издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дымящая кобылка

История одной заядлой курильщицы

  • Автор: Татьяна ШУЛЬГИНА, для «Восточно-Сибирской правды»

После инсульта у Татьяны Баландиной плохо действует левая рука и немного скривлен рот. Но ей все говорят, что она ещё легко отделалась – могло быть и хуже. Уже месяц, как Татьяна не курит. И не тянет! Этим фактом она очень довольна. Покури-ка 45 лет, а потом брось в одночасье. Не у всех получается.

Её история курильщицы начиналась, можно сказать, романтично, в десятом классе. В их поселковый магазин впервые привезли сигареты «БТ». А её как раз друзья звали БТ. В молодости Татьяна даже баловалась стихами:

Не курите «БТ», не надо,
На витрине стоят за гроши
У зелёненького лимонада
Три коробки моей души.

Да, первые импортные сигареты были вполне доступны по цене, но она даже представить не могла, что со временем табачный дым действительно обовьет её душу, станет единственным утешителем и «собеседником».

Как-то так получилось, что семейная жизнь у неё не задалась. Если разложить всё по полочкам, то курение и здесь сыграло свою роль. Вот, скажем, первый её жених Вадим. Хороший парень, с юмором, сам смолил  нещадно и к невесте никаких претензий по этому поводу не имел. Как же их развело? А очень просто. Однажды подруга передала его слова: «Вон идёт моя дымящая кобылка!». На «кобылку» Татьяна почему-то обиделась. Ведь она тогда была очень стройная. Следующий её парень пил, курил и гулял. Хорошо, что она ему отказала.

Вот кого ей до сих пор жалко, так это Колю. Прекрасный был человек. В Татьяне его всё устраивало, кроме пагубной привычки. Как-то в сердцах он ей сказал: «От тебя несёт, как от деда, который курит самосад». Конечно, слышать такое было обидно. Коля даже успел сделать ей предложение. Но параллельно с признанием в любви категорично заявил, чтобы она бросила курить. Надо было послушаться, но куда там! Гордость заела. Ишь, условие ставит!

Так и осталась одна. Профессия парикмахера кормила неплохо, но заведующие ругались, когда она с аккуратной периодичностью смолила в подсобке. Это у неё  называлось: «Пойду чаю покурю». Клиентки иногда жаловались, что от мастера несёт табачищем. Ничего удивительного: многие годы, до самого инсульта, Татьяна ежедневно выкуривала пачку сигарет. Вернее, в каждой она оставляла по две сигареты. Этакая психологическая уловка. Когда кто-нибудь из некурящих восклицал, что пачка сигарет в день – это смертельно, да ещё для женщины, она неизменно поправляла: «Неполная пачка». Интересно, кого обманывала?

Лет пять назад Татьяна всё-таки попыталась бросить курить – кашель замучил. Но внутреннего убеждения не было. Хотя выписала в записную книжку все «страшилки»: каждая выкуренная сигарета сокращает жизнь человека на 14 минут; в одной – содержится два литра дыма, который несёт три миллиона частиц копоти; за двадцать лет у курильщика на лёгких оседает до шести килограммов табачной смолы. Одна бабушка ей даже продиктовала специальный заговор, обращённый к черту:

Слышишь, чёрт,
Тебе тут не жить,
Тебе тут не курить,
Дым не пускать!

Выходит, курильщики живут в обнимку с чёртом? Что за ерунда! Спустя какое-то время «страшилки» вместе с заговором полетели в корзину. Как приятно стало снова напевать: «Сигарета, сигарета, ты одна не изменяешь, я люблю тебя за это, да и ты об этом знаешь…»

И вот пришло то недавнее роковое солнечное утро. Как всегда, Татьяна хотела бодро вскочить с постели. Подняла голову – и вдруг комната завертелась волчком. К горлу подступила тошнота. Она не понимала, где у неё руки, где ноги. О том, чтобы самостоятельно встать, не было и речи. Хорошо, что телефон оказался рядом. Заплетающимся голосом Татьяна назвала «скорой» свой адрес. Но нужно ещё было открыть бригаде дверь. Она кое-как добралась до неё ползком.

Первый день на больничной койке под капельницей она помнит смутно. Голова продолжала кружиться, потолок то снижался, то удалялся. Но даже в таком состоянии она испытывала сильное желание закурить. Долго просила соседку по палате сходить и стрельнуть у мужиков сигарету. Наконец, ей принесли «спасительницу». Держась за стеночки, Татьяна почти дошла до туалета, но не выдержала и затянулась в коридоре. Думала, пройдёт головокружение. Но сразу после первой затяжки ноги у неё подкосились.  

В палате прямо над собой увидела разгневанное лицо лечащего врача. А слова, какие слова он ей говорил: «Я выпишу вас сейчас домой! Не хотите жить – не надо! Вы для чего сюда поступили, чтобы нам нервы мотать? Мы, значит, вас спасаем, а вы над нами насмехаетесь? В вашем положении сигарета не яд, а бомба!»

И всё. Больше Татьяна не закурила. Насмотрелась на инсультников, на жалкие остатки былой человеческой активности. Увидела, как при этом заболевании у некоторых едет «крыша». Выходит, ей действительно повезло, что не залежалась на этой койке, сохранила пока ещё ясные мозги.

На свой 60-летний юбилей Татьяна никого из друзей не пригласила. Сил нет, да и видок ещё не тот. Решила посидеть на балконе, почитать книгу. Но что-то не читалось. Балкон пропах куревом, дышать этим запахом было неприятно. На столе валялись пустые сигаретные пачки. Впрочем, нет, в каждой были «забыты» по две «бомбочки». Она сгребла этот раздражающий её мусор в полиэтиленовый пакет, взяла спички и вышла на улицу. Пусть огонь выжжет то, что она так любила!

Костёр у маленькой речки за её домом долго не хотел разгораться. Татьяна стала крошить сигареты в стелющийся дым и не заметила, как к ней подошёл бомж. Его явно заинтересовал этот процесс.

– Если хотите покурить, то возьмите, здесь ещё осталось, – сказала ему Татьяна.

– Спасибо за вашу доброту, – услышала степенный ответ. – Но я бросил курить. Год назад – в радость, а сейчас – нет.

– Что же так повлияло?

– Видимо, жить хочется, – признался ей бомж. – Даже птичке божьей хочется, а ведь мы с вами – люди!

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector