издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Экологическое законотворчество

  • Автор: Алёна МАХНЁВА

В природоохранном законодательстве сохраняется ряд не- урегулированных моментов в разделении полномочий между федеральным центром и регионами. На практике это зачастую ведёт к ухудшению экологической ситуации. Такое мнение высказали участники круглого стола «Байкальский регион. Федеральные и региональные органы государственной власти: взаимодействие в сфере природных ресурсов и охраны окружающей среды», состоявшегося во вторник в рамках VII Байкальского экономического форума. Свои предложения об изменении федерального законодательства высказали недропользователи, а также представители реального сектора экономики и властных структур.

Проблемы обустройства полигонов для хранения и утилизации твёрдых бытовых отходов, ликвидации накопленных отходов, мониторинга состояния природной среды и ограничения, которые накладывает законодательство на деятельность недропользователей и промышленных предприятий, в том числе экологические проблемы Байкальской природной территории, обсуждали во вторник участники «круглого стола»  в Институте систем энергетики им. Л.А. Мелентьева СО РАН. 

Заместитель министра природных ресурсов и экологии Иркутской области Нина Абаринова сообщила, что ликвидировать промышленное загрязнение территории зачастую мешает отсутствие правоустанавливающих документов на землю или строения. Так, в регионе много лет существуют большие скопления лигнина после банкротства Бирюсинского и Зиминского гидролизных заводов, мышьяковое загрязнение в Свирске на месте бывшего Ангарского металлургического завода, ртутное загрязнение под бывшим цехом «Усольехимпрома». По закону ответственность за ликвидацию отходов должны нести их собственники, отметила замминистра, однако на практике хозяев таких объектов найти сложно. Единственный выход – признание через суд объектов бесхозяйными (процедура занимает не менее года), а затем получение разрешения на снос. Проблема ликвидации накопленного ущерба окружающей среде не урегулирована на государственном уровне, полагает и руководитель Управления Росприроднадзора по Иркутской области Константин Гурнович. «Нередки случаи, когда прежний собственник или арендатор земель прекращает существование как юридическое лицо, землеотвод не оформляется должным образом, и в результате крайне сложно найти ответственного для решения вопросов по рекультивации земель и ликвидации отходов», – отметил Гурнович.

Кроме того, было бы эффективнее выдавать разрешение на размещение отходов на уровне региона, если выбросы не превышают 4000 тонн в год, добавила Нина Абаринова.

Ещё одна проблема – невнесение платы за негативное воздействие на окружающую среду. По словам представителя управления Росприроднадзора, даже некоторые органы власти оказываются в числе неплательщиков. Вопрос о том, куда тратятся средства за негативное воздействие, поднял в своём докладе Валентин Горбунов, заместитель главного инженера – главный менеджер по экологической безопасности и рациональному использованию природных ресурсов ОАО «Иркутскэнерго». Компания, которая работает в десяти территориях Приангарья, ежегодно на-

правляет более 1 млрд. рублей в качестве платежей за негативное воздействие на окружающую среду. Логично было бы потратить эти средства именно там, где работает плательщик, считают в компании. В настоящее время, по словам Константина Гурновича, по 40% платы поступает в региональный и муниципальные бюджеты, 20% уходит в федеральную казну. Проект закона, который позволил бы оставить плату за негативное воздействие в территории, уже существует, сообщила Лариса Ветошкина, заместитель председателя комитета ТПП по природопользованию и экологии. Также нужно формализовать и стандартизировать взаимодействие территорий, хозяйствующих субъектов и органов федеральной власти, заявил Валентин Горбунов.

Свои предложения по изменению законодательства внесла и генеральный директор Иркутской нефтяной компании Марина Седых. Наиболее острая проблема для нефтедобывающих компаний Восточной Сибири, по её словам, – утилизация попутного нефтяного газа. В регионах с развитой промышленной инфраструктурой она решается достаточно легко – необходимо сделать подводящие газопроводы до сборного коллектора, откуда газ поступает на газоперерабатывающие заводы. «В ситуации Восточной Сибири со вступлением в силу на будущий год закона об утилизации 95% попутного газа эту проблему решить, наверное, невозможно», – считает эксперт. На крупном Ярактинском месторождении ИНК использует сайклинг-процесс (обратную закачку газа в пласт), на более мелких месторождениях это невозможно. Строить инфраструктуру по закачке газа там убыточно, а системы транспорта, переработки и сбыта вблизи промыслов нет. Марина Седых предложила внести в существующее законодательство поправки, которые позволяют подойти дифференцированно к малым месторождениям Восточной Сибири, разрешить утилизировать попутный газ на малых месторождениях сначала в объёме 50%, а в течение двух-трёх лет довести утилизацию до 95%.

Говоря о причинах снижения интереса иностранных инвесторов к вложению средств в поиск и разведку месторождений углеводородного сырья, глава ИНК предложила ввести некие гарантии для зарубежных партнёров, позволяющие продолжать разработку месторождений федерального значения. «Мы работаем с японской корпорацией JOGMEC, – пояснила Седых. – Хорошо помним, как боялись наши японские коллеги открыть большое месторождение». Сегодня в случае открытия иностранным недропользователем месторождения федерального значения (с запасами более 50 млн. тонн нефти) ему предусмотрена лишь компенсация за геолого-разведочные работы, а дальнейшая разработка возможна только с разрешения правительства РФ, поясняется в сообщении ИНК.

По итогам «круглого стола» была принята резолюция, учитывающая предложения участников, которая будет направлена в правительство РФ.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector