издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Не числом, а умением

Оперативно-разыскные подразделения остаются на переднем краю борьбы с преступностью

День работника уголовного розыска в этом году отмечается в необычных условиях. Самая почётная – можно сказать, легендарная – милицейская служба из структуры органов внутренних дел в ходе реформирования незаметно выпала. С обсуждения этого, на мой взгляд, прискорбного факта и началась наша беседа с начальником Управления организации оперативно-разыскной деятельности ГУ МВД России по Иркутской области Геннадием Корниенко.

Полковник полиции, более 20 лет отдавший службе в уголовном розыске, со мной категорически не согласился. Сыщики, влившиеся в недавно созданные оперативно-разыскные части полиции, по его мнению, продолжают оставаться на переднем краю борьбы с преступностью. А как уж там называются подразделения, в которых они с риском для собственной жизни занимаются сегодня уголовным сыском, принципиального значения не имеет. Центророзыск, созданный НКВД РСФСР 5 октября 1918 года и давший название празднику, именуется теперь управлением по организации оперативно-разыскной деятельности, но профессионалы сыска и сегодня, как 93 года назад, представляют собой ядро  полиции. 

В Приангарье таких бойцов, готовых работать в сложных ситуациях, сопряжённых с риском для жизни, осталось всего 900. Около 25% оперативников угрозыска были сокращены при реорганизации органов внутренних дел. Зато все оставшиеся успешно прошли переаттестацию, став сотрудниками полиции. Так что преступников теперь предстоит брать не числом, а умением. Или, как выражается Геннадий Корниенко, «выходить из положения за счёт внутренних ресурсов». 

Одним из них, видимо, следует считать создание так называемых ОРЧ – оперативно-разыскных частей, предполагающих более глубокую специализацию сотрудников при раскрытии преступлений. Организационная перестройка уже начала сказываться на результатах работы сыщиков. Недавно посетивший Иркутск министр внутренних дел Рашид Нургалиев отметил более высокие темпы снижения преступности в Приангарье по сравнению со среднероссийскими показателями: 13% против 8%. При этом количество тяжких и особо тяжких уголовных деяний в регионе сократилось на 14% (на 12% – в России), на 23% меньше зарегистрировано разбоев (по стране этот показатель составил 17%), на 25% снизилось число грабежей (по России – 22%). 

Однако, по мнению Геннадия Корниенко, только неотвратимость наказания злоумышленников даёт людям возможность почувствовать себя в безопасности. А вот раскрываемость преступлений хотя и прирастает ежегодно на несколько процентов, но полковника полиции «глубоко не удовлетворяет». Особенно это касается имущественных преступлений, из которых раскрывается примерно третья часть. 

Но это, так сказать, средняя температура по больнице. Если же углубляться в тему, картина вырисовывается совсем иная, чем несколько лет назад. Квалифицированных квартирных краж, которые совершались организованными группировками, например в спальных районах областного центра до десятка в день, теперь регистрируется раз в пять меньше. Справиться с достойными противниками, домушниками-профессионалами, сыщикам оказалось под силу, а вот переломить ситуацию с валом хищений из дачных домиков, оставленных на зиму без присмотра, куда сложнее. Прежде всего, потому, что потерпевшие обращаются с заявлениями о кражах спустя недели или даже месяцы и задержать преступника по горячим следам не получается. С такой «мелочёвкой», как хищение нескольких банок варенья и садового инвентаря, раньше в милицию вообще ходили редко, понимали: шансов на раскрытие преступления всё равно никаких. Теперь многие граждане предпочитают страховать своё имущество, а потому дачные кражи, которые причисляются к квартирным, «совершённым с незаконным проникновением в помещение», вышли из разряда латентных. Так что придётся оперативникам учиться раскрывать «злодеяния» бомжей, ищущих себе пропитание в садоводствах. 

Похожая ситуация складывается с корыстно-насильственными преступлениями – грабежами и разбойными нападениями, которые, по словам полковника Корниенко, по-прежнему остаются бичом для населения. Раньше разбойники предпочитали выслеживать богатеньких: вламывались к ним в квартиры и обчищали сейфы и тайники, местонахождение которых хозяева выдавали под пытками. Теперь в число жертв всё чаще попадают обычные прохожие, а основным объектом преступных посягательств стали сотовые телефоны. Их легко отнять и сбыть перекупщикам, открывающим свои павильончики на каждом шагу. В других регионах с валом подобных  преступлений правоохранители успешно борются с помощью местных законов,  регулирующих сделки со средствами мобильной связи на вторичном рынке. Однако законодатели Приангарья этот опыт перенимать не спешат. 

Но первенство по «висякам» в регионе по-прежнему сохраняют кражи автотранспортных средств: их раскрываемость остаётся на уровне прошлого года – 11,5 %. Правда, полковник уверяет, что этот показатель не отражает важных деталей в работе сыщиков. А именно они-то и  свидетельствуют о достигнутом переломе. В прошлом году в главке было создано специализированное подразделение по раскрытию автокраж, куда приняли самых опытных сыщиков, предварительно «прогнав» их через полиграф. При этом 30% кандидатов отсеялось. Эта антикоррупционная мера явно была не лишней, если вспомнить о размахе преступного автопромысла, который многие годы «крышевала» братская мафия. Практически все дорогие иномарки у воров через посредников, известных милиционерам,  выкупались самими потерпевшими. Но в последнее время в регионе задержано около 10 организованных группировок, причём семь из них пошли в разработку с начала нынешнего года. 

В январе, например, был установлен и заключён вместе с двумя подельниками в СИЗО лидер группировки с межрегиональными связями Ефимов. Оперативным путём удалось доказать 23 эпизода хищений машин премиум-класса, совершённых им за последние три года. Взяли воротилу криминального бизнеса с поличным в месте отстоя ворованных машин, куда он пригнал только что похищенную на улице иномарку. При обыске в том же гараже изъяты большое количество госномеров от краденых транспортных средств, а также дорогая аппаратура, позволяющая угонять авто за считанные минуты: сканеры, код-грабберы импортного производства.   

Как рассказал начальник отдела розыска автотранспорта ОРЧ-2 подполковник полиции Александр Полежаев, задержание нескольких таких мафиози значительно повлияло на оперативную обстановку в регионе. Если раньше охота шла в основном на автомобили стоимостью 2,5–3 миллиона рублей, то сейчас угоняют изделия отечественного автопрома или относительно дешёвые подержанные «японки». Ещё пару лет назад в сутки «уходило» в неизвестном направлении 7–10 машин, теперь ежедневно угоняют 2-3. За восемь месяцев этого года похищено 700 автомобилей. 

О наметившихся переменах в противоборстве сыщиков и некогда мощной автомафии свидетельствует и тот факт, что в этом году раскрыто порядка 30 краж транспортных средств, совершённых в предыдущие годы. Правда, как рассказал Александр Полежаев, у любителей поживиться за счёт автосредства появилась новая мода – на так называемое страховое мошенничество, когда владелец угоняет собственного «коня», чтобы получить причитающуюся выплату. 

Наверное, справедливое возмездие, настигающее каждого преступника, – это всего лишь мечта. Но то, что по раскрываемости тяжких преступлений прошлых лет Иркутская область входит в тройку лучших регионов России, уже реальный факт. И результат работы четырёх ОРЧ главка, сотрудники которых оказывают коллегам в райотделах помощь в раскрытии всех резонансных дел региона. Из громких дел в «висяках» остались только два: сопряжённые с убийствами нападения на машину «Почта России» в Слюдянском районе и на сотрудника фирмы по улице Байкальской  в Иркутске, который перевозил крупную сумму в банк. А в целом список «глухарей», числившихся за уголовным розыском, в этом году значительно сократился. За восемь месяцев нынче удалось раскрыть 1,5 тысячи преступлений прошлых лет, в том числе 522 тяжких и особо тяжких, 18 убийств, 70 разбоев, 600 краж. 

Благодаря сотрудникам отдела организации розыска перед Фемидой в самом ближайшем будущем предстанут числившиеся в бегах герои нашумевших уголовных дел, уже рассмотренных судами. У преступлений, которые они совершили, нет срока давности. На скамье подсудимых вот-вот окажется член группировки «Пожарники» Захаров, который семь лет скрывался с помощью верной подруги, меняя квартиры и города. Из шалаша на лесной деляне недавно переехал в камеру СИЗО один из исполнителей убийства по найму в садоводстве «Политехник» по Байкальскому тракту Гапонов. Выполняя заказ студента, пожелавшего завладеть семейным бизнесом, он порешил его мать и сестру, случайно остался жив в этом побоище лишь раненый отец нанимателя.  

Завершая этот материал, хотелось бы ради праздника назвать лучших сотрудников уголовного розыска – ветеранов и молодёжь, – которыми служба гордится по праву. Но только мой собеседник сделать это не позволил. «У нас здесь все асы, – категорично заявил полковник полиции Геннадий Корниенко. – Других мы теперь не держим». 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector