, сделанный в Козлове, вызвал осложнение, а после третьего его парализовало. Жена перевезла его в Москву, и поначалу у врачей не было никакой уверенности в том, что он встанет на ноги. А он встал и даже, окончательно не выздоровев, снова уехал в Козлов продолжать начатое дело.

Число сортов, выведенных им или с его участием, – более 40. Сделанные им в конце жизни расчёты за 9 лет (1976–1984 гг.) свидетельствуют: в питомниках его сорта были размножены в количестве почти 6000000 деревьев, что при посадке 200 деревьев на один гектар составляет около 30 тысяч гектаров промышленных садов. И ещё один расчёт: саженцы его сортов составляли более 22% (то есть почти четверть) от общего количества саженцев, выращенных в то время. А сколько ещё размножалось в садах научных учреждений и садоводами-любителями!

В жизни Исаева было немало поразительных историй, особенно связанных с войной. В 1943 году, в самый разгар войны, в Саратов, где работал в то время Сергей Иванович, пришли две правительственные телеграммы: одна – на его имя – срочно прибыть в Москву на совещание по садоводству и вторая – на имя секретаря обкома – обеспечить прибытие учёного в Москву. Сергей Иванович рассказывал, что по назначению его доставили на каком-то военном самолёте. Совещание вёл тогдашний заместитель Председателя Верховного совета РСФСР, народу было немного, из учёных – он один. Принимался закон о садах. Сергей Иванович вспоминал, что когда он удивлённо спросил, о каких садах может сейчас идти речь, то на него, как он говорил, «цыкнули», сказав, что это свидетельствует о нашей уверенности в победе, а сады, о которых мы сейчас думаем, будут памятником погибшим. И кстати, во исполнение этого закона после войны их действительно посадили предостаточно, вот только потом многие из них были безжалостно загублены.

В набросках, к сожалению, так и не написанной им книги воспоминаний Сергей Иванович писал: «В ту памятную весну 1935 года сады в Мичуринске цвели особенно обильно. Мы провели много скрещиваний. Но больной Иван Мичурин впервые за многие годы не вышел этой весной в свой экспериментальный сад. А в начале июня, когда отцвели яблони, страна проводила его в последний путь. Было тяжело думать, что мы уже никогда не увидим Мичурина. Но мы были молоды, мы твёрдо обещали продолжить его нужное для страны дело». И всю жизнь Исаев неуклонно выполнял это обещание.

Нужно быть поистине увлечённым, даже одержимым человеком, чтобы посвятить свою жизнь этому трудному, но благородному делу. По сути своей селекционер — это человек, который непосредственно заботится о потомках, о грядущих поколениях, ведь от замысла сорта до его внедрения в широкую практику порой проходят десятилетия. Далеко не каждому удаётся увидеть результаты своих многолетних трудов. 

Сорта Сергея Ивановича Исаева шагнули далеко за пределы Мичуринска. В этом юбилейном году мы, плодоводы иркутской земли, получили сорта великого селекционера из рук его дочери, ученицы и последователя доктора сельскохозяйственных наук, профессора Ирины Сергеевны Исаевой. Все сорта привиты, и мы ждём с нетерпением первых цветов, пыльцы и плодов.

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector