издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Громадные запасы и отсутствие инфраструктуры несовместимы»

Руководители En+ Group предложили форсировать развитие инфраструктуры, бизнеса и кадровой политики в Сибири и на Дальнем Востоке

  • Автор: Лариса ШЕЛЕХОВА

Интеграции России на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) препятствует прежде всего отсутствие транспортной инфраструктуры, уверены в En+ Group. По расчётам компании, только в развитие железной дороги в Сибири и на Дальнем Востоке нужно вложить не менее 60 млрд. долларов в ближайшие пять лет - на порядок больше, чем запланировало ОАО «РЖД». Вкупе с решением проблемы транспорта потребуется установить налоговые льготы инвесторам и разработать единую программу развития сибирской и дальневосточной территорий. С такими тезисами выступили на VII Байкальском международном экономическом форуме президент En+ Group Олег Дерипаска и генеральный директор En+ Group Артём Волынец. Они представили свой сценарий будущего восточных регионов и предложили условия для их развития.

Чем богаты

Выход на рынки Китая и других стран АТР стал едва ли не главной темой нынешнего Байкальского международного экономического форума. В контексте развития Сибири и Дальнего Востока о проблеме интеграции в азиатский мир высказался почти каждый участник. С докладом на эту тему выступил и президент En+ Group Олег Дерипаска. «Китай уже добился громадного прогресса в потреблении ресурсов для индустриального развития», – заявил бизнесмен. На страну приходится 41% мирового объёма меди, 39% – алюминия, 41% – никеля и 48% – энергетического угля. «Чтобы развить свой потенциал, нам нужно задуматься, как можно воспользоваться растущим спросом не только в Китае, но и в Японии, Корее, странах Юго-Восточной Азии, где, как правило, существуют проработанные планы развития вплоть до 2030 года», – сказал Дерипаска. 

Россия, по его мнению, может выгодно осваивать богатую ресурсную базу с прицелом на азиатские рынки. Цифры выглядят впечатляюще: страна занимает первое место по запасам природного газа и железной руды, второе – по углю и золоту, пятое – по нефти. При этом в Сибири и на Дальнем Востоке сосредоточено более 70% российских запасов почти по всем видам полезных ископаемых. Территория лидирует по воде: здесь находится три четверти гидроресурсов России. «При всеобщем мнении, что Сибирь – это наша кладовая, доля Сибири в ВВП остаётся очень скромной – чуть больше 10%, а Дальнего Востока – около 5%. Округа отстают и по показателям на душу населения», – отметил выступающий. 

Окно в Азию

Олег Дерипаска уверен, что если со следующего года не заниматься опережающим развитием железной дороги, то даже сегодняшние проекты будут иметь серьёзные проблемы

Однако громадные природные запасы и отсутствие инфраструктуры несовместимы, уверен Дерипаска. «Причём ситуация остаётся без изменений уже около двадцати лет», – добавил он. Для обеспечения только проектов En+ Group недостаточно инвестиций, которые делает РЖД в Сибири и на Дальнем Востоке – около 3,5 млрд. рублей в год. «Для того чтобы железнодорожный транспорт соответствовал проектам, нужны вложения на уровне 60 миллиардов долларов в следующие пять лет. Деньги значительные, но если посмотреть отдачу, то она несопоставима: проекты окупятся менее чем за 3,5 года», – продолжил бизнесмен. Пропускная способность железнодорожных переходов и морских портов тоже вызывает обеспокоенность: сейчас железнодорожным транспортом между Сибирью и Китаем можно экспортировать всего 60 млн. тонн грузов в год, а водным путём с Дальнего Востока – 120 млн. тонн. «Если уже со следующего года не заниматься опережающим развитием железной дороги, даже сегодняшние проекты компаний будут иметь серьёзные проблемы с доставкой продукции на внешние рынки», – заключил Дерипаска. 

Его коллега, генеральный директор En+ Group Артём Волынец, подтвердил, что «без логистики наладить экспорт невозможно». «Пора строить свои терминалы и небольшие участки железных дорог, иначе обеспечить доступ к инфраструктуре со временем будет всё сложнее и сложнее, – отметил менеджер. – Без радикального изменения отношения к развитию ресурсной базы Сибири и Дальнего Востока нам будет сложно прорубить окно в Азию». Дерипаска добавил, что для реализации инфраструктурных проектов понадобится совершенно новый механизм финансирования. «Сегодняшняя схема, при которой инвестиционная составляющая формируется за счёт тарифа и потребитель оплачивает инвестпрограммы монополий, не годится для Сибири, – отметил Дерипаска. – Требуемый объём инвестицией невозможно переложить на сибирских потребителей. Решение вопроса, на наш взгляд, очевидно: нужно привлечь внешние займы, выделить средства из федеральных программ, а также средств Пенсионного фонда, которые могут размещаться в долгосрочные бумаги». 

Электроэнергия на экспорт 

«Без радикального изменения отношения к развитию сырьевой базы Сибири нам будет сложно прорубить окно в Азию», – полагает Артём Волынец

Помимо транспорта, считают руководители En+ Group, в регионах необходимо строить новую генерацию и сети. «Развитие энергетической инфраструктуры – это колоссальный ресурс, – отметил Дерипаска. – Однако пока единственным примером сотрудничества является энергомост ВСТО (Восточная Сибирь – Тихий океан. – «ВСП»). Достаточно долго обсуждаются совместные газовые проекты, которые ещё не начаты из-за разногласий по цене на газ. Очень слабое сотрудничество существует и с Дальним Востоком». Тем не менее компания запланировала создать несколько новых станций: Ленскую ТЭС (Иркутская область), Нижнеангарскую (Красноярский край) и Транссибирскую ГЭС (Забайкалье). Сейчас идёт подготовка технико-экономических обоснований проектов. Объём инвестиций в Ленскую ТЭС (1260 МВт) оценивается в 2 млрд. долларов, Нижнеангарскую ГЭС (660 МВт) – 1,08 млрд. долларов, Транссибирскую ГЭС (516 МВт) – 1,55 млрд. долларов. Кроме того, планируется ввод Богучанской ГЭС (3000 МВт) стоимостью 1,8 млрд. долларов. Ввод мощностей намечен на 2014–2020 годы. 

Ожидается, что часть электроэнергии новых станций пойдёт за границу. «Базовую нагрузку мы сможем потреблять и у себя. Вопрос в передаче пиковой нагрузки. Мы имеем положительный пример канадской Hydro-Quebec, которая продаёт Нью-Йорку свои пиковые нагрузки и хорошо на этом зарабатывает. Поэтому мы рассчитываем, что сотрудничество, которое начато с китайскими партнёрами, позволит оптимизировать сегодняшние режимы и заработать на развитие энергетической инфраструктуры», – сказал Дерипаска. Артём Волынец уточнил, что сейчас обсуждается возможность строительства ЛЭП от будущей Ленской ТЭС до Удоканского месторождения меди в Якутии и ЛЭП из Читы в Пекин. «Мы находимся в плодотворных дискуссиях с нашими китайскими коллегами, изучаем технические возможности и центры предложений и спроса. Пока ничего конкретного не подписано, но эта тема имеет простой и логичный смысл, – отметил Волынец. – И если это работает на участке Квебек – Нью-Йорк, то я не вижу причин, почему это не должно работать на участке Восточная Сибирь – Пекин. Гидропотенциал Сибири используется пока только на 80%, при этом 70% энергетики Китая работает на угле. Мне кажется, есть возможность для соединения двух энергосистем, которые получат взаимные преимущества». 

«Лошадь идёт туда, куда направлена голова»

«Мы знаем, лошадь идёт туда, куда направлена голова. Если голова – Москва – направлена в Европу, то мы никак не сможем продвинуться в азиатском направлении. Важно пересмотреть идеологию нашего развития», – полагает Дерипаска. Предприниматель добавил, что «требуется сменить парадигму и оценить реальные возможности, которые может дать интеграция в азиатский мир». Для решения этой задачи нужна единая программа развития Сибири и Дальнего Востока. И речь не только о компании En+, добавил Дерипаска, но и о «Роснефти», «РусГидро», «Газпроме» и других крупных структурах, которые сейчас рассчитывают на имеющиеся инфраструктурные возможности. 

Программа развития восточно-сибирской и дальневосточной территорий должна включать комплекс мер для стимулирования проектов, отметил Дерипаска и перечислил их. Прежде всего, по его мнению, следует развить инфраструктуру и гарантировать доступ для всех проектов и месторождений, в которые инвестиции составляют, к примеру, более 100 млн. долларов. Стоит также обновлять план развития территории и публично обсуждать изменения. Кроме того, требуется установить долгосрочные тарифы на электроэнергию и железнодорожные перевозки, чтобы можно было просчитывать окупаемость проектов.

«Отдельно следует разобраться с правилами доступа иностранных инвесторов. Мы всё время говорим, что у нас есть национальное достояние, и не хотим определить, на каких условиях иностранцы могут быть нашими соинвесторами, – сказал Дерипаска. – Масса стартапов в 1990-е годы была куплена иностранными компаниями, которые теперь ждут, когда мы построим инфраструктуру. Но обвинить их не в чем – в таких уж условиях продавались лицензии. Поэтому теперь нужно чётко определить условия и размер долей, которые они могут получать». Хорошим примером, на его взгляд, является Казахстан: при слиянии РУСАЛа (входит в En+ Group) в компанию были интегрированы казахские угольные активы. Закон говорит, что при смене собственника государство имеет там преимущественное право на выкуп. Поэтому РУСАЛу пришлось договариваться с Казахстаном: на паритетных началах создали совместное предприятие и были вынуждены учесть определённые условия со стороны государства. «То есть вполне можно объяснить инвестору, почему нам важно, чтобы наши ресурсы вовлекались строго в соответствии с интересами региона и государства в целом. Такие правила необходимо принять», – заключил президент En+. 

Бонусы для инвесторов 

Государство со своей стороны, по мнению Олега Дерипаски, могло бы предложить льготы инвесторам, вкладывающим деньги в Восточную Сибирь и Дальний Восток. «Нужно решить и вопрос со ставкой налога на прибыль, ведь освоение любого, даже среднего, месторождения – это миллиарды. А с учётом сроков и отсутствия инфраструктуры сильно снижается окупаемость проекта. Поэтому хотелось бы, чтобы был предложен этот бонус», – предложил он. «Бонус» – это обнуление ставки на первые пять лет с момента запуска проекта и установление льготной ещё на пять лет. «Можно предусмотреть и такой механизм: затраты на инфраструктуру могут быть частично профинансированы из налога на прибыль. Такой опыт у нас есть в Австралии», – добавил бизнесмен. Кроме того, он предложил установить нулевую ставку налога на имущество до завершения проекта в Восточной Сибири или на Дальнем Востоке. Плюс освободить компании от социальных взносов и надбавок к заработной плате, которая выплачивается людям, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним территориях.

Дерипаска уверен, что решения требует и кадровый вопрос. «Мы начали активную работу с вузами Сибири. Но это требует тоже колоссальных затрат: создание научной базы, интеграции научных центров в наши инженерные подразделения. Расходы должны включать инвестиции в создание социальной инфраструктуры, чтобы наш научный потенциал не уезжал работать в Корею, Японию и Китай, где созданы более комфортные условия», – рассказал предприниматель. Привлечь в регионы рабочую силу также планируется, к примеру, за счёт освобождения специалистов от уплаты НДФЛ в течение первых трёх лет после переезда, компенсации затрат на переселение, выплаты «подъёмных», предоставления ипотечных кредитов на льготных условиях и субсидирования расходов на образование. 

«Невозможно из Москвы дружить с Китаем» 

Кроме льгот, от государства требуется ещё ряд мер, полагает Дерипаска. «В стратегии социального развития было принято решение о создании Фонда развития Восточной Сибири и Дальнего Востока, в уставном капитале которого участвуют Россия, российские и иностранные инвесторы. На наш взгляд, надо передать в новую структуру часть лицензий из нераспределённого фонда недр, а также разработать механизм привлечения инвестиций», – сказал он. Усилить следует и региональные институты власти, к примеру создать Агентство по развитию Сибири и Дальнего Востока. Дерипаска это предложение мотивировал тем, что «невозможно из Москвы дружить с Кореей, Китаем или Японией, тем более если речь идёт о проектах на нашей территории». «Решение вопросов должно происходить здесь. Это даже логистически выгодно, – заверил бизнесмен. – Интеграция без углубления институтов невозможна в силу сложившихся условий. Вопрос в том, какие полномочия передать, но его следует задать государственным людям». Вместе с тем Дерипаска указал на необходимость «изменить определённые процедуры и структуры в составе федерального правительства». 

В заключение он предложил ответить на «главный вопрос»: «Хотим мы интегрироваться в азиатский мир или нет?» «Без серьёзно проработанного плана, без объявления этого плана на АТЭС в следующем году, без ясных процедур, стимулов и инвестиций в инфраструктуру наши мечты останутся мечтами. Россия может оказаться запертой для рынка без инфраструктуры. Через 15 лет экономики Азии перейдут в другую стадию, с другими объёмами потребления», – полагает Дерипаска. В результате Россия рискует за это время «потерять ещё несколько миллионов трудовых ресурсов и упустить множество возможностей».

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector