издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Очарованный странник

  • Автор: Светлана ЖАРТУН, для «Восточно-Сибирской правды»

Поделочные, полудрагоценные или драгоценные камни имеют магическую силу. На них можно любоваться бесконечно, особенно когда они отшлифованы, обрамлены в металл. Каждый камень излучает энергию, бывает холодным или тёплым, он живой и, кажется, имеет душу. А как загорается камень, попадая в руки мастера!

Ювелирных дел мастеров в Иркутске немало, я же хочу рассказать о Павле Овсянникове, проникновение в профессию которого сравнимо с умением  Данилы-мастера. Нет, Павел рос не на Урале – в заповедном селе Шерловая гора Читинской области. Так же, как и герой Бажова, мальчишкой ходил в горы, собирал камни и минералы. «В нашем селе мы все были старатели, – говорит Павел. – Разве можно устоять, когда вокруг россыпи драгоценных пород? В каждой жилке видно терпение природы, ее старание, с которым она тысячелетиями создавала эту божественную красоту».

У многих сельчан были инструменты, которые могли шлифовать камни, придавать им форму, отсекать лишнее; были и ювелиры, обрамляющие камни в красивые изделия. Подрастая, мальчишка не только слушал, но и сам многое мог рассказать о минералах, научился шлифовке, мало-помалу овладел и ювелирным делом. Когда окончил школу, сразу стал директором музея горно-обогатительного комбината. Кто, как не он, мог составить экспозицию выставки камней так, чтобы один экспонат не затмевал другого, скромную красоту одних подчёркивал вычурным блеском других. Умению понимать камни научила Павла Шерловая гора, а может быть, её хозяйка, как Данилу-мастера…

Счастливыми были детство и юность Овсянникова, но пришла пора службы в армии, потом возвращение домой и снова работа в музее. Павел начал понимать, то в рамках родного села ему тесновато, надо учиться, овладевать надёжной профессией. Так он оказался в Иркутске.

Поступил в энергетический техникум, стал электриком, начал работать на Ново-Иркутской ТЭЦ. Но что бы он ни делал, душа была занята  притяжением всей жизни – камнями. Он продолжал совершенствоваться в ювелирном деле, для знакомых мастерил украшения, придумывал формы, которые раскрывали их красоту. Наверное, тогда он понял, что не каждый камень подходит тому или иному человеку, особенно женщине, которая является основным носителем украшений. Бывает, владелец может «убить» камень, но может случиться, что и камень «наведёт порчу» на его обладателя. Гармоничное соединение украшения и человека происходит тогда, когда их природа сливается, когда совпадают амплитуды колебания ритмов, в едином цвете сливаются ауры.

Заниматься ювелирным делом при советской власти было непросто. Редко кто из мастеров мог легализоваться, открыто заявить о том, что работает с золотом, серебром, драгоценными или полудрагоценными камнями. Проще было уйти с геологами в «поле», бурить шурфы, разыскивая залежи нефти. Павел скучал о заповедных местах своей Шерловой горы, но и с геологами  было хорошо, а главное – свободно и независимо.

Незаметно подошли новые времена. В начале 90-х можно было творить что угодно,  многие так и делали, а Овсянников пошёл учиться на отделение дизайна открывшегося нового геммологического факультета Иркутского технического университета. Но этого ему показалось мало, параллельно он овладевал профессией эксперта-геммолога, проще говоря, оценщика ювелирных изделий. Студентом принимал участие во всех выставках, проходящих на кафедре, неизменно получал дипломы и благодарственные письма от членов жюри. Когда учёба подошла к концу, остался преподавать на факультете, стал ведущим инженером. 

Сегодня у Павла Анатольевича немало учеников, которые на практику приходят в его мастерскую, благоговейно следят за рукой мастера, пробуют повторить его движения, стремятся понять секреты мастерства, которое без таланта художника невозможно. Впрочем, официально они называются дизайнерами.  

Иркутские дизайнеры объединились в творческий союз, одним из его первых членов стал Овсянников. Спустя десять лет возникла необходимость объединения мастеров, которые не просто создают произведения искусства, но и думают об их практическом применении. Они создали Союз художников-ремесленников Прибайкалья, председателем избрали Павла Анатольевича.

Авторитет среди коллег у Овсянникова непререкаемый. И не только потому, что он получает дипломы на ежегодных выставках дизайнеров области, региона, участник выставок в Москве, Италии, Германии, Швейцарии. Павел Анатольевич умеет болеть за общее дело, помогает в работе всем, кто в этом нуждается. Профессиональная честь для него превыше всего.

Впрочем, увлёкшись официальным статусом Овсянникова, мы отвлеклись от главного – его ювелирного дела. В небольшой мастерской, где затылком можно стукнуться о верхнюю перекладину двери, кажется тесно и не прибрано. Но это порядок, ведомый только мастеру. У каждой готовой вещи, каждого камешка здесь своё место. В этой мастерской, как на настоящей выставке, можно посмотреть такое количество работ, что дух захватывает. Отдельные кольца, гарнитуры, отшлифованные камни неповторимы. Работы сияют, ими хочется любоваться, брать в руки, подолгу смотреть, представляя их дальнейшую судьбу.

Женщинам лучше не ходить в эту мастерскую, можно задохнуться от желания обладать той или иной вещью. Ювелирные изделия притягательны, они манят, соблазняют, заставляют терять голову. Но эту голову мастер может поставить на место. Он почти никогда не слушает  пожелания заказчиц, равнодушно кивает головой, но в посетительницу вглядывается внимательно. Если он научился понимать душу камня, то разобраться в индивидуальных чертах человека для него не составляет труда. Именно в этот момент он «соединяет» своё будущее изделие с характером, темпераментом, интеллектом заказчика, делает «наброски» форм и деталей. 

Происходит это тогда, когда он работает с конкретным заказчиком, а большинство работ творит по вдохновению. Выбрав полюбившийся камень, Павел Анатольевич придумывает для него достойное обрамление. Овсянников не считается с направлениями моды, современной стилистики или тенденциями дня сегодняшнего, он работает так, чтобы его ювелирное изделие было современно всегда. Это и есть настоящий классицизм – стиль, соединяющий прошлое, настоящее и будущее. 

Быть художником своего дело – талант, дарованный природой, стать мастером –  каждодневный, кропотливый и упорный труд. К труду Павел Анатольевич привык с детства,  он стал основой его профессии. Но во время работы труд соединяется с талантом, рождаются  живые, притягательные и очень красивые работы, которые иначе,  как произведениями искусства, не назовёшь. Овсянников – мастер, но он и очарованный странник, связавший свою судьбу с природной красотой камня.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector