издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Короткая кэш-память

Власти не смогли вспомнить последствия бюджетных нарушений прошлых лет

«РосПил» известного блогера Алексея Навального добрался до Иркутской области. Юристы организации проанализировали и опубликовали решение коллегии Счётной палаты РФ от 2009 года, в котором описаны 30 нарушений при расходовании средств областного бюджета. В частности, за 2007-2008 годы регион без конкурса купил три автомобиля за 13,2 млн. рублей и выполнил проект нового иркутского аэропорта за 55,7 млн. рублей под площадку, которую в итоге сменили. Нарушения прошлых лет и их последствия для виновных в самой Иркутской области вспоминают с трудом. Собеседники «Конкурента» связывают «бюджетную амнезию» с быстрой ротацией кадров в областном правительстве, которая практически исключила персональную ответственность чиновников за бюджетные ошибки и преступления.

«Затраты утрачены»

Юрист проекта «РосПил» Андрей Мищенко опубликовал в своём блоге решение коллегии Счётной палаты Российской Федерации от 10 апреля 2009 года  «О результатах контрольного мероприятия «Проверка соблюдения законодательства, эффективности использования бюджетных средств при исполнении бюджета субъекта РФ». Документ для служебного пользования оказался в открытом доступе благодаря  поисковику Google, который индексирует документы государственных структур. В документе, по словам Мищенко, описано 30 нарушений, семь из которых он привёл в своём блоге. 

Так, в 2008 году управление делами губернатора Иркутской области закупило три автомобиля на общую сумму 13,217 млн. рублей, заключив госконтракт отнюдь не с победителями конкурсов.  В решении Счётной палаты РФ эти действия названы «неправомерными». Ещё одно нарушение – разработка в 2007-2008 годах проектно-сметной документации по новому иркутскому аэропорту. Это обошлось региону в 55,785 млн. рублей. «Однако проектная документация не может быть использована, так как Федеральным агентством воздушного транспорта и правительством области в 2008 году принято решение о строительстве нового аэропорта на другой площадке, – говорится в документе. – Расходование бюджетных средств произведено без достижения требуемого результата, произведённые затраты являются утраченными». 

В этот же период в Иркутской области наблюдался крайне низкий уровень исполнения региональных целевых программ. По отдельным социально значимым программам сложился уровень исполнения от 1,6% по программе «Оказание содействия добровольному переселению в Иркутскую область соотечественников, проживающих за рубежом» до 39,6% по программе «Пожарная безопасность». Счётная палата констатировала, что «цели и задачи программ не достигнуты». «Просто поразительная неэффективность целевых программ», – прокомментировал Андрей Мищенко из «РосПила». Показательным, на его взгляд, можно считать и то, что в 2008 году, вопреки Бюджетному кодексу, правительство  Иркутской области не регулировало нормы формирования расходов на оплату труда муниципальных служащих, в результате чего муниципалитеты самостоятельно справлялись с этим. К примеру, среднемесячная оплата труда с начислениями тогдашнего мэра Шелеховского района Юрия Сюсина составляла 228,1 тыс. рублей, а размер суточных – 700 рублей вместо законных 100. Ещё одно нарушение было связано с областным имуществом: его передали в безвозмездное пользование федеральным органам исполнительной власти и другим организациям. В результате казна недополучила 23,2 млн. рублей. 

Наказан за ремонт водопровода 

«РосПил» в оценках бюджетных нарушений не стеснялся и был категоричен. «По большому счёту, ничего нового: бардак, всё разворовали. Счётная палата находит факты откровенного воровства и ставит на них гриф «ДСП» [«Для служебного пользования»]. Никаких расследований нет, никто не наказан, ущерб не возмещён», – прокомментировал в блоге Алексей Навальный. В Иркутской области о нарушениях прошлых лет вспоминают с неохотой либо не вспоминают вообще. 

 Председатель комиссии по контрольной деятельности Законодательного Собрания Иркутской области  Тимур Сагдеев сказал, что пришёл работать в Заксобрание в конце 2008 года и не может припомнить перечисленных случаев. «Кроме того, мы не анализируем отчёты Счётной палаты РФ, а работаем лишь с областными данными, которые представляет КСП.  В целом, насколько мне известно, чиновники несут персональную ответственность, к примеру, за неисполнение программ», – отметил он. В Контрольно-счётной палате Иркутской области «Конкуренту» тоже не смогли  прокомментировать документ, сославшись на то, что палата не принимала участия в данной проверке. «Мы тоже регулярно контролируем расходование бюджетных средств и требуем устранить нарушения. Результаты проверок направляем губернатору и Заксобранию, а также в областную прокуратуру, если видим, что нужны меры прокурорского реагирования», – рассказал представитель КСП Олег Хинданов. 

По материалам КСП в прошлом году было заведено несколько уголовных дел за нарушения в расходовании казённых средств. Однако в сравнении с данными Счётной палаты РФ эти факты кажутся менее значимыми и касаются лишь районов и небольших населённых пунктов. К примеру, мэр Балаганского МО знал, что смета на ремонт водопровода завышена на 2 млн. рублей, но перечислил сумму на счёт коммерческой организации. Или глава Коноваловского МО заверил подложные документы о приёмке капремонта водопровода и строительства водонапорной башни в селе. Единственное дело в отношении областных чиновников из минздрава Иркутской области было возбуждено за то, что при госзакупке четырёх рентгеновских томографов они допустили переплату в размере 103,17 млн. рублей. Статистика Службы государственного финансового контроля Иркутской области выглядит ещё более ровной. В 2010 году возбуждено 45 административных дел за нецелевое использование средств на общую сумму 4,696 млн. рублей. По 14 делам служба потребовала выплатить штрафы в размере  204 тыс. рублей, но все остальные дела были прекращены  в связи с отсутствием состава правонарушения, его малозначительностью или истечением срока давности. Уголовных проверок по материалам службы возбуждено не было.   

За давностью лет 

«Об административной ответственности говорить не приходится, так как к моменту обнаружения нарушений истекают соответствующие сроки давности, – рассказал «Конкуренту» адвокат Вячеслав Плахотнюк. –  Кроме того, управленческие ошибки не всегда можно связать со злым умыслом или преступной халатностью конкретных чиновников». По его словам, отчёт Счётной палаты должен был быть рассмотрен прокуратурой и следственными органами как повод для возбуждения уголовных дел. Известно, что они проверяли изложенные в отчёте Счётной палаты факты на предмет наличия составов преступления.  «Однако публичной официальной реакции на эти документы мы не видели», – отметил Плахотнюк.

Отсутствие серьёзных последствий для нарушителей депутат Заксобрания Иркутской области Юрий Фалейчик связывает с частой ротацией кадров в правительстве. «О какой персональной ответственности за бюджетные нарушения может идти речь, если происходит столь частая смена команд? Столько людей прошло уже через  правительство с того времени. Фамилий наберётся со школьную тетрадь. Люди приходят на полгода-год, отчего термин «кадровая чехарда» закрепился в Иркутской области. Как следствие, о персональной ответственности можно вести речь только в отношении губернаторов», – полагает Фалейчик. В подтверждение Служба государственного финансового контроля Иркутской области отказалась отвечать на вопросы «Конкурента», сославшись на то, что в структуре недавно сменился руководитель, который «ничего пока не знает и не готов комментировать». 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector