издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Без радикальных методов»

В Иркутской области государство защищает 50 свидетелей

Сотрудники оперативно-разыскной части №5 по государственной защите свидетелей ГУ МВД Иркутской области за три года своей деятельности успели взять под охрану 50 человек в регионе. Для защиты этих людей законом разрешено выдавать им бронежилеты и электрошокеры, менять их внешность, документы и место работы и даже переселять в другое место жительства. Впрочем, глава ОРЧ-5 Сергей Коногорских подчеркнул, что иркутским специалистам удаётся справляться «без радикальных методов»: все 50 человек, поставленные на госзащиту, живы и здоровы, их имущество цело. Негативный отблеск на работу ОРЧ-5 отбрасывает только история с сотрудником этой части Романом Новиковым, расстрелявшим в ходе бытовой ссоры двоих иркутян; действия Новикова до сих пор расцениваются как «защита и самооборона».

Опекой свидетелей на государственном уровне в Иркутской области с сентября 2008 года  занимался Центр по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите. Он был создан на базе реорганизованного подразделения управления по борьбе  с организованной преступностью, и вошли туда в основном бывшие сотрудники этого управления с большим стажем оперативной работы и экс-спецы ОМОНа и СОБРа. В ходе недавнего реформирования системы МВД на базе центра была создана оперативно-разыскная часть №5 – и теперь государственной защитой свидетелей занимаются её сотрудники, сообщил глава ОРЧ-5 Сергей Коногорских. 

Количество сотрудников этой части – тайна. Известно, что их «немного» и что дислоцируются они в Иркутске, часто выезжая в служебные командировки по области. По словам Сергея Коногорских, его подчинённым приходилось опекать жителей областного центра, Ангарска, Шелехова  и Железногорска-Илимского.  

Меры госзащиты чётко прописаны в законе, их восемь: охрана жизни, здоровья и имущества защищаемых лиц при соблюдении конфиденциальности сведений о них, выдача им средств связи и оповещения об опасности, а также средств индивидуальной защиты, среди которых бронежилеты и бронепапки, аэрозольные распылители и электрошокеры. Подопечному человеку полицейские могут даже помочь изменить внешность, документы, место работы, службы, учёбы или вообще переселить в другое место жительства. «Однако эти четыре меры – крайние, очень затратные и должны исполняться не одним, а несколькими подразделениями государственной защиты, к тому же ведут за собой целый комплекс социальных проблем, поэтому у нас в Иркутской области не применялись, – отметил Сергей Коногорских. – Например, переезд на другое место жительства означает, что нужно перевозить всю семью, а это очень сложно. Мы пока справлялись без таких кардинальных решений». 

Чаще, сказал полицейский, им приходилось временно помещать подзащитных «в безопасные места» или охранять по пути на работу, а иногда и на самой работе тоже. Списка «безопасных мест» в ОРЧ-5 нет: это не специальные помещения, а просто точки, где человеку комфортно, безопасно и не будет криминальных угроз, уточнил Коногорских. «Мы стараемся максимально не нарушать жизненный уклад подопечных», – сказал он. При этом человеку, однажды оказавшемуся под опекой полицейских, избавиться от неё будет непросто. «В программу по защите свидетелей можно только войти, выйти из неё уже нельзя, – заявил глава части. – Если свидетель либо потерпевший прошёл по программе защиты свидетелей, а через какое-то время в отношении его имущества или него самого что-то произошло, государство обязано будет компенсировать этот вред, если будет доказано, что он связан с тем, от чего мы обязаны были человека защищать».  Фактически, сказал Сергей Коногорских, однажды войдя в программу, человек остаётся там на всю жизнь.

По мнению главы ОРЧ-5, к «наиболее ярким примерам деятельности части» можно отнести оперативное сопровождение нескольких свидетелей, проходивших по делу организованного преступного сообщества «Пожарники», действовавшего на территории региона в течение десяти лет. «Это была большая многолетняя работа многих служб главного управления, в ходе которой мы, в том числе, защищали нескольких свидетелей, которые давали изобличающие показания в отношении преступников», – сообщил он.  Участники этого ОПС были приговорены к различным срокам лишения свободы – от 12 до 22 лет, а лидер банды Алексей Бердуто приговорён к пожизненному лишению свободы. 

Кроме того, подзащитные ОРЧ-5 давали показания в отношении банды Устюжанина, действовавшей на территории области с 2001 по 2005 год и совершившей более 20 тяжких преступлений, и банды Данеляна, занимавшейся грабежами и убийствами. 

Всего меры госзащиты с 2008 года были применены к 50 жителям Иркутской области: к 40 участникам уголовного судопроизводства, троим судьям, приговорами которых были недовольны подсудимые, и семи членам семей защищаемых лиц. В отношении некоторых угрожавших свидетелям людей были возбуждены уголовные дела. 

Обращений к полицейским за защитой было, конечно, гораздо больше, признался Сергей Коногорских. «Зачастую бывает, что человек, попадая из обычного жизненного уклада в разряд свидетеля или потерпевшего, начинает нервничать и ему кажется, что его жизни и здоровью что-то угрожает, – пояснил он. – Мы никого не отталкиваем, все случаи обращений за защитой проверяем, однако случается, что не находим оснований для неё».

Так, например, не было найдено оснований для государственной защиты  иркутянина Максима Горшкова, ставшего в конце апреля фигурантом драки с оперуполномоченным нынешней ОРЧ-5 Романом Новиковым, в ходе которой полицейский застрелил его брата Ивана, а Максиму выстрелил в живот и бедро, а после нанёс множественные удары по голове и лицу травматическим пистолетом. Максим Горшков направлял ходатайство о заключении Новикова под стражу в связи с опасениями за свою жизнь и здоровье, однако оно не было удовлетворено. «Ответа из Центра защиты свидетелей я не получил, однако следователь пояснил мне, что под защиту меня могли бы взять в случае, если бы на меня или моих близких оказывалось прямое давление со стороны Романа Новикова, а этого не было», – признался сам потерпевший. 

Главой ОРЧ-5 действия Романа Новикова до сих пор оцениваются как «применение травматического пистолета вне несения службы в ходе бытовой ссоры в целях защиты и самообороны». Роман Новиков стал единственным сотрудником ОРЧ-5, который не прошёл переаттестацию в ходе реформы МВД. Однако из рядов правоохранительных органов он ещё не уволен: после вручения ему уведомления о сокращении не прошло законных два месяца. Между тем в оперативную часть, занимающуюся защитой свидетелей, поступает всё больше обращений. Это происходит потому, считает Сергей Коногорских, что у населения Иркутской области растёт доверие к полиции.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector