издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Страна унылых чудес

История затянувшегося конфликта в сибирской глубинке

В Чунском муниципальном образовании – бунт. На двадцати трёх листах чунские депутаты расписали, почему нужно отправить в отставку мэра посёлка Виктора Савельева. Документ серьёзный: пройдя с карандашом по полномочиям главы администрации поселения первого уровня, прописанным в 131-м законе, народные избранники пришли к выводу, что Савельев не годится по всем статьям. В частности, ему вменяют то, что он не предоставляет субсидии малоимущим и нуждающимся в улучшении жилищных условий, не создаёт условий в местах, предназначенных для массовой застройки, не занимается ремонтом поселковых дорог. С точки зрения депутатов, грешками Савельева также является то, что инвалидам-колясочникам не созданы условия для доступа к культурно-зрелищным учреждениям, пандусов нет. К тому же поселковые площадки для сбора мусора не забетонированы, а их контейнеры не снабжены крышками. И так далее, и тому подобное.

Документ этот весьма лукав. И дело даже не в том, что в Чуне в иную погоду не инвалидная коляска – целые «КамАЗы» в грязи вязнут, поскольку из восьмидесяти километров поселковых дорог асфальт уложен только на двадцати двух, так что о пандусах тут можно говорить только в шутку. Наверное, мэр посёлка Чунский не ангел: ангелы в наших муниципалитетах быстро обрастают шерстью. Но упрёки, которые депутаты адресуют Савельеву, запросто можно адресовать мэру Братска, Иркутска или даже Москвы. Для справки: собственный бюджет у Чунского муниципального образования небольшой, всего 18 миллионов рублей, плюс дотация области на выравнивание бюджетной обеспеченности. Из этих денег примерно треть уходит на общегосударственные расходы, т.е. выплату зарплаты бюджетной сфере, ещё треть – на финансирование ЖКХ. Какая массовая жилищная застройка? О чём говорят депутаты? Или они, как Алиса, пребывают в Стране чудес?

Увы, нет. И чунские депутаты вполне вменяемые люди, и мэр Виктор Савельев не чёрт с рогами. Просто у этого обращения есть своя предыстория, без которой невозможно понять, кто есть кто на чунской земле.

Чунские были

Жили-были в Чунском районе три человека. Виктор Савельев возглавлял «Межпромлесхоз», Владимир Гришаков руководил райпотребкооперацией, Валерий Тюменцев начальствовал над районной милицией. В те далёкие времена Чуна процветала, благодаря ударному труду леспромхозов видали здесь и видеодвойки, и норковые шапки, и кроссовки «Адидас».

Когда засветило волчье солнышко капитализма, правила поменялись, а лесной бизнес ушёл под новых хозяев. Братва быстро назначила, кому от леса полагаются вершки, а кому корешки, а заодно определила смотрящих за районом. Владимир Гришаков расстался с кооперацией, стал бизнесменом, а заодно и политиком: в 1990 году был избран депутатом рай-онной Думы. Виктор Савельев подумал-подумал и из леса ушёл. Занялся сельским хозяйством и создал вместе с женой производственный кооператив «Урожай».

Владимир Гришаков очень удачно принял участие в приватизации посёлка Чунский. Сначала по зёрнышку, а потом и крупными кусками: магазин, ещё магазин, сеть автомобильных заправок. Так уж удачно складывалось, что как только на горизонте любого бизнеса появлялся интерес Гришакова, у его конкурентов дела резко шли под гору. Все знали, что вопросов лучше не задавать: в Чуне теперь тайга закон, медведь прокурор.

В 2002 году начальник милиции Валерий Тюменцев выдвинул свою кандидатуру на выборы мэра Чунского района под лозунгом «Наведём порядок». Избиратели надеялись, что полковники милиции бывшими не бывают, однако Владимир Гришаков быстро нашёл с новым мэром общий язык. В каком-то смысле Тюменцев слово сдержал: «новый порядок» избирателям обеспечил.

Ударными темпами начался вывод из муниципальной собственности имущества, которое находило нового хозяина буквально за бесценок. За символическую сумму в 2004 году из муниципальной собственности ушло помещение поселкового Дома быта «Бирюса». Два здания по ул. Свердлова при стартовой цене 530 тысяч ушли за 230 тысяч в ООО «Хиус», принадлежащее родственникам Гришакова. Мало того: здания продали вместе с помещениями, в которых находились районный архив, отдел субсидий и КУМИ, а администрация превратилась из владельца в арендатора.

Муниципальное автотранспортное предприятие по распоряжению администрации района стало приобретать в кредит топливо на АЗС «Терминал», тоже принадлежащей родственникам Владимира Гришакова, по завышенным ценам. После того как МУП оказалось на грани банкротства, из него за долги «Терминал» забрал единственный бензовоз.

Нельзя сказать, что в Иркутской области про дела чунские ничего не знали. Знали и про Гришакова, теперь уже председателя районной Думы и заместителя руководителя районного отделения «Единой России», и про лесные дела. Кое-что писали СМИ: в статье «Чунский порядок» об этом напечатала «Восточка»; в иркутских газетах вышла серия материалов под общим названием «Чунская безнадёга» журналиста Николая Байшева. 

Заметим, что Байшева потом нашли мёртвым в своём доме, но милиция криминала в его смерти не усмотрела. Никого – ни быстро меняющихся губернаторов, ни милицию, ни прокуратуру – деградация власти в отдельно взятом Чунском районе не интересовала.

А в Чуне люди уже отучились задавать лишние вопросы. В сибирской глубинке само собой сложилось понятие, которое на Сицилии называют «омерта». Точно так же, как жители солнечного Палермо, чунские обыватели предпочитают не обсуждать дела мафии с приезжими. А не для чужих ушей звучат истории, которые бесследно растворяются в архивах правоохранительных органов. Про милиционера, которого нашли со сломанными руками и перерезанным горлом, про работника АЗС «Терминал», которого за провинность топили в цистерне с бензином, про дорожно-транспортные происшествия со смертельным исходом…

Сейчас, когда у всех на слуху Кущёвская и Цапки, понимаешь, что ничего нового в этой истории нет. Наоборот, обычное дело: беспомощную и коррумпированную российскую власть подмяла и подменила собой реальная и беспощадная сила. Не случайно сегодня многие в Чуне поминают царствование Владимира Гришакова добрым словом: мол, Чуна без хозяина ещё наплачется. Даже его оппоненты признают, что Гришаков человек хваткий, цепкий и по-своему справедливый. За лишнюю копейку способный вбить в землю, Гришаков патронировал строительство храма им. Св. Иннокентия, и его просьбу «скинуться» все понимали как приказ. От себя же лично раб божий Владимир заказал в Ярославской области искусной работы колокола, на которых красуется надпись: «Лит сей колокол в 2010 году от Рождества Христова для храма Святителя Иннокентия, епископа Иркутского, в п. Чунский при Святейшем Патриархе Московском и всея Руси Кирилле по благословению Высокопреосвященнейшего Вадима, архиепископа Иркутского и Ангарского, усердием и средствами Гришакова Владимира Васильевича».

«Вызываю огонь на себя»

Чуна оказалась зачищена из всех районных программ. Заодно и из областных, поскольку документацию
на включение в областные программы готовит администрация района

Когда Виктор Савельев решил принять участие в кампании по выборам главы муниципального образования посёлок Чунский, люди чуть не пальцем у виска крутили: пойти против воли хозяина района значило переть на рожон. Кампания шла жёстко: агитаторов Савельева пугали, а порой лупили, их выслеживала милиция. Гришаков давно и прочно контролировал местное отделение «Единой России», поэтому волей-неволей Савельеву пришлось искать поддержки у их политических оппонентов. Об этом альянсе сам Савельев говорит так: «Меня обвиняют в том, что я против «Единой России». Я отвечаю так: я не против всей «Единой России», я против её районного отделения, и вы знаете, почему».

Когда подсчитали голоса, оказалось, что 35,56% жителей посёлка проголосовали за Виктора Савельева. Чунская территориальная комиссия «на голубом глазу» попыталась отменить результаты голосования. Поскольку у этого решения не было даже малейших оснований, в ситуацию вмешался облизбирком. Его председателю Виктору Игнатенко тоже пришлось несладко. Началось давление сверху: как же, Виктор Савельев шёл от «Справедливой России», ату его! Игнатенко не сдавался. Четыре месяца судился Виктор Савельев, а ТИК, даже имея решение областного суда, отказывалась назвать его победителем. В конце концов областная избирательная комиссия освободила от должности председателя ТИК Светлану Абакумову.

Савельев выиграл первый бой, но впереди была война с районом. Мэр района Валерий Тюменцев и председатель районной Думы Владимир Гришаков решили задушить посёлок.

«Я три года не был на планёрных совещаниях у мэра района Тюменцева, – рассказывает Виктор Савельев. – Первый раз прихожу, а мне говорят: вашего присутствия не требуется. Как же так, говорю, глава районного центра не требуется на совещании по проблемам района? А мне отвечают, что мэр теперь установил такой порядок: чтобы попасть к нему на планёрку, нужно написать заявку, в которой изложить вопросы, которые я хочу обсудить. Вот уже два года и пишу эти заявки, а всё без толку».

Доходит до анекдота: в феврале 2009 года случилась авария на водоводе, остались без воды жилые дома и административные здания. Пока глава посёлка организует ремонтные работы и гоняет водовозки, мэр района проводит совещание по вопросу объявления в посёлке чрезвычайной ситуации. Не приглашая на него ни мэра посёлка, ни директора МУП «Водоканал».

Чуна оказалась зачищена из всех районных программ. Заодно и из областных, поскольку документацию на включение в областные программы готовит администрация района. Савельев пробовал искать правды в области, но зря – там руководствуются 131 законом, а разбирать ссоры на районном уровне областным чиновникам недосуг.

Сказала область: подать документы на программу переселения из ветхого жилья. В районе признан ветхим один дом в посёлке Лесогорск, все остальные развалюхи – в п. Чунский. Районная Дума 19,5 миллиона отписывает в Лесогорск, ещё 3,9 – в Каменское, а в Чуну – ноль. «Как же так, ребята, спрашиваю, – рассказывает Виктор Савельев.– А мне говорят: так нас просил распределить заместитель мэра Смолин». Савельев кинулся кричать «караул» в область, его услышали и финансирование срезали всем: «Договаривайтесь!». А с кем договариваться – молчок. Получается, надо договариваться с Гришаковым…

Деньги нужны как воздух, а где их взять? Только в лесу. Решили в посёлке заасфальтировать улицу около вокзала. Всеми правдами и неправдами нашли 13 тысяч кубов леса и сделали. Тут же – предписание за предписанием, проверка за проверкой. Между тем все прекрасно знают, что это единственный способ сделать что-то в Чунском районе. Заявки на лес для хозяйственных нужд не пробивает только ленивый, по 50–60 тысяч кубометров на эти цели рубится ежегодно, и даже отделение Пенсионного фонда лесом приторговывает.

В прошлом году Савельев нашёл деньги на асфальт вполне легально, провёл строкой в бюджете. Пришло время объявлять конкурс, а районные дорожники отказываются участвовать. Через третьи руки дошла информация, что дорожникам, скажем так, не рекомендовали браться за этот заказ.

Словом, обложили мэра посёлка Чунский на славу, муха не проскочит. Расчёт простой: чем хуже ситуация у администрации посёлка и непокорного Савельева, тем злее будут жители. Начнёт мэр вертеться, где-то да подставится, недаром каждый шаг муниципалитета под присмотром районной Думы и Контрольно-счётной палаты. А там и политический ярлык готов – мэр-справедливорос развалил посёлок, и статья соответствующая найдётся.

Все должны – никто не должен?

В  Чунском районе неплатежи – дело вполне обычное. В июле этого года прокуратура Чунского района направила в суд шесть заявлений о признании незаконным бездействия администрации Чунского района по исполнению бюджетного законодательства. Бюджетные учреждения района должны 8 миллионов ООО «Центральная котельная», более 10 миллионов – ЗАО «Братские электрические сети», 12 миллионов – ООО «Иркутскэнергосбыт». И так далее, и тому подобное.

Откуда же набежали долги? Прокуратура полагает, что это результат неисполнения администрацией района своих финансовых обязательств. Проще говоря, бюджетникам не переводили деньги для оплаты коммунальных услуг и электроэнергии. Но это только вершина айсберга.

Достойны пера Агаты Кристи  взаимоотношения МУП «Водоканал» с Центральной котельной посёлка, потому что разобраться, кто кому должен, а главное – сколько, может только мастер детективного жанра.

Котельная отапливает центральную часть посёлка Чунский. В начале нулевых она пару раз мелькнула в выпусках новостей: дышащая на ладан котельная то и дело балансировала на грани чрезвычайной ситуации. Наконец, МУП «Тепловодоканал», на балансе которого находилась котельная, благополучно обанкротилось.

Внешний управляющий МУП «Тепловодоканал» Сергей Максимов поселковые сети передал в МУП «Водоканал», а котельная ещё долго кем-то перекладывалась из кармана в  карман. В 2008 году её приобрело некое ООО «Луч», зарегистрированное в Иркутске, ещё через год её перекупило ООО «Восточный экспресс». Потом управление передано в ООО «ЦК», которое сначала было зарегистрировано в Иркутске и только затем «переехало» в Чунский район. 

«Они повели дела довольно интересно, – говорит директор МУП «Водоканал» Вячеслав Меркулов. – Сначала к нам из ООО «Центральная котельная» приходили документы с номером ИНН 3808092150, потом – с номером 3815014988. А печать, адрес и название организации остались прежними почему-то». Сама по себе чехарда собственников законодательству не противоречит, но факт, что подобная путаница – излюбленный приём махинаторов, которые так уходят от долгов по заработной плате и налогов.

Поселковые сети внешний управляющий Максимов передал посёлку Чунский. Вот только незадача: когда поселковая администрация попыталась поставить сети на учёт, выяснилось, что за месяц до подписания документов о передаче сетей МУП «Тепловодоканал» было ликвидировано, а в документах о его ликвидации никаких поселковых сетей нет.

Никто не видел и документы, на основании которых внешний управляющий отдал котельную ООО «Луч». Говорят, что цена сделки была 3,7 млн. рублей, при том что котельного оборудования на «Центральной» было миллионов на пятьдесят. Если это верно, то одно из двух: либо работающая котельная уходила в частные руки по цене металлолома, либо документы оформлялись только на здание котельной, а оборудование волшебным образом испарилось – примерно так же, как исчезли при ликвидации нерентабельные сети.

Когда мэр посёлка Чунский Виктор Савельев кинулся искать правду, районная власть проявила олимпийское спокойствие и разбираться с этими нюансами не стала. Зато когда новое руководство котельной представило обоснования для повышения тарифов на тепло, её руководство встретило в районе полное взаимопонимание.

«Это ж-ж-ж-ж неспроста», – говорил Винни-Пух, прислушиваясь к деловой активности пчёл. В Чунском районе, как в старом дупле, тоже спроста ничего не бывает. Про каждую копейку, которая просачивается через бюджет, можно рассказать интересных историй на рубль. Вот только эти истории никого не интересуют: ни районную прокуратуру, ни руководство Иркутской области.

Куда выпали выпадающие доходы?

Негигиеничный термин «выпадающие доходы» финансисты придумали, чтобы как-то назвать уникальное явление: когда стоимость услуги выше, чем её цена. Например, ООО «Центральная котельная» производит килокалорию: топит котёл, сжигает уголь. В стоимость этой калории входит зарплата кочегара и – что важно! – ремонт оборудования. В результате получается, что калория стоит выше тарифа для населения. Тогда государство предлагает собственнику посчитать затраты и представить обоснование, а разница, которую котельная недополучит, будет доплачена из бюджета, это и будут те самые доходы, которые «выпали» у собственника.

По расчётам, сделанным экономистами ООО «Центральная котельная», у них выпадает больше половины – примерно 60% доходов. Эта сумма и была предъявлена поселковой администрации. Мэр Виктор Савельев платить отказался, поскольку по документам каждый год котельная показывает в обосновании выпадающих доходов суммы, которые затрачены на ремонт четвёртого котла, но каждая собака в Чуне знает, что до мая 2011 года там конь не валялся.

И лишь недавно газета «Центральные новости» отрапортовала, что на восстановление четвёртого котла истрачено 40 млн. рублей. Напомним, что вся котельная в своё время ушла с молотка меньше чем за 4 миллиона.

Однажды Виктору Савельеву даже удалось достучаться до первого заместителя губернатора Юрия Параничева. «Не дадим приделать золотые ручки к этому самовару», – погрозил пальцем Параничев… и ушёл из администрации в «Газпром». Савельев не успокоился и подал в арбитраж. Два процесса администрация посёлка выиграла… и проиграла кассацию. Как вы думаете, на чьей стороне в этом споре администрация района? Естественно, на стороне предпринимателей из Центральной котельной.

Конец хозяина тайги

«Эра Гришакова» закончилась в Чуне внезапно. В США Аль-Капоне федеральные агенты поймали на неуплате налогов – хозяина Чуны повязали на банальной взятке. В июне 2009 года Гришаков и председатель районного 

КУМИ Иван Бочаров потребовали у предпринимателя полмиллиона рублей, чтобы «решить» вопрос по строительству завода по розливу воды. Что-то сломалось в отлаженном механизме, и выйти сухим из воды не получилось: Иркутский областной суд отмерил Гришакову восемь лет с отбыванием в колонии строгого режима, Бочарову – семь с половиной.

Ситуация в области действительно изменилась к лучшему. Заехал на зону депутат Братской Думы Вадим Моляков, которого в узких кругах называли «Моляк», ощутимо поредели ряды рядовых бойцов всемогущего братского сообщества. В Чунском районе появились новый начальник милиции, новый районный прокурор.

Однако Валерий Тюменцев и районная Дума друзей не меняют. Уже шло следствие, а Дума готовила новый лот под интересы прежних лиц и включила в план приватизации здание поселковой почты по адресу: улица Ленина, 47. Даже сейчас, несмотря на то что с момента вступления приговора в силу Владимир Гришаков не имеет права занимать должность председателя Думы Чунского района, он им остаётся. На последнем заседании большинство депутатов отказались обсуждать вопрос о перевыборах председателя.

Держит марку и поселковая Дума. Ей поставлена чёткая задача: за три месяца до выборов «зачистить» Виктора Савельева любой ценой. Есть и готовый кандидат на его место: первый заместитель главы посёлка Леонид Круглов. На календаре август, посёлок нужно готовить к зиме, а бывший единомышленник начиная с середины июня не появляется на работе, находясь то в отпуске без содержания, то на больничном. Злые языки говорят, что он готовится приступить к работе, но уже в качестве врио.

На что остаётся надеяться Виктору Савельеву? Возможно, в Иркутской области ещё осталась государственная власть. Не исключено также, что эта власть заинтересована в том, чтобы даже ради пресловутой «стабильности» мы все не стояли на четвереньках. Вдруг эта история станет своего рода лакмусовой бумажкой и мы наконец увидим, кто настоящий хозяин в нашем лесу?

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector